media.lawtek.ru
ВЫШЛИ В СВЕТ
КОНТАКТЫ

115054 Москва, ул. Зацепа, 23

Тел.:  +7 (495) 215-54-43,
Тел.:  +7 (499) 235-47-88,
Тел.:  +7 (499) 787-70-22,
Тел.:  +7 (499) 787-76-85.
Факс: +7 (499) 235-23-61.

e-mail: info@lawtek.ru

Внимание!!!

Временно единый телефон ПравоТЭК +7 (495) 215-54-43

07.06.2018

Они хотят передать Минэкономразвития регулирование тарифов.

"Ведомости"

Президент "Транснефти" Николай Токарев, совладельцы "Новатэка" Леонид Михельсон и НЛМК Владимир Лисин направили письмо премьеру Дмитрию Медведеву с предложением лишить Федеральную антимонопольную службу (ФАС) полномочий по регулированию тарифов и передать их Минэкономразвития, сообщил "Ведомостям" представитель "Транснефти" Игорь Демин.

Структурные реформы, меры экономического роста, стратегические приоритеты развития экономики, подготовка макроэкономического прогноза — все это относится к компетенции Минэкономразвития, пересказывает письмо человек, близкий к одной из компаний, подписавшей документ (содержание подтверждает федеральный чиновник). Решения по тарифам "Газпрома", "Транснефти", "Россетей" и РЖД "не могут приниматься в отрыве от стратегических решений по развитию соответствующих отраслей", обосновывают свое предложение авторы письма. Без системных решений отраслевые компании не могут "планировать свою деятельность, что приводит к снижению инвестиций в критическую инфраструктуру и ограничивает рост экономики", считают Лисин, Михельсон и Токарев.

Не надо перекладывать на ФАС общеэкономические вопросы, в числе которых тарифное регулирование, объяснил "Ведомостям" свою позицию Лисин. "Регулировать цены "по углам", без учета других факторов (конъюнктуры, выгодополучателя, налогов, интересов населения, региона или государства в конце концов) не дело антимонопольного органа. Баланс интересов — не его забота", — заявил он.

Резолюция премьера на обращение уже получена, утверждает представитель "Транснефти", не уточняя, какая именно. Премьер распорядился "проблемы решить", знают сотрудник крупного потребителя услуг естественных монополий, а также человек, близкий к одному из подписавших документ. Сроки не определены, говорит один из собеседников "Ведомостей".

Представители НЛМК, Минэкономразвития и курирующего оба ведомства первого вице-премьера Антона Силуанова от комментариев отказались. Представители "Новатэка" и Медведева не ответили на вопросы "Ведомостей". ФАС в сообщении на сайте признала за бизнесом "право высказывать свою точку зрения, в том числе по вопросу тарифного регулирования" — решение же принимать предстоит правительству.

"Проводимая ФАС политика "инфляция минус" (индексация тарифов ниже инфляции. — "Ведомости"), которая так не нравится некоторым предпринимателям, является официальной политикой президента и правительства", — указывает ФАС. Бизнес поддерживает политику "инфляция минус", а монополии — регулирование, парирует Лисин: "Но ФАС не должна вмешиваться туда, где есть рынок и конкуренция, а с этим у службы, увы, большие проблемы".

Подобные истории у компаний Лисина были. Недавно ФАС решила оштрафовать на 91,2 млн руб. входящий в UCL Holding "Контейнерный терминал Санкт-Петербург" (КТСП) за повышение тарифов в пересчете на рубли, признав его доминирующим в Большом порту Санкт-Петербург. КТСП судится с ФАС, доказывая, что работает в конкурентной среде в том числе, подтверждая свою позицию заключениями РЭУ им. Плеханова и Аналитического центра при правительстве. Тарифы международных контейнерных линий и терминалов устанавливаются в иностранной валюте — их рост в рублях в 2015 г. был вызван падением курса, в валюте же они выросли на уровень инфляции. Большинство контейнерных линий — иностранные, замечает Бурмистров.

"Транснефть" же была недовольна именно позицией ФАС по индексации тарифа на уровень инфляции (4%). Монополия добивалась его повышения на 21%, в итоге правительство утвердило рост на 3,95%.

"Новатэк" же не первый год недоволен тарифами "Газпрома" на прокачку газа, которые устанавливает ФАС. "Транспортный тариф завышен", — говорил Михельсон в 2017 г. Для "дочек" "Газпрома" он был ниже, сообщал "Коммерсантъ" со ссылкой на свои источники. С 2016 г. тариф не повышался, это долгое время позволяло "Газпрому" влиять на рынок, и у независимых производителей газа снижалась маржинальность поставок. Еще один повод для недовольства — прецедентное решение ФАС, которая в марте 2018 г. обязала "Новатэк-Пермь" (компания-трейдер) заключить договор о поставке газа "Лысьва-теплоэнерго". Эта компания является крупным должником "Газпрома", и "Новатэк" не хотел поставлять ей газ. Сейчас он планирует обжаловать решение ФАС, сообщал "Коммерсантъ".

Решение вырабатывается в рабочем порядке, конкретного повода для письма Медведеву не было, утверждает собеседник "Ведомостей", близкий к одной из сторон, подписавшей письмо. Монополии недовольны установленным правительством правилом — индексацией тарифов по формуле "инфляция минус", констатирует директор департамента стратегического анализа ФБК Игорь Николаев: компании несут убытки — прежде всего в энергетике, железнодорожном транспорте. Договоренность о том, что тарифы монополий не будут индексироваться выше инфляции, была достигнута с правительством, говорила в интервью "Ведомостям" Эльвира Набиуллина: "Если мы хотим, чтобы вся экономика работала исходя из таргета 4%, надо начинать с себя, чтобы госкомпании придерживались его".

"Идея передать Минэкономразвития полномочия по тарифному регулированию обсуждалась еще во время существования Федеральной службы по тарифам (ФТС, упразднена в 2015 г. — "Ведомости"), вспоминает еще один чиновник. Изначальная ошибка ФАС была в том, что она не удержала сотрудников ФСТ после объединения — к примеру, все подразделение по регулированию железнодорожных тарифов из бывшего ФСТ перешло в РЖД, отмечает гендиректор "Infoline-аналитики" Михаил Бурмистров. "Естественно, это сказалось на качестве регуляторной работы и тарифных решений: они ухудшились. Это четко видно по ситуации с железнодорожными тарифами и грузоотправителями", — отмечает эксперт.

Нельзя однозначно сказать, готово ли Минэкономразвития взять на себя новые обязанности и качественно исполнять их, но предпосылки для этого есть, отмечает Бурмистров. Минэкономразвития и так участвует в тарифном регулировании, говорит сотрудник компании, которая пользуется услугами естественной монополии. Рынку все равно, кто регулирует тарифы монополий, главное — как они меняются, говорит эксперт международного рейтингового агентства.

Виталий Петлевой, Екатерина Дербилова, Артур Топорков

 

 

Новая система санкций призвана сократить число проверок.

"Известия"

Штрафы для крупных промышленных загрязнителей окружающей среды с конца 2022 года могут быть начислены в автоматическом режиме. Денежные санкции наложат на основе информации, которая собирается и обрабатывается системами экомониторинга, следует из документов Минстроя. Как сообщил "Известиям" высокопоставленный федеральный чиновник, эта мера требует обсуждения. Она поможет снизить количество проверок и простимулирует предприятия соблюдать нормативы по охране окружающей среды.

В IV квартале 2022 года планируется законодательно закрепить автоматические штрафы для компаний-загрязнителей окружающей среды. Об этом сказано в проекте "дорожной карты" Минстроя по проекту "Умный город" программы "Цифровая экономика Российской Федерации". Высокопоставленный федеральный чиновник, знакомый с ходом обсуждения данной дорожной карты, пояснил "Известиям", что речь идет об упрощении процедур контроля.

— Важно, чтобы не индивидуально инспектор приходил на предприятие с проверками и составлял договор, а работала автоматическая система по аналогии с камерами, фиксирующими нарушение правил дорожного движения. Зафиксировали превышение — штраф, — пояснил собеседник "Известий".

По его словам, если штрафы будут погашены быстро, то, как и в случае с автомобилистами, могут применяться скидки. Такая автоматизация поможет сократить количество чиновников, ответственных за проверки, и уменьшить число злоупотреблений со стороны предприятий, считает он.

В мае Госдума одобрила законопроект об установке с 1 января 2019 года счетчиков вредных выбросов на крупных предприятиях. Создание таких систем контроля позволит получать информацию в онлайн-режиме, сообщала пресс-служба Минприроды. Данные направят в Росприроднадзор, который сможет оперативно реагировать на случаи превышения допустимых нормативов загрязнения. В министерстве подчеркнули, что сегодня все предприятия готовы к установке автоматических систем контроля, но в законодательстве имеются правовые пробелы, которые как раз и устраняются новым документом. В частности, в законе "Об охране окружающей среды" отсутствуют нормы, которые позволили бы обеспечить достоверность измеряемых показателей и информации, передаваемой в надзорные органы.

По словам члена комитета Торгово-промышленной палаты РФ по природопользованию и экологии Владислава Жукова, такие меры позволят контролировать экологическую обстановку вокруг предприятий, а введение автоматизированных штрафов к 2022 году простимулирует предпринимателей сделать свое производство экологически безвредным.

— Это будет прямая угроза банкротства, потому что штрафы для предпринимателей, которые не готовы модернизировать свое производство, будут в сто раз больше, чем нанесенный ущерб, — отметил Владислав Жуков.

Заместитель председателя комитета РСПП по промышленной политике Владимир Рудашевский считает, что нужно развивать не столько систему сбора штрафов, сколько стимулировать предприятия вкладывать в модернизацию очистных систем.

— Есть одна тонкость: штраф за экологию поступает в местный бюджет, поэтому муниципалитету выгодно, чтобы предприятия нарушали эти требования, — считает он.

По его словам, сегодня предприятия имеют право направлять средства на модернизацию очистных сооружений из своей прибыли, но в этом случае для компаний целесообразно предусмотреть налоговые вычеты. Кроме того, при начислении штрафов неизбежны ошибкив, оспаривать которые придется, скорее всего, через суд.

— Ошибки всегда бывают. Кто будет опротестовывать? Конечно, сами заводы и фабрики, бизнес-структуры. Но, прежде чем судиться, всё равно нужно заплатить, а судиться можно очень долго, — резюмировал он.

Предпринимателю легче за свой счет поставить автоматическую систему контроля за выбросами, чем ждать плановую проверку Росприроднадзора, уверен бизнес-омбудсмен по экологии и природопользованию, председатель комитета по экологии "Деловой России" Ильдар Неверов. По его словам, автоматические штрафы снизят уровень предвзятости проверок и их частоту.

Согласно действующему законодательству, за сокрытие или умышленное искажение информации о состоянии окружающей среды юридическому лицу начислят штраф от 20 тыс. до 80 тыс. рублей. Несвоевременное приведение водных объектов и их водоохранных зон в пригодное состояние повлечет за собой штраф от 200 тыс. до 300 тыс. рублей или приостановление деятельности на срок до 90 суток.

Светлана Волохина, Мария Недюк, Арсений Погосян

 

 

Политика ведомства вынуждает Россию отказаться от собственных перерабатывающих мощностей.

"Независимая газета"

Так и запишите: в дни, когда по стране катился неконтролируемый рост цен на бензин и дизтопливо, Минфин, главный ответственный за налогово-бюджетную политику, всеми правдами и неправдами спихивал свою вину на непричастных нефтяников. Аргументы? Пожалуйста.

Минфин когда-то решил, что львиную долю цены на топливо (до 70%) должны составлять налоги и сборы. Которые только растут. Но не потому, что мировая конъюнктура все время улучшается, она скорее напоминает качели, а потому, что Минфину постоянно не хватает денег. С 2014 года налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) вырос в 1,5 раза, а акцизы на бензин и дизельное топливо — почти в 2.

Такой вот честный ответ на грустную загадку, почему мировые цены на нефть могут стоять как вкопанные и даже снижаться, а бензин в России всегда дорожает.

Инфляция растет, говорите? Вы правы, но это головная боль Центробанка, а Минфин занимается чем? Правильно: пополнением казны, придумывая все новые "гениальные" уловки, как, например, налоговый маневр, или, если на пальцах, поэтапный отказ от экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты с одновременным повышением НДПИ.

Еще несколько месяцев назад Минфин распирало от гордости за такую фискальную "инновацию". Смысл маневра виделся безоблачным: постепенно убираем пошлины и приближаем внутренние цены на нефть к мировым. То, что подорожает бензин, дизтопливо, нефтехимия, а с ними увеличится инфляция, так это вопрос не на "зарплату" Минфина. Его задача — бюджет.

Минфин в реализации своих планов настойчив и последователен. За последние четыре года таможенные пошлины на тот же бензин снизились в 10 раз — с 360 до 36 евро за тонну. В результате за первые месяцы 2018 года экспорт бензина и дизтоплива увеличился на 48%, и логично возник дефицит. Хотя в первом квартале этого года по сравнению с тем же периодом прошлого года прирост производства бензина составил 412 тыс. т, тогда как прирост потребления — лишь 197 тыс.

Рынок, чего вы хотите. А в руководстве Минфина и вокруг него — сплошь завзятые либералы, которым фиолетово, что происходит в стране.

Кстати, о рынке. Медиа то и дело сетуют, что за последние 30 (40, 50) лет в России не построено ни одного нового нефтеперерабатывающего завода (НПЗ). Больше скажу: в ближайшее время и не построят. Реализация налогового маневра уже привела к тому, что бизнес в нефтепереработке стал невыгодным, при этом всем игрокам на рынке очевидна колоссальная прибыльность экспорта нефти и нефтепродуктов. Обнуление экспортных пошлин, задуманное Минфином, приведет к тому, что нефтяникам останется только отказаться от переработки сырья в России, плюнуть на средства, вложенные в модернизацию НПЗ, закрыть их или хотя бы законсервировать до лучших времен (а между тем на российских заводах работает более 100 тыс. человек) — в надежде, что когда-нибудь в финансовое ведомство придут другие люди, которые иначе воспринимают проблему налогового стимулирования и не будут рассказывать о том, что нефтепереработчики должны довольствоваться нулевой, а то и отрицательной рентабельностью.

Методично реализуя стратегию по удушению нефтеперерабатывающей отрасли налогами, Минфин браво рапортует о колоссальном увеличении нефтегазовых доходов — только за 1-й квартал 2018 года было получено более 400 млрд руб. сверх того, что запланировано в бюджете, за первое полугодие сумма дополнительных доходов, похоже, перевалит за триллион. Эти сверхприбыли, заработанные благодаря росту цен на нефть, Минфин подает как свои успехи, не забывая поддушивать курицу, несущую золотые яйца.

Финансовое ведомство всегда отличалось замшелой топорностью при спихивании ответственности за свои промахи. И вот теперь, оказывается, в стремительном росте цен на топливо виноваты нефтяники, снижающие объемы поставок на внутренний рынок. Нашли крайнего! Конечно, низкие таможенные пошлины стимулируют частные нефтяные компании, у которых нет обязательств по обеспечению топливом внутреннего рынка, гнать нефтепродукты за границу.

Да и структура нефтепереработки у российских компаний разная: у ЛУКОЙЛа в России только три НПЗ, у "Сургутнефтегаза" — один, а у государственной "Роснефти" — целых 13. Но ведь продажа сырья и нефтепродуктов за границу — это логичное следствие "сладких" условий, созданных фискальной политикой Минфина.

На посошок, чтоб вы не расслаблялись. Правительство фактически поддержало Минфин, заявив, что не намерено отказываться от завершения налогового маневра в 2019-2024 годах. Минфин подсчитал, что в первый же год завершения маневра дополнительные доходы бюджета составят 80 млрд руб. и будут расти ежегодно на 75-79 млрд, а в год окончания составят целых 470 млрд руб. Итоговая цена вопроса — 1,6 трлн руб.

Опять будут прикрываться майским указом?

Все это, конечно, хорошо. Но нефтяники подсчитали, что предусмотренная налоговым маневром полная отмена к 2024 году экспортных пошлин, главного инструмента защиты внутреннего рынка, будет означать неизбежное выравнивание внутренних и мировых цен и их реальное повышение внутри России минимум в 1,5 раза в сегодняшних ценах. То есть до 65-70 руб. Готовы?

Впрочем, Минфин у нас на то и "суперведомство", чтобы на ходу менять правила игры. Как? Вообще-то налоговый маневр предполагал, что с повышением НДПИ акцизы будут снижаться, дабы цены на топливо не росли. Однако в реальности акцизы не только не снизились, но, наоборот — выросли. Сегодня акциз составляет 11 тыс. руб. за тонну бензина и 7 тыс. руб. за тонну дизтоплива. Если бы Минфин отвечал за свои слова, акциз был бы 4-4,5 тыс. руб. за бензин и 2,5 тыс. руб. за дизтопливо.

Неизвестно, кто у нас больший враг: коварный Запад со своими санкциями или лицемерный Минфин с шизофреническим налоговым маневром, который вынуждает Россию отказаться от собственных перерабатывающих мощностей и закупать топливо за границей.

И еще — невозможно избавиться от ощущения, что ведомство участвует в аппаратной игре, смысл которой — по максимуму раскрутить тему топливного кризиса и сделать из нефтяников козлов отпущения.

Никита Кричевский — доктор экономических наук, профессор

<< Июнь, 2018 >>
Пн Вт С Ч П С В
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Если Вы хотите подписаться
на рассылку новостей
перейдите по ссылке

АНАЛИЗ И КОММЕНТАРИИ
МОНИТОРИНГ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
ПРАКТИКА МИНИСТЕРСТВ И ВЕДОМСТВ