media.lawtek.ru
ВЫШЛИ В СВЕТ
КОНТАКТЫ

115054 Москва, ул. Зацепа, 23

Тел.:  +7 (495) 215-54-43,
Тел.:  +7 (499) 235-47-88,
Тел.:  +7 (499) 787-70-22,
Тел.:  +7 (499) 787-76-85.
Факс: +7 (499) 235-23-61.

e-mail: info@lawtek.ru

Внимание!!!

Временно единый телефон ПравоТЭК +7 (495) 215-54-43

"Не вижу никакой политики в том, что сейчас происходит вокруг переговоров по газу с Украиной"

Известия

Аналитическая программа "Вести недели" и ее ведущий Сергей Брилев и газета "Известия", которую представляла шеф-редактор Елена Овчаренко, "по-братски" поделили эксклюзивное интервью с Сергеем Лавровым, главой внешнеполитического ведомства России.

- Давайте начнем с приятного. Что вы считаете успехами российской дипломатии в уходящем году? И какие приоритетные задачи МИД продолжит решать в году наступающем?

- Говорить об успехах не совсем, наверное, скромно с моей стороны. Но все же сказать надо: успехи были. И основывались они прежде всего на укреплении России как страны, как государства, на устойчивом экономическом росте, который мы фиксируем который год подряд.
Среди достижений упомяну, например, конвенцию о пресечении актов ядерного терроризма. Это была наша инициатива. Первая, кстати сказать, российская инициатива, которая обрела форму международного договора. Она была единогласно одобрена в ООН. Президенты Путин и Буш первыми подписали ее. Утверждены важные резолюции Совета Безопасности, инициатором которых также была Россия - либо самостоятельно, либо совместно с другими странами. Например, резолюция, которая объявляет преступлением подстрекательство к терроризму. Это очень важный шаг, он позволяет требовать от всех государств, чтобы они более жестко относились к тем людям, которые преподносят себя как борцов за свободу, а на самом деле призывают к террористической деятельности. Говоря о региональных делах, обязательно надо упомянуть нашу работу в рамках СНГ - прежде всего саммит Содружества в Казани.

- В этой связи сразу - сохранится ли СНГ?

- Сохранение СНГ предопределено уже самим решением о его реформировании. Это решение подписали все участники казанского саммита. Параллельно с сохранением СНГ развиваются интеграционные процессы в более узких форматах. Форматы узкие, но не закрытые. Они открыты для присоединения всех других стран. Прежде всего, это единое экономическое пространство, над которым работают - и весьма интенсивно - Россия, Белоруссия и Казахстан. Украина взяла тайм-аут, но всегда может подключиться к процессу - как и другие страны, которые экономически созреют для этого. Отмечу и дальнейшее укрепление ЕврАзЭС и ОДКБ.

- А отношения со странами Евросоюза - вы ими удовлетворены?

- Европа, безусловно, занимала много нашего внимания. Мы интенсивно сотрудничали и с различными органами ЕС, и на двустороннем уровне с ведущими европейскими странами - Германией, Францией, Италией. Эти страны стали своего рода локомотивом в продвижении нашего партнерства с Европой. Интересная - и весьма позитивная - тенденция проявилась в наших связях с восточноевропейскими странами, включая новых членов ЕС и НАТО. У нас такое ощущение, что у этих стран появился дополнительный интерес к углублению сотрудничества с Россией. Да и мы хотим активно осваивать рынки этих стран. Говоря словами классиков, "чтобы объединиться, нам нужно размежеваться". Думаю, сама жизнь к этому подталкивает.

- Как повлияла история с летчиком Трояновым на отношения между Москвой и НАТО?

- Началось все задолго до Троянова. С первых дней расширения НАТО (я имею в виду последнее расширение) мы говорили о необходимости наладить взаимодействие по вопросам безопасности воздушного движения, контроля за воздушным пространством в режиме реального времени. Именно для того, чтобы избежать непреднамеренных инцидентов. Надеюсь, что история с майором Трояновым подтолкнет наших партнеров поактивнее и поконкретнее рассматривать наши предложения.

- А как за этот год развивались наши отношения с Америкой?

- Наши отношения с Соединенными Штатами - существенный фактор международной стабильности, несмотря на расхождения по целому ряду вопросов, которые сохраняются. И такие расхождения будут всегда. За прошедший год наше партнерство углубилось - прежде всего в борьбе с терроризмом, распространением оружия массового поражения, в том, что касается энергетического диалога, взаимных инвестиций.

