media.lawtek.ru
ВЫШЛИ В СВЕТ
КОНТАКТЫ

115054 Москва, ул. Зацепа, 23

Тел.:  +7 (495) 215-54-43,
Тел.:  +7 (499) 235-47-88,
Тел.:  +7 (499) 787-70-22,
Тел.:  +7 (499) 787-76-85.
Факс: +7 (499) 235-23-61.

e-mail: info@lawtek.ru

Внимание!!!

Временно единый телефон ПравоТЭК +7 (495) 215-54-43

03.07.2017

Еврокомиссия выступает за либерализацию российского экспорта газа: одним из условий "Северного потока — 2" будет доступ к трубе третьих лиц.

"Ведомости"

Проект мандата, подготовленный Европейской комиссией для министров энергетики стран ЕС, включает требования частично распространить положения Третьего энергопакета на подводную часть "Северного потока — 2", сообщили "Ведомостям" человек, знакомый с содержанием документа, и представитель одного из профильных европейских министерств.

Частичное применение норм энергетического законодательства ЕС к подводной части трубопровода подразумевает приемлемый доступ к нему третьих сторон, в этом качестве могут выступить другие российские компании, говорит человек, знакомый с документом. У министров энергетики ЕС проект получил одобрение. "Первое обсуждение показало, что наш подход пользуется большой поддержкой", — написал в Twitter вице-президент Еврокомиссии по энергетическому союзу Марош Шефчович.

Как исполнять требование о доступе третьих лиц к "Северному потоку — 2", в документе не сказано. "Это может быть прямой доступ к трубопроводу независимых поставщиков. Или их возможность продавать газ европейским потребителям на территории России. Кто обеспечит транспортировку, значения не имеет", — объяснил представитель минэнерго одной из стран ЕС. Он знает, что у документа есть противники: "за" были Португалия и Восточная Европа, в том числе Польша и Венгрия. У Германии и Франции были возражения". Обсуждение документа продолжится в сентябре. "Мы всегда стараемся найти консенсус, — говорит сотрудник профильного европейского ведомства. — Но если страны ЕС к единому мнению не придут, будет голосование. Мандат может быть утвержден и таким способом".

"Поводом распространить Третий энергопакет на подводную часть "Северного потока — 2" могут стать последние километры трубы с немецкой стороны. По документам этот участок считается подводным, но таковым не является. По мнению части стран, из-под норм законодательства ЕС он не может быть выведен", — рассказал один из собеседников "Ведомостей". В середине июня об отсутствии оснований для подобных переговоров заявлял зампред правления "Газпрома" Александр Медведев. "Есть юридическое заключение, что нормы Третьего энергопакета не могут применяться к морской части "Северного потока — 2", как они не могли применяться к "Северному потоку". Сейчас непонятно, из каких соображений говорят: "Давайте мы получим мандат на переговоры". В сухопутной части мы все нормы Еврокомиссии приняли", — заверил он (цитаты по "Интерфаксу").

Утверждение мандата в текущей редакции вполне реально, считает директор энергетического центра бизнес-школы "Сколково" Татьяна Митрова, но не видит в этом препятствий для газопровода. "Еврокомиссия создаст регуляторные условия для третьих сторон получить доступ к подводной части газопровода, но из этого отнюдь не следует, что такие же условия для них создаст Россия, — говорит Митрова. — Я бы рассматривала мандат как декларацию европейцев — чего они ждут от России. Все прекрасно понимают: никакой мандат не позволит Еврокомиссии провести либерализацию российского экспорта сетевого газа против воли российской стороны".

Позиция "Газпрома" неизменна, сообщил на ежегодном собрании акционеров предправления Алексей Миллер: "Никакого особого режима для проекта "Северный поток — 2", конечно же, не нужно". Проект выполняется строго по графику, компания абсолютно уверена, что он будет построен в срок, подчеркнул он.

Минэнерго настаивает на коммерческом характере переговоров по проекту и просит время на изучение мандата, сообщал "Интерфаксу" министр энергетики России Александр Новак: "Наша позиция пока заключается в том, что строительство "Северного потока — 2" осуществляется коммерческими европейскими компаниями и российским "Газпромом". И все взаимоотношения строятся на коммерческой основе".

