media.lawtek.ru
ВЫШЛИ В СВЕТ
КОНТАКТЫ

115054 Москва, ул. Зацепа, 23

Тел.:  +7 (495) 215-54-43,
Тел.:  +7 (499) 235-47-88,
Тел.:  +7 (499) 787-70-22,
Тел.:  +7 (499) 787-76-85.
Факс: +7 (499) 235-23-61.

e-mail: info@lawtek.ru

Внимание!!!

Временно единый телефон ПравоТЭК +7 (495) 215-54-43

04.12.2019

Он участвовал в торгах на 20,6 млрд рублей в 2014-2019 годах.

"Ведомости"

25 ноября Федеральная антимонопольная служба России (ФАС) возбудила дело о картелях в отношении компаний "Ленэлектромонтаж" и "Севзапэлектросетьмонтаж". Ведомство обнаружило признаки картельного сговора на более чем 20 торгах в 2014-2019 гг. по строительству и реконструкции электросетей на общую сумму более 20,6 млрд руб. Заказчиками были Федеральная сетевая компания (ФСК) и принадлежащий ей Центр инжиниринга и управления строительством, рассказал "Ведомостям" представитель ФАС. Признаки картеля заключаются в совместной подготовке конкурентов к торгам и согласовании ценовых предложений.

ООО "Ленэлектромонтаж" зарегистрировано в 2010 г. 100% компании, по данным "СПАРК-Интерфакса", принадлежит Михаилу Мураткину. Выручка в 2018 г. составила 9,3 млрд руб., чистая прибыль — 506 млн руб. ООО "Севзапэлектросетьмонтаж" (СЗЭСМ) зарегистрировано в 2014 г. и на 100% принадлежит Сергею Бискупу. Выручка в 2018 г. составила 78,8 млн руб., чистая прибыль — 39,8 млн руб.

В системе "СПАРК-Интерфакс" и на сайте госзакупок есть информация о 22 закупках ФСК, в которых в 2014-2019 гг. участвовали обе компании. По их результатам "Ленэлектромонтаж" получил 15 контрактов на общую сумму около 18 млрд руб., СЗЭСМ — пять на 25,9 млн руб.

В 2019 г. ФАС возбудила 22 дела о сговорах на торгах компаний с государственным регулированием на несколько десятков миллиардов рублей, рассказал "Ведомостям" начальник управления по борьбе с картелями ФАС Андрей Тенишев. Причем сговариваться могут как их участники, так и заказчики с участниками, говорит Тенишев: "В итоге не происходит снижения [закупочной цены]. Стоимость полученных товаров и услуг регулируемая организация закладывает в тарифы". В ФСК о расследовании узнали из сообщения ФАС, дополнительной информацией о расследовании в компании нет, сказал ее предоставитель.

В этом деле ФАС также обнаружила минимальное снижение цены на торгах. Антимонопольная служба запросит позицию ФСК в ходе рассмотрения дела, сказал Тенишев: "У нас нет к ним претензий и подозрений". "Снижение цен в пользу потребителей, государства и самой ФСК, поэтому мы надеемся на их активную позицию", — добавил чиновник.

Если сговор будет доказан, участвовавшим в нем компаниям грозит штраф в размере от 10 до 50% от начальной стоимости торгов, а их руководители могут получить штрафы от 20 000 до 50 000 руб. или дисквалификацию на срок до трех лет, рассказал руководитель направления "Коммерческие споры" фирмы "Рустам Курмаев и партнеры" Василий Малинин.

Если следствие докажет, что картель причинил крупный ущерб от 10 млн руб. гражданам, организациям или государству либо привел к доходам от 50 млн руб., виновные в сговоре должностные лица компаний могут быть привлечены к уголовной ответственности по ст. 178 УК РФ ("ограничение конкуренции"), говорит руководитель юридической практики КПМГ в России и СНГ Ирина Нарышева. Заключение и исполнение картельного соглашения на закупках на 20 млрд руб. может указывать на признаки уголовного преступления. Решение о возбуждении уголовного дела будет принимать МВД — туда ФАС должна направить результаты своего расследования, говорит Нарышева.

Картельные соглашения распространены в строительной отрасли, поэтому ФАС называет декартелизацию этой сферы одной из своих приоритетных задач, отмечает Малинин. По его данным, несмотря на активную позицию ФАС, число выявленных картелей на торгах не снижается. Если в 2016 г. ФАС возбудила 416 дел о картелях, из них 300 — о сговорах на торгах, в 2018 г. число дел о картелях выросло до 761, из которого 289 касались торгов. Картельный сговор сложно доказать, говорит Малинин: такое соглашение чаще всего никак не оформляется и судить о нем можно с помощью анализа изменения цен на торгах.

Представители "Ленэлектромонтажа" и СЗЭСМ не ответили на запросы "Ведомостей".

Елена Вавина

 

 

Возможным компромиссом между Москвой и Киевом в энергетической сфере могло бы стать соглашение о сохранении украинского транзита российского газа еще на один-два года при гарантированном уровне прокачки 25-30 млрд куб. м.

"Газета РБК"

В первый день 2020 года истечет действие соглашений, которые 19 января 2009-го подписали председатель правления "Газпрома" Алексей Миллер и глава НАК "Нафтогаз Украины" Олег Дубина, заключив долгосрочные контракты на поставку российского газа на Украину и на его транзит в Европу. До этого Россия и Украина согласовывали условия поставок и транзита каждый год и каждый год устраивали друг другу "войну нервов". Соглашения 2009 года также предварял громкий конфликт, получивший название "газовой войны". Долгосрочные договоренности позволили избежать новых кризисов, но теперь срок их действия заканчивается. И хотя Россия и Украина при посредничестве Еврокомиссии уже полгода ведут переговоры о заключении новых договоров, прийти к консенсусу сторонам пока не удалось. При этом в отличие от ситуации десятилетней давности сейчас в переговорной повестке доминируют исключительно вопросы транзита: прямые закупки российского газа мало беспокоят "Нафтогаз", ведь с ноября 2015 года Украина импортирует его по реверсным маршрутам из ЕС, полностью отказавшись от поставок из России. Однако Украина по-прежнему сильно зависит от транзита российского газа, который в первом полугодии 2019-го обеспечил 29% всей выручки и 38% операционной прибыли "Нафтогаза".

Два взгляда

Позиция Киева предельно проста: нужен новый долгосрочный контракт на десять лет с гарантией транзита в объеме как минимум 60 млрд куб. м газа в год и оплатой по системе "вход — выход", тарифы для которой будут определяться Национальной комиссией по регулированию энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ), а не подписавшими контракт сторонами. "Газпром" такие предложения совсем не привлекают. Ожидая в 2020 году запуска двух крупных газопроводов в обход Украины — "Северного потока-2" и "Турецкого потока", российский концерн хотел бы заключить с "Нафтогазом" транзитный контракт всего на год, установив обязательства по прокачке на уровне 10-15 млрд куб. м (против 86,8 млрд в 2018 году). Существенным является и требование "Газпрома" о взаимном отказе от всех претензий, даже по уже выигранным в судах делам. Это предложение особенно тяжело для украинской компании, рассматривающей свою победу в Стокгольмском арбитраже над "Газпромом" как один из главных успехов за последнее десятилетие. Присужденные этим арбитражем выплаты $2,56 млрд (как считает НАК, сейчас с учетом пени долг "Газпрома" превышает $2,81 млрд) — существенная сумма, которая более чем в пять раз превышает чистую прибыль "Нафтогаза" в 2018 году. "Нафтогаз" предлагает лишь обсуждение мировой по искам, рассмотрение которых еще продолжается, например по требованию возместить потери от прекращения транзита после 2019-го. В случае заключения нового транзитного контракта украинская компания готова снизить размер требований с $12 млрд до $2 млрд. Но вряд ли такое предложение устроит "Газпром".

Проблема анбандлинга

Еще одной преградой на пути к новому транзитному контракту может стать незавершенное разделение "Нафтогаза", ведь по украинскому законодательству компания не сможет заключать договоры о транспортировке газа после 2019 года, это должен делать новый независимый оператор газотранспортной системы. В 2011-м Украина стала членом Энергетического сообщества Европы, взяв на себя обязательства в том числе по выполнению "Третьего энергетического пакета", требующего отделения (анбандлинга) конкурентных видов деятельности (добыча, сбыт газа) от монопольных (транспортировка и распределение) в рамках одной компании. Однако модель разделения была утверждена только в сентябре 2019-го, а соответствующий закон принят Верховной радой лишь в конце октября. До конца года украинское правительство и "Нафтогаз" должны провести большую работу: передать активы ГТС (только газопроводы) в новую компанию "Оператор ГТС Украины" (ОГТСУ), пройти сертификацию у государственного регулятора (НКРЭКУ) и в ассоциации регуляторов энергетической отрасли стран ЕС (Council of European Energy Regulators, CEER).

Правительство Украины рассчитывает, что все эти требования будут выполнены до 26 декабря. После этого ОГТСУ теоретически мог бы заключить новый транзитный контракт с "Газпромом", однако по европейским правилам он в течение двух месяцев должен провести аукцион на бронирование транспортных мощностей. За это время потенциальные потребители услуг ОГТСУ (в данном случае "Газпром") могут ознакомиться с условиями аукциона и принять решение о бронировании необходимых мощностей. При отсутствии заявок компании придется проводить новый конкурс. Учитывая, что выполнить все перечисленные выше процедуры до 1 января ОГТСУ физически не сможет, проблемы с транзитом газа кажутся практически неизбежными.

Новый кризис?

Руководство НАК говорит о 13 декабря как о крайнем сроке заключения нового контракта, при этом не ясно, кто с украинской стороны сможет подписать договор: ведь НАК уже не имеет на это права, а у ОГТСУ пока нет необходимых сертификатов; не объявлены и условия транзита (будущие тарифы). Поэтому переговоры, скорее всего, продолжатся и после этой даты. Ситуация может развиваться по трем сценариям: заключение нового транзитного контракта, временное соглашение или же полная остановка транзита. Подписание нового транзитного договора стало бы лучшим выходом из ситуации, но оно потребует серьезных компромиссов и с российской, и с украинской стороны. Вероятно, новый контракт может быть заключен на один-два года, гарантированный уровень прокачки не превысит 25-30 млрд куб. м и контракт не будет касаться имеющихся взаимных претензий, ведь "Нафтогаз" не готов отказаться от победы в Стокгольме, а Россия не хочет предлагать Украине сравнимые компенсации. Альтернативой новому контракту может стать временное соглашение о транзите в зимний период 2020 года: это позволило бы спокойно пройти наиболее сложные месяцы (до запуска "Северного потока-2") и "Газпрому", и европейским потребителям.

Отсутствие договоренностей будет означать полную остановку транзита. И это будет худшим сценарием для всех, хотя и "Газпром", и "Нафтогаз", и европейские потребители активно готовятся к такому развитию событий. "Газпром" и потребители в Восточной Европе закачали в подземные хранилища (ПХГ) рекордные объемы газа (почти 30 млрд куб. м, или 97,8% от активной емкости ПХГ на начало отопительного сезона), а построенные за последние десять лет в Восточной Европе новые газопроводы позволят перераспределять газ между странами даже в отсутствие украинского транзита. Однако если пауза в транзите продлится более двух-трех недель, отдельные страны ЕС (Болгария, Румыния) могут столкнуться с дефицитом газа.

Остановка транзита станет вызовом и для украинской ГТС. В 2009 году "Нафтогазу" с немалым трудом удалось обеспечить снабжение внутреннего рынка. В августе этого года компания провела "учения" на случай прекращения транзита, ничего, правда, не сообщив об их результатах. При длительной остановке транзита под ударом окажутся потребители в Центральной Украине, в том числе в Киеве и на юге, получающие газ из транзитных газопроводов и не имеющие возможности импорта газа по реверсу. Этот факт повышает заинтересованность "Нафтогаза" в достижении договоренностей.

Хотя политики и эксперты сконцентрированы на обсуждении "проблемы 1 января", вопрос, что будет с украинским транзитом в среднесрочной перспективе, не менее важен. После ввода обходных газопроводов "Газпрому" потребуется до года на выход на проектную мощность и перезаключение договоров с европейскими потребителями: перенос точек сдачи газа, согласование схем транспортировки и т.д. Все это время продолжение транзита через Украину будет востребовано. Но и после начала полноценной работы "Северного потока-2" и "Турецкого потока" украинская ГТС была бы полезна "Газпрому" для обеспечения гибкости поставок в периоды ремонтных работ на обходных газопроводах или пикового спроса в ЕС. Другое дело, что при снижении транзита до 15-20 млрд куб. м в год стоимость прокачки газа по украинской ГТС может вырасти с нынешних $30-32 до $70-75 за 1 тыс. куб. м, а это будет не самое лучшее предложение в эпоху низких цен на газ.

Сергей Кондратьев, заместитель руководителя экономического департамента ИЭФ

 

 

Чем опасен интерес КНР к нефтегазовым проектам на Ближнем Востоке.

"Независимая газета"

Китайская компания China Petroleum Engineering & Construction Corp (CPECC) получила инженерный контракт на 121 млн долл. для модернизации объектов иракского месторождения "Западная Курна — 1". Несмотря на то что Пекин предпринимает попытки скрыть политическую подоплеку своих экономических проектов, очередное соглашение с Ираком в экспертной среде интерпретируют как элемент интенсивной геополитической игры, ведь интерес к иракским месторождениям есть как у США, так и у РФ.

О том, что малоизвестная компания CPECC получила контракт на юге Ирака, сообщило Министерство нефти ближневосточной страны. Соглашение предполагает модернизацию объектов по улавливанию выбросов попутного газа. Сроки, обозначенные в документах, ограничены 27 месяцами. Согласно заявлению китайской стороны, проект направлен прежде всего на увеличение мощностей по добыче сырой нефти на месторождении, запасы которого оцениваются примерно в 9 млрд барр. Контракту предшествовало сентябрьское соглашение с китайской компанией Hilong Oil Service & Engineering Company, которая будет участвовать в бурении на иракском месторождении "Меджнун".

Китайское экономическое присутствие в Ираке не новость, однако бывший трейдер и эксперт Саймон Уоткинс в анализе ситуации вокруг "Западной Курны — 1" обращает внимание на два тревожных аспекта нынешней сделки с CPECC. Первый заключается в том, что CPECC является дочерней компанией Китайской национальной нефтегазовой корпорации (CNPC), "политического представителя Китая в нефтегазовом секторе". Второй сводится к тому, что проект по улавливанию попутного нефтяного газа даст китайскому цбизнесу право еще и заниматься разработкой нефтяных запасов на "Западной Курне — 1".

"Китай опасается, что Ирак или (соседний. — "НГ") Иран заподозрят его в стремлении превратить их в страны-клиенты, хотя это, безусловно, то, на что он рассчитывает, — говорит источник делового портала Oil Price в иракской нефтегазовой отрасли. — В связи с этим Китай перекалибровал свой подход, сделав его еще более скрытым. Это небольшие, постепенные шаги, которые будут предприниматься до тех пор, пока национальные власти не заметят, что Китай внезапно начал заправлять всем". Одним из подвохов контракта с CPECC источник Oil Price называет то, что в нем говорится больше о создании инфраструктуры для улавливания газа, чем об объектах по его сжиганию. Это подразумевает его дальнейшую продажу или использование Китаем.

Комментируя соглашение с CPECC, Уоткинс отмечает: когда США своим заявлением о намерении оптимизировать военное присутствие в Сирии сигнализировали о слабом интересе к событиям на Ближнем Востоке, это дало зеленый свет амбициям РФ и КНР. "Для России Ближний Восток представляет собой стержневой военный элемент, при помощи которого она может оказывать влияние на Запад и Восток и который она готова использовать в целях получения контроля над огромными нефтегазовыми потоками, идущими в обоих направлениях, — считает эксперт. — Для Китая Ближний Восток, в особенности Иран и Ирак, является незаменимой лестницей к Европе в рамках проекта "Один пояс — один путь", определяющего эпоху".

Возникает вопрос, находятся ли КНР и РФ в состоянии конкуренции за влияние в Ираке. Российский бизнес задействован главным образом в проекте "Западная Курна — 2". Но интерес к месторождению "Западная Курна — 1" в прошлом действительно был. После того как американская ExxonMobil, которая является оператором "Западной Курны — 1", предлагала ЛУКОЙЛу приобрести ее долю, компания из РФ некоторое время обдумывала эту идею. Тем не менее в 2012 году представители российского гиганта пришли к выводу, что присутствие на этом месторождении влечет за собой слишком большие риски с учетом того, что ЛУКОЙЛ участвовал в проекте "Западная Курна — 2", где у него не было дополнительного партнера.

В разговоре с "НГ" руководитель Школы востоковедения Высшей школы экономики Алексей Маслов признает, что конкуренция между Москвой и Пекином за иракский рынок все-таки наблюдается.

"Пока Россия хорошо пользуется старыми связями, но, думаю, Китай может серьезно ее потеснить: он готов вкладывать больше денег, чем она, — полагает аналитик. — Правда, имеется один технологический момент. В Ираке есть глубоко расположенные нефтяные формации. Они требуют особого опыта, и у России он есть. У КНР в силу понятных причин — нет. К примеру, "Западная Курна — 2" состоит из нескольких участков, и вот участок, называемый "Ямама", — это как раз глубоко залегающая нефть, на которую Россия может рассчитывать. КНР — даже если выиграет все тендеры — сможет работать только при помощи субподрядчиков".

Аналитик обращает внимание на то, что КНР крайне важно закрепиться на Ближнем Востоке. "Пока эти попытки (по расширению влияния в регионе. — "НГ") были не совсем удачными, потому что у Китая мало опыта в подобной работе и недостаточно квалифицированных специалистов", — заявил Маслов. Однако эксперт напоминает: "По Китаю нанесен очень серьезный удар со стороны США, и Пекин просто не может позволить себе ответить симметрично — такими же методами. В связи с этим КНР уходит в долгую стратегическую игру, которая заключается в вытеснении США из сфер, где они работали хорошо. Были времена, когда США хорошо работали в Ираке. В связи с этим, на мой взгляд, речь идет о долгосрочном проекте".

Игорь Субботин

От кабмина ждут нового закона об оценке воздействия новых промышленных объектов на природу.

"Известия"

В ближайшее время в России может исчезнуть процедура оценки экологического воздействия новых промышленных объектов на окружающую среду. Администрация президента подготовила отрицательное заключение на законопроект правительства "О внесении изменений в федеральный закон "Об охране окружающей среды" и иные законодательные акты РФ" (документ есть в распоряжении "Известий"). При этом в результате работы "регуляторной гильотины" может быть упразднено и прежнее положение об экологической оценке такого воздействия, утвержденное почти два десятилетия назад. Ситуацией серьезно обеспокоены в СПЧ и Общественной палате, где заявляют о необходимости разработки нового документа и сохранения у россиян права на получение экологической информации.

Поручение не реализуется

Разработкой законопроекта правительство занималось по поручению президента РФ, в котором говорилось необходимости о введении механизмов государственной экологической экспертизы инвестиционных проектов. В его рамках должно было предусматриваться и определение мест планируемой хозяйственной деятельности. Главная цель инициативы — обязать бизнес с привлечением квалифицированных специалистов оценивать расположение строящегося объекта в части экобезопасности.

Однако в АП посчитали, что поручение Владимира Путина в разработанном документе "фактически не реализуется". В частности, в нем ничего не говорится об инвестиционных проектах и государственной экологической экспертизе материалов обоснования деятельности. В заключении, подписанном помощником президента, начальником государственного-правового управления Ларисой Брычёвой и адресованном замруководителя аппарата кабмина Алексея Уварова, говорится, что АП не может поддержать документ в таком виде.

"Вместо внесения в законодательство РФ изменений, указанных в поручении, законопроектом предусматриваются в уточненном виде положения об оценке воздействия на окружающую среду, а также решаются вопросы, напрямую не относящиеся к предмету его регулирования", — говорится в заключении.

В то же время в АП отмечают, что законопроект преимущественно регулирует вопросы оценки воздействия на окружающую среду, а также уточняет общий порядок проведения государственной экологической экспертизы. Целесообразность этого не оспаривается, однако, как считают в правовом управлении, данный процесс "необходимо осуществлять с учетом требований нового законодательства РФ, международного опыта и сложившейся практики решения соответствующих проблем".

"В первую очередь должно учитываться, что оценка воздействия на окружающую среду и экологическая экспертиза рассматриваются как самостоятельные правовые институты, имеющие разные цели и решающие разные задачи", — подчеркивается в заключении.

В АП считают целесообразным, чтобы оценка воздействия на окружающую среду, как и экологическая экспертиза, регулировались отдельным законом. В пример приводится опыт Межпарламентской ассамблеи государств -участников СНГ, которая еще в октябре 2010 года приняла модельный законодательный акт "Об оценке воздействия на окружающую среду".

"В законопроекте содержится множество других положений, противоречащих федеральным законам и составленных с нарушением требований законодательства РФ", — делается вывод в заключении, в котором отмечается, что предложенный документ также не был поддержан Российским союзом промышленников и предпринимателей.

Единственный механизм

Поручение президента было дано еще в 2017 году по итогам заседания Госсовета, прошедшего в декабре 2016-го. В нем Дмитрию Медведеву поручалось внести изменения в законодательство, предусматривающие проведение государственной экологической экспертизы материалов обоснования инвестиционных проектов — в том числе в части, касающейся определения мест размещения объектов планируемой хозяйственной деятельности.

Как пояснила "Известиям" глава комиссии по экологии и охране окружающей среды Общественной палаты Альбина Дударева, законопроект правительства должен был заменить Положение об оценке воздействия намечаемой хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду, утвержденное в мае 2000 года Госкомитетом РФ по охране окружающей среды. В ближайшее время оно может быть отменено правительством в результате действия "регуляторной гильотины". 4 декабря завершается независимая антикоррупционная экспертиза постановления кабмина, разработанного Минприроды. Документ упразднит действие вышеназванного положения.

Источники в бизнес-кругах заявили "Известиям", что для компаний отмена подобной нормы пойдет на пользу, так как она сэкономит время и деньги при подготовке объектной документации объектов.

Однако в среде парламентариев и правозащитников придерживаются совершенно иного мнения.

— Однозначно оценка воздействия на окружающую среду обязательно должна сохраниться. Мы должны понимать, как тот или иной объект будет влиять на экологию и здоровье людей. Поэтому мы сейчас внимательно следим, как развивается ситуация, и будем настаивать на своей позиции, — заявила "Известиям" Альбина Дударева.

По ее словам, неважно, какой законопроект в итоге будет подготовлен в качестве альтернативной нормы, главное, чтобы была сохранена его природоохранная суть.

Ситуацией серьезно обеспокоены и в Совете при президенте по правам человека. Как заявил "Известиям" председатель его постоянной комиссии по экологическим правам Сергей Цыпленков, на сегодня в России Положение — единственный документ, устанавливающий механизм такой оценки.

— Если мы убираем подобного рода инструмент, то ни у государства, ни у общества не будет возможности получить достоверную информацию об экологических последствиях. Соответственно, население не сможет воспользоваться правом на участие в принятии экологически значимых решений, — пояснил эксперт.

Это мнение разделяет и эколог Михаил Крейндлин. Он отметил, что с 2000 года никаких других документов по оценке воздействия на окружающую среду в России не появилось. По его словам, именно это положение обязывает бизнес проводить процедуру оценки по определенным правилам, а также дает гражданам право на общественные слушания, в ходе которых может быть принято решение о нецелесообразности появления объекта из-за его экологической опасности. При этом эксперт признал, что работает этот механизм не всегда, но в резонансных случаях мнение граждан, как правило, учитывается.

Наталья Башлыкова

 

 

<< Декабрь, 2019 >>
Пн Вт С Ч П С В
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Если Вы хотите подписаться
на рассылку новостей
перейдите по ссылке

АНАЛИЗ И КОММЕНТАРИИ
МОНИТОРИНГ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
ПРАКТИКА МИНИСТЕРСТВ И ВЕДОМСТВ