- С 1 января Россия председательствует в большой "восьмерке". Что это меняет в распорядке МИДа, вообще в российском государстве?

- Знаете, это уже изменило очень многое в повестке дня. Причем в расписании работы не только МИДа, но и практически всего российского правительства, потому что "восьмерка" в ее современном "издании" - это работа круглый год и работа по линии более чем десятка министерств и ведомств. Это и внешняя политика в чистом виде, и региональные конфликты, и безопасность, и терроризм, распространение оружия массового уничтожения, оргпреступность, наркотрафик. Это сотрудничество по линии министерств внутренних дел, юстиции, министерств экономики, финансов. Это очень разветвленная сеть постоянно действующих механизмов. От страны-председателя требуется по всем этим направлениям провести встречи, семинары, переговоры. Мы прикинули, что в 2006-м нам предстоит организовать 90 таких мероприятий, из них половину - по линии МИДа, остальные - по линии других ведомств. Кроме того, страна-хозяйка, она же председатель, обязана подготовить проекты итоговых документов по всем вопросам, которые обсуждались в ходе таких подготовительных промежуточных встреч. Причем на английском языке. Поскольку в этом процессе задействованы десятки министерств и ведомств, это предполагает наличие профессионалов в каждом из них, которые владеют проблематикой и языком.
В Дипломатической академии МИДа организованы курсы, причем не только языковые, но и вообще по участию в "восьмерке" (ее опыт, практика, традиции). Так что работаем по подготовке саммита достаточно давно и широко. Ну а с началом нового года предстоит убедиться, насколько эффективными были "вложения" этих вот усилий и ресурсов. Надеюсь, что все это было не зря.

- Сложнее ли вам стало вести переговоры с Западом на фоне дискуссии, которая развернулась в России по поводу принятия закона о неправительственных (некоммерческих) организациях?

- Да нет, не сложнее, потому что мы уже привыкли к тому, что у наших партнеров, причем не только западных, возникают какие-то неожиданные вопросы по поводу того, что происходит в нашей стране. Хотя абсолютно аналогичные события в других странах вообще не вызывают никакой реакции. Ведь когда этот законопроект появился в Государственной думе, российское правительство в лице Министерства юстиции сразу направило его в Совет Европы, где он прошел экспертизу. Эта экспертиза являет собой довольно объемный документ. Но есть и краткое изложение сути экспертизы, которая состоит в том, что этот законопроект в его первоначальном виде, подчеркиваю, не противоречит разработанным в Совете Европы пару лет назад руководящим принципам в отношении статуса неправительственных организаций. Тем не менее после критики, которая прозвучала и внутри Государственной думы со стороны отдельных депутатов, и от членов Общественной палаты, и из-за рубежа, президент России внес, как вы знаете, предложение о корректировке некоторых положений этого законопроекта, которые уже учтены во втором варианте. Второе чтение также показало, что внесены достаточно серьезные изменения, и юристы Министерства иностранных дел подтверждают на основе проведенного анализа аналогичного законодательства в других странах, причем в странах так называемой развитой демократии, что наш подход к организации деятельности неправительственных организаций в России ничуть не отличается от тех норм, которые применяются в том числе и на Западе. В деятельности российских неправительственных организаций не будет обязательной регистрации всех и каждой. Те, кто хочет регистрироваться и соответственно получать определенные права в этой связи, могут это сделать. Тем, кто не хочет регистрироваться, будет предложено уведомить о своем существовании. Опять-таки неуведомление не станет криминалом, они просто не будут пользоваться теми правами, которые имеют неправительственные организации и объединения. Что касается иностранных неправительственных организаций, то в отличие от первоначального варианта законопроекта от них не будут требовать зарегистрироваться в качестве российских юридических лиц. Они сохранят свой нынешний статус, что их вполне устраивает. Им не нужно будет преобразовываться в организации, основанные на членстве, как это было в первоначальном варианте. Это требование также снято. Единственное, о чем их будут просить, - действовать в соответствии с нашими законами. То есть их практическая деятельность должна реально соответствовать заявленным целям. Им будет предложено сообщать органам российской власти о планируемых расходах на каждый очередной год. И наконец, как и в случае с другими странами, включая западные, режим, установленный для НКО, предусматривает их финансовую отчетность. Опять же на предмет установления, насколько расходы и деятельность соответствуют заявленным целям.

