media.lawtek.ru
ВЫШЛИ В СВЕТ
КОНТАКТЫ

115054 Москва, ул. Зацепа, 23

Тел.:  +7 (495) 215-54-43,
Тел.:  +7 (499) 235-47-88,
Тел.:  +7 (499) 787-70-22,
Тел.:  +7 (499) 787-76-85.
Факс: +7 (499) 235-23-61.

e-mail: info@lawtek.ru

Внимание!!!

Временно единый телефон ПравоТЭК +7 (495) 215-54-43

08.06.2016

Россия ежегодно закапывает в землю тонны черного золота.

"Независимая газета"

Аварии, разливы при добыче, износ оборудования и инфраструктуры, несанкционированные врезки в трубопроводы — все это приводит к тому, что Россия ежегодно теряет, даже по довольно скромным оценкам, миллиарды долларов, которые могли бы попасть в бюджет. Кроме того, наносится ущерб природе и здоровью граждан. Сенсационные данные сообщили "НГ" в пресс-службе Минприроды: "К сожалению, нет ни одного субъекта РФ, на территории которого не фиксировались случаи загрязнения объектов окружающей среды нефтепродуктами". А по оценкам экологов, в стране ежегодно разливается около 30 млн барр. нефти.

Суммарная площадь загрязнений почв нефтью и нефтепродуктами по состоянию только на конец ноября 2015 года составила 1025 га, сообщили "НГ" в пресс-службе Минприроды. Основные причины загрязнения почв нефтепродуктами — износ оборудования, аварии на транспорте и несанкционированные врезки. При этом только в 2014 году было зафиксировано свыше 10 тыс. прорывов на промысловых нефтепроводах, сообщают в пресс-службе. Как говорят в ведомстве, сейчас в стране нет ни одного региона, на территории которого не фиксировались бы случаи загрязнения объектов окружающей среды нефтепродуктами. Это обусловлено тем, что нефтепродукты остаются одним из наиболее востребованных видов топлива и сырья для химической промышленности.

Общая же протяженность всех нефтепроводов в России превышает 60 тыс. км. "Например, только по Самарской области проходит 2,5 тыс. км магистральных и подводящих нефтепроводов и 2,4 тыс. км газопроводов, где ежегодно отмечается до 4 тыс. прорывов нефтепроводов и загрязнение нефтью до 190 га земель", — сообщают в Минприроды.

Несмотря на постоянные прорывы и аварии, корректной статистики по потерям нефти при добыче и транспортировке в стране фактически нет. Официальные данные по прорывам формируются на основании той информации, которую соглашаются предоставить сами нефтяные компании. Эти сведения аккумулирует Центральное диспетчерское управление топливно-энергетического комплекса (ЦДУ ТЭК). И, согласно их отчетам, объемы пролитой нефти сейчас в стране снижаются. Так, за 11 месяцев 2015-го из-за прорывов нефтепроводов было разлито почти 60 тыс. т нефти. Для сравнения: по итогам 2003 года речь шла о потерянных 180 тыс. т нефти.

Однако не все доверяют таким официальным сводкам. "Большинство разливов компании прячут, а объемы разливов, которые государство все-таки фиксирует, компании занижают", — рассказал "НГ" руководитель энергетического отдела "Гринпис России" Владимир Чупров. Эколог привел несколько примеров. Одна из крупных российских компаний сообщила ЦДУ ТЭК только об одном порыве на нефтепроводе, но если учесть ее объемы добычи, достигающие ежегодно десятков миллионов тонн нефти, довольно сомнительно, что эта компания столкнулась только с одной аварией. Тем более некоторые другие нефтедобывающие компании страны даже в добровольном порядке предоставляют сведения о тысячах прорывов за год.

Как объясняют в природоохранной организации, по правилам любая нефтедобывающая компания обязана компенсировать экологический вред, нанесенный в результате разлива. Но у экологов остаются к действующей схеме вопросы. "По закону из каждых 100 руб., взыскиваемых за разлив, компании могут оплатить до 90 руб. и выше "бартером", то есть им засчитывают стоимость их работ по уборке нефти.