"Конкуренция за доступ к трубе и конечному потребителю может привести к некоторому снижению цены. Поэтому для Европы распространение норм Третьего энергопакета на подводную часть трубопровода может стать плюсом", — говорит директор отдела корпораций Fitch Ratings Дмитрий Маринченко. С оптимизмом такое решение воспримут и независимые производители газа, для них это возможность нарастить прибыль, считает он: "С учетом всех издержек экспорт 1000 куб. м приносит сегодня примерно в 1,5 раза больше прибыли, чем продажа того же объема на внутреннем рынке. Но "Газпром", вероятно, будет всячески сопротивляться отмене монополии на экспорт газа". Маринченко также уверен: не все, что хорошо для европейского потребителя, обязательно хорошо для России. Падение конечной цены на газ может привести к некоторому снижению экспортной выручки и экспортной пошлины и, как следствие, к сокращению поступлений в бюджет страны. Правда, замечает он, тот эффект может быть нивелирован ростом экспорта.

Проще всего было бы обеспечить доступ к трубопроводу независимым поставщикам, но текущая редакция мандата отмены монополии "Газпрома" на экспорт газа не гарантирует, считает директор East European Gas Analysis Михаил Корчемкин: "Газпрому" достаточно начать продавать часть экспортного газа на входе в "Северный поток — 2" — и с юридической точки зрения владельцем газа станет третье лицо, нормы Третьего энергопакета будут выполнены. Есть небольшой нюанс: по действующим экспортным договорам поставщиком газа должен быть именно "Газпром". Но все это решается заключением дополнительных соглашений к контрактам, говорит Корчемкин.

Артур Топорков, Виталий Петлевой

 

 

"Газпром" насчитал Украине убытков на 1,7 миллиарда долларов, а в "Нафтогазе" свой долг отрицают.

"Независимая газета"

"Газпром" выиграл у "Нафтогаза Украины" 1,7 млрд долл. по предварительному решению Стокгольмского арбитражного суда. С таким сенсационным сообщением выступил глава "Газпрома" Алексей Миллер. Украинская сторона выводы российского холдинга не подтверждает. И победой для себя украинцы считают отмену судом принципа "бери или плати". Но эту трактовку теперь уже опровергают в Москве. Новые обоснования взаимных претензий стороны должны предъявить осенью. Если и по ним не будет согласия, то последуют новые судебные разбирательства.

"Было промежуточное решение Стокгольмского арбитража. По предварительной экономической оценке, в соответствии с предварительным решением Стокгольмского арбитража взыскания с "Нафтогаза" в пользу "Газпрома" превышают 1,7 млрд долл.", — рассказал в конце прошлой недели глава "Газпрома" Алексей Миллер. Как пояснил зампред правления "Газпрома" Александр Медведев, цифра в 1,7 млрд долл. является разницей между предварительно оцененными судом требованиями сторон.

Правда, "Газпром" недоволен аргументацией арбитражных судей, и  поэтому российский концерн собирается обжаловать промежуточное решение в апелляционном суде Швеции, рассказал Миллер.

А в "Нафтогазе" и вовсе отрицают наличие в тексте решения требований на сумму в 1,7 млрд долл. "В отдельном решении трибунала при Стокгольмском арбитраже от 31 мая не указано, что "Нафтогаз" должен выплатить "Газпрому" 1,7 млрд долл. или любую другую сумму. Оно не содержит каких-либо цифр в отношении любых долгов между сторонами. В решении изложены принципы, по которым должна рассчитываться ретроактивная компенсация за переплату "Нафтогаза", а также цена для объемов газа, полученных, но не оплаченных компании в полном объеме", — сообщали в пресс-службе украинской компании.

При этом в "Нафтогазе" уверены, что промежуточную победу над "Газпромом" одержала именно украинская сторона. Ведь в трактовке "Нафтогаза" решение Стокгольмского арбитража удовлетворило основные требования украинцев, то есть отменило контрактное условие "бери или плати" (take or pay). Кроме того, снят запрет на реэкспорт российского газа. Одновременно суд предложил пересмотреть формулу цены, начиная с 2014 года. С подобными выводами и трактовками не спешат соглашаться в "Газпроме".