- Теперь, если позволите, давайте поговорим об одной из самых деликатных проблем - иранской. Приехал на днях наш корреспондент из Израиля. Привез газеты - общий смысл заголовков: иранцы строят ядерную бомбу под русским "зонтиком". Было заявление израильских военных, что Иран обзаведется ядерным оружием уже к марту. Было сообщение лондонской газеты, что Израиль собирается нанести удар по Ирану - и тоже в марте. Были громкие заявления нового иранского президента - например, о том, что Израиль надо стереть с карты мира, что израильтян надо переселить на Аляску и так далее... Как себя вести в этой ситуации России, которая имеет с иранцами контракты на строительство АЭС, на поставку средств противовоздушной обороны?

- Во-первых, сразу скажу, что наши контракты с Ираном не нарушают никаких международных договоренностей. И конечно же они не нарушают российское законодательство, в том числе в области экспортного контроля. Это законодательство, кстати сказать, одно из наиболее строгих в мире. Во-вторых, в подходе к ядерной проблеме Ирана мы считаем главным критерием наличие реальных угроз, реальных рисков. Мы самым тщательным образом по всем возможным каналам отслеживаем ситуацию. У нас пока нет каких-либо подтверждений того, что Иран нарушает режим нераспространения. Но мы, повторяю, добиваемся того, чтобы все имеющиеся опасения на сей счет были развеяны. Этим занимается МАГАТЭ, инспекторы которой уже не один год ведут инспекции в Иране.
Мы считаем неоправданным и безответственным, когда в вопрос об иранской ядерной программе пытаются внести какие-либо соображения политического свойства, не имеющие отношения к главной задаче - не допустить нарушения режима нераспространения. К сожалению, в некоторых странах есть искушение разыгрывать иранскую тему в политическом, в том числе во внутриполитическом, контексте. Это весьма опасная тенденция, потому что, повторяю, проблема распространения оружия массового уничтожения слишком серьезна, чтобы можно было делать ее заложником какой-то сиюминутной внутриполитической кампании.
Что касается заявлений, которые звучат из Тегерана, - и о Холокосте, и об Израиле, то мы уже высказывали свою точку зрения. Считаем эти заявления неприемлемыми, противоречащими международному праву, включая Устав ООН. Да и в практическом плане такие заявления не создают атмосферу, необходимую для поиска компромиссов.

- А есть у России возможность, скажем так, посоветовать иранскому руководству?

- Есть возможность. И мы ею пользуемся.

- Сирия - тоже непростой партнер. Как и с Ираном, у России с ней подписано немало контрактов. Мы будем продолжать бороться за то, чтобы против этой страны не ввели санкции?

- К Сирии относится все то же самое, что я сказал про Иран. Мы развиваем наши отношения с Дамаском на основе международного права, не нарушаем ни каких бы то ни было обязательств, ни собственных законов. И более того: в полной мере принимаем во внимание стратегический баланс сил в этом регионе. Любые наши поставки вооружений Сирии учитывают это обстоятельство. Мы считаем, что сирийские власти должны сотрудничать с комиссией ООН, расследующей убийство бывшего премьер-министра Ливана Рафика Харири. И Сирия сотрудничает, это отмечено в докладе самой комиссии. При этом комиссия хочет, чтобы сотрудничество было более полным. Мы согласны с таким выводом. Мы поддержали соответствующие резолюции СБ ООН, посылаем соответствующие сигналы в Дамаск, рассчитываем, что их там услышат.

- Теперь вопрос совсем из другой сферы - практической. Российские граждане любят ездить отдыхать за рубеж. Вывозят туда большие деньги. Но практика показывает: с каждым годом для получения виз в большинство стран нам требуется все больше бумаг. Может быть, наши дипломаты недостаточно активно отстаивают права российских туристов на отдых? Почему, к примеру, необходимо иметь разрешение на вывоз ребенка, если он едет с одним из родителей?

- Этот вопрос во многих странах регулируется особо. Учитываются опасения, что семья может быть разделена без обоюдного согласия. Но не берусь комментировать эту тему без конкретных примеров подобных случаев в той или иной стране. А если говорить о нашей деятельности в целом, то с Италией, Францией и Германией, например, мы заключили соглашения об облегченном режиме взаимных поездок. Есть реальные сдвиги в облегчении визового режима со многими странами - это факт. Например, россияне могут сейчас без виз посещать Малайзию, где только что прошел первый саммит Россия-АСЕАН. В ходе саммита было подписано соглашение об отмене виз и с Таиландом.