И неважно, сколько нефти осталось после уборки. Таким образом, если компания разливает 100 т нефти, ущерб оценивается в 100 млн руб., после чего компания убирает, например, 30 т нефти и оценивает стоимость своих работ в 90 млн руб. По существующим законам в этом случае она должна заплатить в бюджеты разных уровней всего 10 млн руб.", — объясняет Чупров.

По его мнению, более справедливым был бы иной подход: требовать от нефтяников денежную компенсацию ровно в том объеме, который они не смогли убрать. "Разлили 100 т, ущерб оценивается в 100 млн руб. Убрали 30 т? Заплатите за оставшуюся в природе нефть — 70 млн руб.", — полагает эколог.

Что примечательно, в официальные цифры от нефтяных компаний не верят и российские власти. Как сообщал РИА Новости глава Минприроды Сергей Донской, ежегодно на прорывах в России теряется до 1,5 млн т нефти, это около 11 млн барр. Что почти в 30 раз больше данных, предоставляемых самими компаниями.

"Сопоставление количества аварийных разливов, о фактах которых недропользователи информируют надзорные органы, с количеством установленных в ходе комплексной проверки одного недропользователя свидетельствует об отсутствии у надзорных органов и органов управления достоверной информации о масштабах ежегодных потерь углеводородного сырья и загрязнения окружающей среды", — сообщал Донской еще в феврале 2014 года. "На самом деле мы не можем точно сказать, каковы масштабы и динамика разливов, потому что не имеем о них первичной информации", — подтверждает Владимир Чупров.

Альтернативные данные о возможных объемах пролитой нефти в РФ дают сами экологи. Так, по оценке "Гринпис России", в стране ежегодно разливается около 30 млн барр., или 4,5 млн т черного золота. "И это в разы больше, чем вылилось во время бедствия на Deepwater Horizon в Мексиканском заливе", — следует из доклада организации, обнародованного летом 2015-го.
Основная причина прорывов на российских нефтепроводах сегодня это серьезная их изношенность, которая, по оценкам экологов, достигает 60%. "Причина 97% всех аварий на нефтепроводах в России — коррозия труб, которая происходит из-за изношенности оборудования и неправильной эксплуатации. Многим трубопроводам более 30 лет, тогда как безаварийный период их использования составляет 10-20 лет", — поясняют в "Гринпис России".

Опрошенные "НГ" эксперты склонны согласиться с такими оценками. "Росприроднадзор еще в 2009 году предупреждал, что действующая сегодня в России система трубопроводного транспорта начала создаваться в послевоенные годы и более ее половины к 2010 году превысит срок эксплуатации", — напоминает первый вице-президент Российского союза инженеров Иван Андриевский. — Состояние трубопроводов в России в целом неудовлетворительное. Модернизация инфраструктуры происходит, но в два-три раза медленнее, чем должна бы".

Из-за разливов при добыче и изношенной инфраструктуры страна ежегодно теряет внушительные суммы. "Потери от недопоступления финансовых взысканий за всю пролитую нефть оцениваются не менее чем в 200-300 млрд руб. ежегодно", — говорит Чупров. Если же пересчитать названные ранее экологами потери — 30 млн барр. ежегодно — по текущей цене нефти Brent, то получается, что страна каждый год недосчитывается 1,5 млрд долл.

Помимо бюджетного ущерба разлитая нефть наносит экологический урон. "Потеря качества воды, лесов, ухудшение здоровья, качества жизни людей, которые вынуждены контактировать с пролитой нефтью", — перечисляет негативные последствия Чупров.

При этом потери из-за изношенности инфраструктуры могут оказаться куда серьезнее оценок экологов. Как говорит член экспертного совета Союза нефтегазопромышленников России Эльдар Касаев, аварии на нефтяных промыслах и утечка сырья — это вполне нормальная практика не только в России, но и в других добывающих странах. "Например, разлив черного золота может произойти в момент бурения скважины при вскрытии зон с очень высоким пластовым давлением. При такой производственной ситуации объем разлитой нефти может составлять от нескольких тонн до десятков тысяч", — поясняет он.

К тому же, продолжает эксперт, подводные и сухопутные трубопроводы, по которым транспортируется сырье, также могут быть источником утечки. "В одних случаях она может быть небольшой, в иных — весьма объемной. И запланированные потери при добыче и транспортировке нефти составляют от 3 до 7% произведенного объема", — сообщает Касаев. Принимая во внимание объемы добываемой в России нефти — 530 млн т,  масштабы потерь становятся колоссальными. "Потери в 30 млн т из-за изношенных труб вполне вписываются в допустимые рамки. Бюджет, конечно, недосчитывается средств от реализации этих объемов, но это заранее учтено", — указывает Эльдар Касаев.

Ольга Соловьева

 

 

Добьется ли Киев скидки от "Газпрома".

"Газета РБК"

Почему Украина хочет возобновить поставки российского газа?

"Нафтогаз", который не закупает российский газ у "Газпрома" с ноября 2015 года, хочет возобновить его закупку с 1 июля, об этом во вторник сообщил предправления "Газпрома" Алексей Миллер. По его словам, речь идет о девяти месяцах — втором полугодии 2016 года и первом квартале 2017 года.

"Позиция "Нафтогаза" является неизменной в течение последних полутора лет: закупка газа у "Газпрома" возможна, если российская компания предложит более низкую цену, чем европейские поставщики", — говорится в сообщении украинской компании. Зимой 2015-2016 годов Украина впервые не закупала газ у России, подчеркивает пресс-служба компании: вместо российского газа "Нафтогаз" приобретал топливо у европейских поставщиков по системе реверса (поставки по транзитным трубопроводам в обратном направлении).

"Изменение настроений украинской компании понятно. Суточный объем реверса из Европы сократился в июне в 6,4 раза по сравнению с маем и в 16,8 раза по сравнению с апрелем", — заявил Миллер. Снижение реверса в самом "Нафтогазе" официально объясняют принципом экономии: компания сократила закупки у европейских трейдеров и ждет, что с сентября покупать газ будет выгоднее, чем сейчас.

Украина стала наращивать реверсные поставки из стран ЕС в 2014 году, после обострения политических отношений с Россией. Киев закупает газ по реверсу из Словакии, Польши и Венгрии, поясняя, что его цена ниже, чем у России. По данным "Нафтогаза", в 2015 году Украина импортировала из Европы 9,2 млрд куб. м, а из России — лишь 6,1 млрд куб. м.

Украина именно сейчас обратилась к "Газпрому" с предложением возобновить поставки газа в надежде договориться о более выгодной цене по сравнению с закупками у европейских поставщиков по реверсу, замечает Корчемкин. Ведь к сентябрю газовые цены отыграют падение нефтяных цен января 2016 года (в январе цены на нефть Brent достигли минимума в $27 за баррель, а 7 июня превысили $51 за баррель; цены на газ опаздывают за нефтяными с разницей до девяти месяцев). Кроме того, для осуществления транзита российского газа в Европу Украина обязана заполнить свои подземные хранилища до наступления отопительного сезона в сентябре-октябре, добавляет он.

По какой цене "Нафтогаз" готов покупать российский газ?

Во вторник пресс-служба "Нафтогаза" уточнила, что компания "готова рассмотреть предложения "Газпрома" [о поставках газа] на следующие три квартала", но при условии снижения стоимости российского газа до уровня цены газовых хабов в Европе за вычетом транспортных расходов ("хаб минус транспорт"). Для этого "Нафтогаз" предлагает подписать дополнение к договору о поставках российского газа, подписанному в 2009 году.

По словам директора East European Gas Analysis Михаила Корчемкина, цена газа на хабе Баумгартен 7 июня составляла $160 за 1 тыс. куб. м. Транспортировка по Украине и Словакии, по его расчетам, стоит $40-45 за 1 тыс. куб. м газа. То есть по формуле, предложенной Украиной, российский газ мог бы стоить для Киева $115-120 за 1 тыс. куб. м. А на границе с Германией за минусом налогов и пошлин цена могла бы составить и вовсе $80 за 1 тыс. куб. м по формуле, предложенной Украиной.

В конце мая министр энергетики и угольной промышленности Украины Игорь Насалик говорил, что стоимость топлива для Украины должна составлять $130 за 1 тыс. куб. м, если бы она формировалась исходя из экономических показателей. По оценкам Корчемкина, в третьем квартале (с учетом падения цен на нефть в начале года) цена на российский газ составит как раз около $135 за 1 тыс. куб. м.

В первом квартале 2016 года "Нафтогаз" платил $198 за 1 тыс. куб. м за приобретаемый у европейских поставщиков газ с учетом транспорта, сообщает компания на своем сайте. А цена на российский газ для Украины в тот же период по действующему контракту с учетом скидки составляла $212,3 за 1 тыс. куб. м (размер скидки — $17,77 на 1 тыс. куб. м). Срок действия этой скидки истек 1 апреля, но из-за падения цен на энергоресурсы стоимость российского газа для Украины все равно снизилась — менее чем до $180 за 1 тыс. куб. м, говорил в начале апреля министр энергетики России Александр Новак. Киев, тем не менее, продолжал требовать скидку, и сторонам не удалось договориться о возобновлении поставок на второй квартал.

Глава "Нафтогаза" Андрей Коболев в понедельник рассказал, что компания уже больше года ведет переговоры со Всемирным банком о кредите на $500 млн для закупки газа. Он надеется, что на следующий отопительный сезон этот транш поступит. В прошлом отопительном сезоне "Нафтогаз" привлек $300 млн кредита на закупку газа у ЕБРР и уже успел их вернуть. Более того, в 2016 году Украина планирует сократить импорт газа до 11-13 млрд куб. м — это на 33% меньше по сравнению с прошлым годом.

По какой цене "Газпром" готов продавать газ Украине?

По сравнению с ценой европейского реверса средняя цена поставок "Газпрома" (если бы Украина в 2015 году покупала у него газ напрямую) была бы ниже на $4,6 за каждую 1 тыс. куб. м: $262,7 против $267,3 за 1 тыс. куб. м по году, подсчитал для РБК начальник управления структурирования контрактов и ценообразования департамента анализа и оптимизации "Газпром экспорта" Сергей Комлев.

Осенью 2015 года премьер-министр России Дмитрий Медведев говорил, что Украина покупает у европейских трейдеров российский газ по "виртуальному" реверсу (газ приобретается у конечного покупателя, но физически до него не доходит) на 20-30% дороже, чем могла бы купить напрямую.

В то же время среднегодовая цена 2015 года для европейских стран по долгосрочным контрактам составила $238 за 1 тыс. куб. м, говорил в конце мая на пресс-конференции зампред правления "Газпрома" Александр Медведев.

В апреле 2016 года украинский министр энергетики и угольной промышленности Владимир Демчишин (позже на этом посту его сменил Игорь Насалик) заявил, что Россия предлагала поставлять газ Украине по $185 за 1 тыс. куб. м во втором квартале, что также превышало цены европейских трейдеров. Собеседник РБК в "Газпроме" считает эту цену справедливой, исходя из текущих цен на нефть. Поставка газа по цене европейских хабов за вычетом транспортировки ($115-120 за 1 тыс. куб. м в третьем квартале) будет означать, что "Газпрому" придется поставлять газ себе в убыток, утверждает он. Тем не менее, украинский рынок — важен для "Газпрома", поэтому концерн продолжит переговоры с "Нафтогазом", исходя из "разумной рыночной позиции", добавил он. Официальный представитель "Газпрома" от комментариев отказался.

О чем еще спорят "Газпром" и "Нафтогаз"?

Контракт "Нафтогаза" с "Газпромом", подписанный в 2009 году правительством Юлии Тимошенко, давно не устраивает Украину. Но срок его действия заканчивается только в 2019 году. "Нафтогаз" оспаривает условия этого контракта в арбитраже в Стокгольме. "Газпром" выдвинул покупателю встречный иск в том же арбитраже за невыполнение условий отбора газа по системе "бери или плати". Общая сумма требований "Газпрома" к "Нафтогазу" достигла уже $32 млрд. Требования "Нафтогаза" к "Газпрому" по пересмотру цен оцениваются в $25,7 млрд.

Теперь "Нафтогаз" предлагает "Газпрому" в дополнение к контракту газа зафиксировать отмену условия "бери или плати", а также гарантировать Киеву, что предоплата не будет зачтена для погашения долгов и не уйдет на оплату газа для ДНР и ЛНР, сообщает интернет-издание "Апостроф. Экономика" со ссылкой на собственный источник.

Еще пять лет назад Киев был одним из крупнейших покупателей газа "Газпрома": в 2011 году российский концерн продал Украине почти 45 млрд куб. м газа на сумму около $13 млрд, напоминает Корчемкин. Но с 2013 года Украина резко сократила закупки: в том году "Газпром" поставил на Украину 25,84 млрд куб. м газа, в 2014 году — 14,5 млрд куб. м, а в 2015 году — только 6,1 млрд куб. м.

Людмила Подобедова

 

 

"Ведомости"

Гендиректор Shell Бен ван Берден представил инвесторам обновленную стратегию компании до 2020 г. "Сегодня мы намечаем трансформацию Shell", — сказал он (цитата по Reuters). Компания планирует сократить инвестиции в 2016 г. до $29 млрд (первоначальный план — $33 млрд), а затем до 2020 г. будет тратить $25-30 млрд в год в зависимости от ценовой конъюнктуры. Чтобы снизить долг после покупки BG, компания также планирует продать активы на $30 млрд в течение 2016-2018 гг. (об этом объявлялось ранее), причем уже в этом году на $6-8 млрд. Shell намерена продать 10% добычных нефтегазовых активов, в результате покинет от пяти до 10 стран. Каких стран, компания не уточнила. Reuters сообщало, что Shell планирует прекратить деятельность в Габоне.

Эффект от синергии с BG к 2018 г. составит $4,5 млрд. Главные приоритеты компании остаются прежними: сокращение долга, выплата дивидендов, а также баланс между капитальными вложениями и программой обратного выкупа акций, рассказал ван Берден. В 2016 г. долговая нагрузка Shell составит 2,6 EBITDA с учетом долга BG, к 2018 г. она снизится до 1,5 EBITDA, прогнозирует Fitch. В результате оптимизации бизнеса к 2020 г. Shell планирует увеличить свободный денежный поток до $20-25 млрд, а доход на капитал (ROACE) — до 10% при цене на нефть в $60. Для сравнения: в 2013 г. при цене на нефть в $90 доходность составляла 8%, а свободный денежный поток — $12 млрд, указывает компания. По оценкам S&P, в 2016-2018 гг. Shell будет тратить на дивиденды $8 млрд в год. В 2017-2020 гг. Shell планирует направить на выкуп акций $25 млрд.

Приоритетные бизнесы для Shell — добычные глубоководные проекты и нефтехимия. К 2020 г. ее глубоководная добыча может удвоиться до 900 000 барр. н. э. В нефтехимическом бизнесе у Shell уже есть проекты на американском побережье и в Китае. В начале 2020-х гг. производство этилена компании вырастет с 6,2 млн до 8 млн т в год.

В 2013 г. Shell без BG тратила на инвестиции $40 млрд (а с учетом BG — $50 млрд), поэтому снижение до $29 млрд в 2016 г. выглядит внушительно, говорит аналитик Fitch Максим Эдельсон. Компания вынуждена идти на сокращение инвестиций в том числе потому, что должна платить высокие дивиденды акционерам, оценка Fitch — $11 млрд в год в 2016-2019 гг., в основном крупным западным пенсионным фондам, объясняет он. По оценкам Fitch, Shell сможет продать активы на $20 млрд в течение нескольких лет. Из России компания вряд ли уйдет: Shell и "Газпром" недавно подписывали документы о стратегическом сотрудничестве, заключает Эдельсон.

Алина Фадеева

<< Июнь, 2016 >>
Пн Вт С Ч П С В
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Если Вы хотите подписаться
на рассылку новостей
перейдите по ссылке

АНАЛИЗ И КОММЕНТАРИИ
МОНИТОРИНГ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
ПРАКТИКА МИНИСТЕРСТВ И ВЕДОМСТВ