Напомним, "Газпром" обратился с иском в Арбитражный институт Торговой палаты Стокгольма еще в июне 2014 года. Российская компания тогда потребовала взыскать с "Нафтогаза Украины" долги и проценты по ним на сумму свыше 4,5 млрд долл. В тот же день "Нафтогаз" подал встречный иск к "Газпрому" с требованиями изменить задним числом цену на газ, возместить всю сумму переплаты (по оценке истца — 6,2 млрд долл.) и отменить положение договора, которое запрещает реализацию поставляемого из России газа за пределами Украины. Эти дела впоследствии были объединены. Позднее "Нафтогаз" подал второй иск, потребовав обязать "Газпром" выплатить компенсацию за снижение объемов транзита в размере 3,2 млрд долл. и еще 3 млрд долл. за низкую транзитную ставку. "Газпром", в свою очередь, направил в Стокгольмский международный арбитраж уточненные требования к "Нафтогазу", добавив туда не выбранные в третьем квартале 2015 года объемы. В итоге общая сумма требований выросла уже до 37 млрд долл. Сумма же исковых претензий "Нафтогаза Украины" к "Газпрому" в Стокгольмском арбитраже достигла 26,6 млрд долл.

В конце мая Стокгольмский арбитраж вынес промежуточное решение в газовом споре между "Газпромом" и "Нафтогазом". Текст 700-страничного решения не был обнародован, что порождает различные выводы и трактовки судебного решения.

Окончательное же решение по спору с "Нафтогазом" суд Стокгольма примет до конца этого года. Об этом, в частности, говорит зампред правления "Газпрома" Александр Медведев. Стокгольмский арбитраж в рамках иска "Нафтогаза Украины" к российскому газовому монополисту "Газпрому" по контракту на закупку газа может вынести окончательное решение в конце ноября, сообщала эфире "5 канала" замминистра иностранных дел по вопросам европейской интеграции Елена Зеркаль.

По ее словам, это связано с тем, что необходимо провести "подсчеты, касающиеся выполнения решения по существу арбитража". "Они должны быть проведены сторонами. Стороны должны прийти к общему знаменателю", — рассказала она. Если же этого не происходит и стороны не приходят к "общему знаменателю" — "тогда уже арбитраж подключается к рассмотрению этого вопроса", продолжила замминистра. "Переговоры (по суммам претензий. — "НГ") пока продолжаются. Если стороны не придут к соглашению, ожидается, что суд определит суммы самостоятельно", — говорится на официальной странице компании "Нафтогаз" в Facebook.

Неясность во взаимных судебных претензиях между "Нафтогазом" и "Газпромом" продлится как минимум до ноября, пока Стокгольмский арбитраж вновь не вернется к газово-транзитным спорам и не перейдет от промежуточных предварительных вердиктов к окончательным, объясняет аналитик компании "Алор Брокер" Кирилл Яковенко.

Промежуточное решение суда не содержит в себе никаких указаний относительно финансовых обязательств, замечает юрист адвокатского бюро "А2" Екатерина Ващилко. "Таким образом, окончательно говорить о финансовых обязательствах и том, кто кому и сколько должен, если должен вообще, можно будет только по вынесении окончательного решения, которое может появиться не раньше осени (ноябрь) 2017 года", — сообщает она, напоминая, что все озвучиваемые "Газпромом" или "Нафтогазом" цифры являются результатом оценки предварительного решения арбитража и собственных расчетов.

"Однако совершенно точно можно сказать о том, что теряет "Газпром" и с какими конкретно пунктами промежуточного (а значит, и окончательного) решения он просто не может согласиться и, следовательно, будет обжаловать их в суде вышестоящей инстанции, то есть в Суде Швеции. В первую очередь речь идет об отмене правила take or pay, положенного в основание большинства договоров "Газпрома" по всем направлениям газового экспорта. Именно это требование является на протяжении последних лет основным камнем преткновения с большинством импортеров, и именно это условие чаще всего приводит "Газпром" в зале суда", — продолжает юрист. И до суда с "Нафтогазом" российской компании успешно удавалось отстаивать свои интересы, сохраняя тем самым правило "бери или плати" в контрактах. "Проблема для "Газпрома" заключается в том, что, по сути, Стокгольмский арбитраж создает своим решением прецедент, обратившись к которому, любой или почти любой импортер, работающий с ним по контракту, содержащему этот пункт, может не только потребовать отмены его в отношении собственного контракта, но и предъявить "Газпрому" исковые требования в размере сумм, уплаченных ему ранее в связи с действием этого пункта", — сообщает Ващилко, подчеркивая, что принцип "бери или плати" газовый холдинг будет защищать до последнего.

На фоне судебных разбирательств в "Газпроме" анонсируют дальнейшее сокращение транзита голубого топлива через территорию Незалежной. Как известно, газотранспортная система (ГТС) страны может транспортировать до 120 млрд куб. м газа в год. В последнее же время транзит через Украину серьезно сокращается. Так, по итогам 2016 года транзит составил около 80 млрд куб. м. А после 2019-го, когда заканчивается действие контракта об объемах и условиях транзита российского природного газа через территорию Украины, он не превысит 15 млрд куб. м газа в год. "Перестройка газотранспортных коридоров на территории России предопределяет, что к началу 2022 года возможный потенциальный объем транзита через территорию Украины в центральном коридоре будет составлять от 10 млрд до 15 млрд кубов газа", — рассказал Алексей Миллер.

Отметим, в среднем ГТС приносит украинской экономике ежегодно около 2 млрд долл. С введением газопровода "Северный поток — 2" и завершением в 2019 году действия контракта об объемах и условиях транзита российского природного газа через территорию Украины транзит российского газа может серьезно сократиться.

Ольга Соловьева

 

 

Рост интереса к проектам в сфере возобновляемой энергетики может свидетельствовать об инвестиционной оттепели в российской экономике.

"Газета РБК"

В 2017 году на конкурсный отбор проектов по строительству объектов энергетики, использующих возобновляемые источники энергии (ВИЭ), было подано 78 заявок на строительство ветропарков. Было отобрано 43 проекта общей установленной мощностью более 1651 МВт. Это почти в три раза больше, чем в прошлом году: тогда конкурсный отбор прошли всего 610 МВт. Такое оживление позволяет говорить об изменении отношения инвесторов к этой до сих пор слабо развивавшейся в России отрасли. Важную роль сыграли консолидация инвесторов, производителей оборудования и девелоперов, а также смягчение требований к использованию отечественного оборудования и внедрение механизма защиты инвестиций от валютных рисков.

Стимулы и барьеры

В 2013 году на российском оптовом рынке электроэнергии появился механизм поддержки ВИЭ-энергетики, предусматривающий гарантированный возврат инвестиций в строительство солнечных, ветровых станций и малых ГЭС посредством договоров о предоставлении мощности (ДПМ). По таким договорам все оптовые потребители платят за мощность объектов возобновляемой энергетики по повышенным в сравнении с традиционной генерацией ставкам. Для ограничения этих платежей правительство установило предельные уровни капитальных затрат на строительство ВИЭ-станций. Дополнительное сокращение денежной нагрузки на потребителей достигается за счет отбора проектов на конкурсной основе. Побеждают проекты с наименьшей стоимостью.

Сразу после принятия этого механизма поддержки ВИЭ специалистам было очевидно, что ключевыми для инвесторов станут требования к месту происхождения оборудования. И если с проектами в солнечной энергетике ситуация была в целом понятной — в то время уже несколько компаний производили панели на территории России, — то с ветроэлектростанциями (ВЭС) все было намного сложнее. Развернуть производство высокотехнологичного оборудования за столь сжатые сроки было нереально.

Другим существенным барьером был заниженный уровень предельных капитальных затрат (почти вдвое ниже уровня, установленного для солнечных электростанций — 65,8 тыс. руб. за 1 кВт для ВЭС и 116,5 тыс. руб. за 1 кВт для СЭС).
В 2015 году к данным проблемам добавились финансовый кризис и западные санкции, в результате многие компании приостановили реализацию проектов.

Однако основной проблемой для ветряной генерации все эти годы было то, что производители оборудования не видели достаточно серьезных инвесторов в ветропарки, готовых размещать заказы на поставку оборудования с гарантированной оплатой. Проекты в основном были представлены девелоперами, которые не имели собственных финансовых средств.

К 2017 году Минэнерго и участникам рынка совместными усилиями удалось снять основной набор проблем, мешающих развитию ВИЭ в России. С 2015 года в нормативно-правовую базу были внесены важные поправки. Они предусматривали снижение обязательной доли отечественного оборудования (с 55% для объектов, заявленных к вводу в эксплуатацию в 2015 году и до 25% — в 2016 году), а также увеличение предельных уровней капитальных вложений. И, что крайне важно, заработал валютный коэффициент, позволяющий инвесторам индексировать уровни затрат с учетом колебаний валютного курса.

Консорциумы

В 2016-2017 годах был достигнут определенный консенсус между производителями оборудования и девелоперами/инвесторами. Стали формироваться консорциумы, в рамках которых крупные энергокомпании и производители оборудования брали на себя определенные обязательства.

Первым в такой конфигурации на рынок вышел "Росатом" с проектной компанией "ВетроОГК", заключивший лицензионное соглашение с производителем ветротурбин Lagerwey. Таким образом, в рамках одного холдинга объединились и производитель, и потребитель оборудования. Позже похожая схема была реализована в рамках консорциума "Фортум" — "Роснано" — "Силовые Машины" и других компаний. Таким образом, в 2017 году на рынке была достигнута критическая масса проектов, с которыми стало возможным участвовать в конкурсном отборе проектов ВИЭ.

Указанные факты и относительно стабильные экономические и политические условия вызвали конкуренцию среди инвесторов за право строить объекты ветрогенерации и получать стабильную доходность на вложенный капитал. По нашим расчетам, доходность акционерного капитала в таких проектах может находиться в диапазоне 16-24% и более. Для инфраструктурных проектов это очень привлекательный уровень. В условиях задержки с решением по модернизации тепловой генерации иных эффективных инвестиционных идей, кроме как ВИЭ, в российской электроэнергетике пока нет.

Конкуренция

Надо отметить, что по проектам со сроком ввода в 2021 и 2022 годах заявки превышали разыгрываемые объемы почти вдвое. За то, чтобы получить право на строительство ветропарков, боролись "Фортум", "Энел Россия" и "ВетроОГК". Инвесторы вынужденно сокращали заявленные капзатраты, снижение составляло до 30% от предельно допустимых уровней. Такая динамика ценовых заявок в итоге приведет к совокупному сокращению оплаты по ДПМ более чем на 15% и, соответственно, уменьшению нагрузки на потребителей. В 2014 году похожая конкуренция наблюдалась в сегменте солнечной генерации.

Пока, конечно, существуют определенные риски относительно того, как будут строиться отобранные объекты. Напомню, что требования к локализации оборудования будут вновь повышены: с 2019 года доля оборудования, произведенного в России, должна составлять не менее 65%. Но пока производство оборудования для ветроэнергетики в стране отсутствует: все проекты находятся на стадии проработки или обсуждения. Однако появление на рынке крупных корпораций дает основания полагать, что обещанные ВЭС будут построены. Возможно с небольшой отсрочкой, благо текущие правила рынка это позволяют.

Можно сказать, что ажиотаж с инвестициями в проекты ВИЭ сигнализирует о наступлении оттепели в российском инвестиционном климате. Инвесторы, в том числе иностранные, возвращаются в нашу энергетику. И что особенно важно, это стратегические, а значит, долгосрочные инвестиции, ведь срок возврата инвестированного капитала по ним рассчитан на 15 лет.

Алексей Жихарев, директор по электроэнергетике VYGON Consulting

<< Июль, 2017 >>
Пн Вт С Ч П С В
1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Если Вы хотите подписаться
на рассылку новостей
перейдите по ссылке

АНАЛИЗ И КОММЕНТАРИИ
МОНИТОРИНГ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
ПРАКТИКА МИНИСТЕРСТВ И ВЕДОМСТВ