- А какие еще страны на подходе, с кем еще мы можем договориться о безвизовых поездках?

- Целая группа государств - и в Азии, и в Латинской Америке, и на севере Африки. Будет введен единый режим для стран ЕС, который подразумевает серьезные облегчения, но пока еще не безвизовое передвижение. Отмена виз - наша цель, и это было зафиксировано на московском саммите Россия-ЕС.

- Мы недавно опрашивали туроператоров, и выяснилось: самые придирчивые и строгие в своих претензиях к российским туристам - власти Латвии.

- Я туда не ездил, поэтому верю вам на слово.

- При этом ведь парадоксальная ситуация складывается. Если взять ближайших соседей России, то вот, скажем, латвийская и грузинская экономики как никакие другие зависят от российских капиталов. Когда беседуешь с нашими бизнесменами, они открыто говорят: да, Грузия фактически находится под контролем российского капитала. Но на фоне такого экономического проникновения наихудшие политические отношения у нас именно с Латвией и Грузией. Почему?

- Думаю, это во многом связано с необходимостью преодоления неких эмоциональных воспоминаний о прошлом. Частично. Частично - со стремлением самоутверждаться, если хотите. И мы с пониманием к этому относимся. Эти страны утверждаются в качестве независимых государств, ищут пути укрепления своей государственности. Им требуется решать и экономические, и социальные вопросы. И мы хотим в этом помогать. Поэтому экономические отношения мы не ставим в зависимость от решения многих политических, правозащитных и других проблем, которые существуют в наших отношениях.
Но подчас отношения с Россией называют чуть ли не главной причиной отсутствия реальных результатов в развитии собственных структур, экономики, в решении социальных задач. Конечно же мы видим такие попытки. И считаем, что они не ведут к реализации интересов самих этих государств. Один только пример вам приведу. Подписываем мы договоренность с министром иностранных дел Грузии, теперь уже бывшим. Договоренность о том, что мы будем выводить российские военные базы, передадим грузинской стороне конкретные объекты группы российских войск в Закавказье. Мы договариваемся, что все уже согласовано в политическом плане, а в правовом плане будет положено на бумагу. Вопрос чисто технический. И после подписания договоренностей мы делаем то, что обязались делать в течение 2005 года. А что делает грузинская сторона? При подписании договоренностей она обязалась помогать процессу вывода войск. В том числе - выдавать визы российским военнослужащим. Тем, кто в порядке ротации прибывает на базы. Или тем, кто должен готовить технику к выводу. Так вот: грузинская сторона эти визы вдруг отказывается выдавать. И при этом требует заключения того самого чисто технического соглашения. Я считаю, что это просто провокация. Сейчас, после моей встречи с новым министром иностранных дел Грузии, визы военным стали выдавать...

- Детский сад какой-то... Извините за недипломатическое выражение.

- При этом, однако, сохраняются другие проблемы. Каждый день происходят какие-то инциденты, задерживают наших военнослужащих, миротворцев. Под тем предлогом, что у них просрочена виза. Хотя именно грузинская сторона делала все, чтобы визы не выдавать. Это действительно странно и несерьезно. Я бы сказал - несолидно для государства.

- Сегодня одна из самых "горячих" тем - спор с Киевом вокруг цен на газ. По версии украинцев, экономические проблемы не решаются из-за политических препятствий. По версии россиян, никакой политики нет, есть только экономика...

- Я не вижу никакой политики в том, что сейчас происходит вокруг переговоров по газу. Я уже не раз публично заявлял, что был свидетелем того, как президент Ющенко на встрече с президентом Путиным сам предложил отказаться от "старой социалистической модели" и перейти на рыночные принципы торговли - в том числе энергоносителями. Я знаю твердо, что с марта этого года "Газпром" предлагал украинским коллегам начать переговоры на эту тему. И не по вине "Газпрома" жареный петух клюнул только сейчас.

- Так холода настали!

- К холодам, да. И о политике здесь речь не идет. Это чистая экономика, цифры. Цена газа, которую платит западноевропейский потребитель, цена газа, которую платит потребитель на Украине. А цена эта, между прочим, ниже той, что платит российский потребитель.

в начало

ПРАВОВЫЕ НОВОСТИ
СУДЫ И СПОРЫ
ОТРАСЛЕВЫЕ НОВОСТИ
ОТСТАВКИ И НАЗНАЧЕНИЯ
МОНИТОРИНГ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА