conference.lawtek.ru
КОНФЕРЕНЦИИ ПРАВОТЭК
media.lawtek.ru
ВЫШЛИ В СВЕТ
КОНТАКТЫ

115054 Москва, ул. Зацепа, 23

Тел.:  +7 (495) 215-54-43,
Тел.:  +7 (499) 235-47-88,
Тел.:  +7 (499) 787-70-22,
Тел.:  +7 (499) 787-76-85.
Факс: +7 (499) 235-23-61.

e-mail: info@lawtek.ru

Внимание!!!

Временно единый телефон ПравоТЭК +7 (495) 215-54-43

09.11.2015

В Дели обсуждают варианты закупок российских углеводородов.

"Независимая газета"

Российские и индийские чиновники обсуждают возможность транзита российского газа через Казахстан, Афганистан и Пакистан в Индию. В прошлую пятницу в Минэнерго РФ прошло заседание российско-индийской рабочей группы, а следующее должно состояться в начале 2016 года, сообщает Reuters. Индийские власти не раз предлагали РФ подключиться к проектируемым транзитным азиатским газопроводам. А в прошлую субботу президент Туркменистана распорядился начать строительство газопровода Туркмения–Афганистан–Пакистан–Индия (ТАПИ).

Россия обсуждает возможность создания трубопроводной системы в Индию, о чем в Минэнерго РФ сообщили в конце прошлой недели по итогам первого заседания российско-индийской рабочей группы. Следующее заседание рабочей группы должно состояться в первом квартале 2016 года в Нью-Дели. Напомним, совместная исследовательская группа по изучению вариантов прямой наземной транспортировки российских углеводородов в Индию была создана в октябре 2013 года.

Наши чиновники давно присматриваются к индийскому рынку. "Потенциал огромный, поскольку Индия сегодня потребляет очень небольшое количество газа, и там большое количество населения, которое нуждается в современных услугах энергопотребления", — говорил ранее глава Минэнерго Александр Новак.

В компании "Газпром" также подчеркивали перспективность индийского рынка, правда, в первую очередь для поставок сжиженного природного газа (СПГ). "Мы рассматриваем индийский рынок (СПГ.  — "НГ") как перспективный, но по поставкам газа мы сейчас работу не ведем ни по одному из направлений", — говорил зампредправления "Газпрома" Александр Медведев.

В то же время в конце прошлого года президент Владимир Путин указывал, что поставки СПГ в Индию могут быть более выгодными, чем трубопроводный газ. "Предварительный анализ показывает, что цена трубопроводной транспортировки может быть значительно выше стоимости поставок СПГ", — приводил его слова "Прайм". Президент уточнял, что пока в Индию "наиболее перспективной представляется транспортировка именно СПГ".

Тем не менее вариантов поставок голубого топлива в Индию, похоже, может быть несколько. Например, в 2014 году индийские власти говорили о возможности продления газопровода "Сила Сибири" с территории Китая до Индии.

Другим возможным вариантом стало бы участие России в строительстве газопровода ТАПИ. Инициатором его строительства является Туркменистан, с которым Москва периодически ведет сложные переговоры относительно условий поставок и транзита природного газа.

Тем не менее в конце сентября появлялась информация о том, что РФ предложили присоединиться к проекту поставок газа в Индию по магистральному газопроводу ТАПИ. Об этом тогда сообщил экс-вице-президент индийской нефтегазовой компании ONGC Videsh Limited Мадху Наяр. По его словам, в проекте планируется использовать газ России, Туркменистана, Узбекистана и ряда других стран, который доставят в Индию через четыре транзитных страны по трубе мощностью в 35 млрд куб. м газа в год.

И сентябрьское заявление о возможном участии Москвы в этом проекте не было единственным. Два года назад Индия предложила построить газопровод ТАПИ от границ Казахстана. По данным индийского издания Hindu, в этом случае газопровод мог бы идти от казахского Чимкента и продолжиться в Узбекистане. Дели также представила концепцию газопровода, который в будущем мог быть расширен и до территории России. Пока же основным ресурсом для ТАПИ является туркменское месторождение "Галкыныш".

Подготовка к строительству ТАПИ идет не первый год. Базовым документом стало подписанное в 2010 году Ашхабадское межгосударственное соглашение государств-участников о начале реализации проекта ТАПИ. Согласно туркменскому варианту, проектная мощность ТАПИ может составить до 33 млрд куб. м газа в год.  Газопровод должен протянуться от туркменского месторождения "Галкыныш" через афганские города Герат и Кандагар и достигнуть окончательной своей точки — населенного пункта Фазилка, на границе Индии с Пакистаном. По плану к 2018 году по этому газопроводу будет поставляться 90 млн куб. м газа в сутки, из которых 38 млн пойдет в Индию. Правда, продвижение проекта долгое время буксовало из-за напряженной ситуации в Афганистане и сложных отношений Индии и Пакистана.

Впрочем, возможно, все эти разногласия в прошлом. В субботу президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов подписал постановление о начале в декабре этого года строительства участка газопровода ТАПИ.

Российские эксперты считают, что Россия вряд ли захочет участвовать в туркменском проекте. Скорее всего на переговорах речь идет не об участии РФ в проекте ТАПИ, а о строительстве отдельной магистрали в Индию, полагает член экспертного совета Союза нефтегазопромышленников России Эльдар Касаев. "Это может быть продление газопроводов "Сила Сибири" или "Сила Сибири-2" (ранее — "Алтай")", — утверждает он.

Впрочем, географическое положение и России, и Индии таково, что оно не располагает в обозримом будущем к строительству трубопровода, замечает аналитик Sberbank Investment Research Валерий Нестеров. "Оба таких проекта: и участие в ТАПИ, и продление "Силы Сибири" — могут быть предметом обсуждений. Однако перейти в более конкретную плоскость они смогут не так уж и скоро", — утверждает эксперт. И на это будет оказывать влияние не только сложный для постройки газопровода регион (Афганистан и Пакистан), но и гористая местность, что значительно усложнит такой проект и сделает довольно дорогим, считает Нестеров. "Индии более выгодны поставки СПГ. Но ей также выгодно сообщать, что у них есть альтернативные варианты поставок", — говорит он.    

Ольга Соловьева

 

 

"РБК daily"

Падение цен на нефть лишает нефтяников стимула запускать новые месторождения: "Роснефть", "Газпром" и НОВАТЭК просят государство отсрочить ввод новых месторождений с общей пиковой добычей 26 млн т в год.

До лучших времен

Экономика российских нефтяных компаний позволяет им зарабатывать при цене на нефть ниже $50 за баррель, но лишает средств и стимулов вкладываться в разработку новых месторождений, причем не только на шельфе, но и в Западной и Восточной Сибири. Об этом говорится в презентации к докладу министра энергетики Александра Новака "О функционировании отраслей ТЭК в текущих условиях: проблемы и предложения к их решению", который тот представил президенту Владимиру Путину 27 октября (копия есть у РБК) на заседании президентской комиссии по ТЭК.

В пресс-службе Минэнерго подлинность презента​ции министра РБК не подтвердили. Но это сделали источники в двух профильных ведомствах и одной нефтяной компании. А два участника совещания у Путина подтвердили, что презентация содержалась в раздаточных материалах к совещанию.

Министр энергетики в своей презентации предупреждает, что крупные компании откладывают разработку новых месторождений с суммарной пиковой добычей 26 млн т в год.​ Он перечисляет проблемы, из-за которых нефтяники просят переноса сроков разработки: рост затрат на добычу тонны нефти с 5894 руб. в 2014 году до 7175 руб. в 2015 году, снижение свободного денежного потока, сложности с обслуживанием долга, а также технологические и финансовые санкции ЕС и США.

В презентации Новака есть слайд, где на карте России отмечены 29 месторождений и указаны новые планируемые сроки их ввода; названий компаний там нет, поэтому РБК пришлось отыскать их самостоятельно.

Кто на сколько

Больше всего месторождений с новыми сроками разработки — девять — у "Роснефти". В частности, компания просит отложить на два года, до 2018 года, разработку Юрубчено-Тохомского месторождения в Восточной Сибири, на четыре года, до 2023 года, — Байкаловского в Красноярском крае (Ванкорский кластер). У "Газпрома" в презентации Новака упомянуты три участка, включая Западно-Тамбейское месторождение, ввод которого предложено перенести на шесть лет, до 2023 года.​ НОВАТЭК запросил перенос начала разработки на девять лет двух крупных нефтегазоконденсатных месторождений — Уренгойского и Северо-Юбилейного.

Представитель Минприроды Николай Гудков подтвердил РБК, что компании подавали в Роснедра заявки на актуализацию лицензий на указанные в презентации участки недр. По ​большей части из них, там, где это было обоснованно, сроки ввода в эксплуатацию месторождений перенесены.

"Газпром" подавал заявки на перенос срока подготовки проектной документации по Западно-Тамбейскому месторождению (на 2023 год) и срока ввода в эксплуатацию Южно-Падинского месторождения (на 2022 год), и заявки были одобрены Минприроды, сообщил РБК представитель монополии. Но, по его словам, заявку на перенос срока по Северо-Парусовому месторождению (есть в презентации Новака) "Газпром" не подавал.

В 2015 году была проведена актуализация условий пользования недрами Тымпучиканского лицензионного участка (его разработку просят отнести на 2021 год), однако действующая лицензия не налагает на компанию обязательств по вводу участка в промышленную разработку, заявил РБК представитель "Газпром нефти". По Куюмбинскому блоку нефтяная компания в настоящее время рассматривает возможность внесения изменений в проектные документы.

Представители "Роснефти", "Зарубежнефти", "Сургутнефтегаза", НОВАТЭКа, на запрос РБК не ответили; Независимая нефтяная компания (ННК) не комментирует информацию о переносе сроков своих лицензий.

Год на перенос

Чтобы скорректировать сроки и условия добычи, у нефтяных компаний и чиновников есть год. "До конца 2016 года должны быть полностью актуализированы сроки всех остальных лицензий. Вся меняющаяся информация, включая данные о приросте или падении запасов, объектах инфраструктуры месторождения, будет перенесена в технический проект его разработки, который утверждает госкомиссия по запасам. А лицензии станут неизменными", — сообщил РБК представитель Минприроды Гудков.

Изменения сроков и объемов добычи будут вноситься с оглядкой на новую экономическую ситуацию. "Мы прогнозировали, что "Роснефть" и "Газпром нефть" отложат разработку ряда своих новых проектов в Ямало-Ненецком округе и Восточной Сибири, — рассуждает Валерий Нестеров, аналитик Sberbank CIB. — Сейчас это обусловлено преимущественно низкими ценами на нефть, а также санкциями и проблемами с привлечением дешевых кредитов. Маржа этих проектов рассчитывалась в 2012 году, при текущей рыночной конъюнктуре эти показатели на них недостижимы".

Новак в своей презентации для Путина прогнозирует рост добычи нефти и конденсата в 2015 году до 533 млн т в год против 526,7 млн т в 2014 году. Но в дальнейшем стимулом к росту добычи в Минэнерго называют введение налога на финансовый результат (учитывает инвестиции в разработку) и новых налоговых льгот, особенно для проектов по добыче трудноизвлекаемой нефти и выработанных месторождений. "Уровень рентабельных запасов нефти в России переоценен: [в будущем] сложно будет заместить выпадающую добычу на зрелых месторождениях, где она будет естественным образом снижаться за счет вовлечения трудноизвлекаемых ресурсов или шельфа. На это может не хватить либо денег, либо технологий", — полагает партнер консалтинговой компании RusEnergy Михаил Крутихин.

По мнению Нестерова, Минэнерго, включив слайд с месторождениями в презентацию, преследовало политическую задачу: показать президенту, что добыча нефти под угрозой, если не изменить налоговое законодательство и не снизить активность Минфина по отбору новых средств в бюджет из отрасли. "Эффект от переноса добычи нефти на указанных месторождениях мы увидим в 2020-е годы: поступления в бюджет от нефтянки начнут падать, — полагает Нестеров. — Не так чтоб смертельно, но точно придется думать о "ненефтяном" бюджете".

Людмила Подобедова

Глава компании Игорь Сечин предлагает войти иностранным инвесторам в капитал перспективных и действующих месторождений Восточной Сибири и Дальнего Востока.

"Известия"

На прошедшей в пятницу в Токио конференции "Энергомост "Россия-Япония" президент НК "Роснефть" Игорь Сечин пригласил японские компании участвовать во всех сферах бизнеса компании на Дальнем Востоке: от добычи на суше и шельфе до переработки и судостроения. По мнению экспертов, японские компании готовы инвестировать в российскую нефтянку, но пока их сдерживают низкие цены на сырье.

В последние годы компании из Страны восходящего солнца, чтобы диверсифицировать источники поставок и получать более стабильные доходы, активнее вкладывались в проекты на территории США и других стран мира. Глава "Роснефти" поставил под сомнение эффективность таких вложений.

– Наши японские коллеги много лет проводят системную и кропотливую работу по решению проблемы энергобезопасности, в первую очередь делая упор на вхождение в капитал перспективных добычных проектов по всему миру. Но давайте взглянем на результат. Из 140 проектов по всему миру примерно половина приходится на географически близко расположенные, остальные характеризуются крайне сложными экономическими, природными и технологическими условиями, угрозой военных конфликтов и политических рисков.

Насколько мы знаем, за последние три года японским фирмам пришлось списать в убытки около 600 млрд иен (порядка $6 млрд) из-за неудачных вложений в проекты трудноизвлекаемой нефти и газа в США и Канаде, а также в нефтяные активы в Северном море, — оценил Сечин.

В России компании из Японии занимаются развитием всего двух шельфовых проектов — "Сахалин-1" и "Сахалин-2", а "потенциал развития наших торгово-экономических отношений в значительной степени остается нереализованным", отметил президент "Роснефти".

– Мы предложили японским партнерам на рассмотрение сделки с общим объемом запасов 6 млрд баррелей и ресурсной базой в размере 100 млрд баррелей, — заявил Сечин.

По его словам, это могут быть проекты на шельфе Сахалина (участки Астрахановское море-Некрасовский, Кайганско–Васюканское море, Дерюгинский с доказанными запасами по нефти в объеме 40,2 млн т и газа в размере 44 млрд м3) и действующие месторождения Восточной Сибири и Дальнего Востока (Верхнечонское, Среднеботуобинское, Тагульское, Русское и др.), добыча на которых уже идет и скоро превысит 30 млн т нефти и 16 млрд кубометров газа в год.

Отдельно президент "Роснефти" выделил газовые месторождения, в которые могут вложиться японцы, — Харампурское, Кынско-Часельское и Русско-Реченское, — а также будущий проект по сжижению газа "Печора СПГ", ранее японцы проявляли интерес и к другому СПГ-проекту "Роснефти" на Дальнем Востоке — "Дальневосточному СПГ".

По словам Игоря Сечина, все эти проекты привлекательны и тем, что не требуют дополнительных политических соглашений, ни один из проектов "Роснефти" с зарубежными партнерами не был закрыт из-за санкций, подчеркнул он.

– На проектах в России, в отличие от зарубежных, объемы добычи энергоресурсов остаются стабильными при одновременном увеличении экспорта, — подчеркнул Сечин.

Несмотря на стоимостное сокращение торговли России и Японии в текущем году, за январь-август 2015 года экспорт нефти из России в Японию увеличился на 20% по сравнению с соответствующим периодом 2014 года. В 2014 году импорт нефти в Японию из России составил 13,5 млн т, что обеспечило 8,2% общего потребления нефти в стране, составившего 168 млн т, приводит данные в своем докладе "Роснефть".

При этом 83% от всей покупаемой Японией нефти составляют поставки из стран Персидского залива — удаленного от Японии региона с высокими логистическими рисками, в то время как на более близких поставщиков из АТР приходится не более 13%, отметил Сечин. Ранее, в апреле этого года японская Japan Oil, Gas and Metals заявляла, что Япония особенно заинтересована в поставках российского СПГ с учетом нестабильной ситуации на Ближнем Востоке, откуда идет большая часть поставок.

Тем временем именно увеличение торговли нефтью и сжиженным природным газом может в большой степени повлиять на развитие проекта энергомоста Россия—Япония. Это поставки нефти, нефтепродуктов, СПГ, других энергоресурсов, встречные поставки машин и оборудования и даже обмен активами, считает президент НК.

По оценкам компании, суммарные запасы газа континентальной части Востока России составляют 8,7 трлн кубометров, их ресурсный потенциал — свыше 33 трлн кубометров.

– Это означает, что экспортный потенциал из России в АТР можно оценить в 300 и более млрд кубометров газа в год, ресурсы газа есть, и мы готовы обеспечить все потребности Японии в газе за счет наших ресурсов. По нефти до 2020 года мы видим потенциал наращивания поставок до 80 млн т в год, — считает Сечин. — Большая часть поставок придется на Китай, но мы хотели бы увеличивать поставки наших энергоносителей не только в Китай, но и в другие страны АТР — в первую очередь в Японию. Руководствуясь идеей о диверсификации основных торговых партнеров, мы активно расширяем добывающие активы и транспортную инфраструктуру в Сибири и на Дальнем Востоке России. Поставки нефти из России в АТР выросли за период 2005–2014 годов на 47,4 млн т. В 2014 го-ду в Китай было поставлено 30 млн т, в Японию — 11,7 млн т, в Южную Корею — 10,1 млн т.

В пример Сечин привел проект "Сахалин-1" (по 30% у ExxonMobil и японской Sodeco, по 20% — у "Роснефти" и индийской ONGC), работа которого стала возможной за счет открытия в 1977-1983 годах японской компанией Japan Drilling Company трех месторождений — Чайво, Аркутун-Даги и Одопту, вошедших в СРП по "Сахалину-1".

Но нынешний уровень развития технологий в РФ позволяет вести поставки не только сырья, но и уже готовых продуктов неф-тепереработки, к примеру, со строящейся на Дальнем Востоке Восточной нефтехимической компании (ВНХК). В нее компания также предложила вложиться японцам, в частности, поставками оборудования. В начале сентября "Роснефть" заключила соглашение с китайской ChemChina о будущей покупке ею до 51% в ВНХК.

Кроме того, Россия планирует постепенно запускать и предлагать инвесторам доли в своих арктических проектах. Для их планомерного развития "Роснефть" модернизирует подконтрольный ей судостроительный комплекс "Звезда", в который японские судостроители также имеют возможность "зайти", считает Сечин. Верфь будет специализироваться на строительстве более чем 150 видов судов для флота и работы на шельфовых проектах. По прогнозам Минпромторга, портфель заказов комплекса составит около 1400 судов до 2030 года. По мнению Сечина, "Звезда" также могла бы поспособствовать созданию крупного металлургического комбината для поставки своей продукции на судозавод.

– В дальнейшем они [инвесторы] смогут активно участвовать в освоении ресурсов российского шельфа, включая Арктику, на правах одного из основных технологических парт-неров, — говорит глава "Роснефти".

Кроме предоставления технологий по судостроению у японцев есть возможность фактически начать снабжать энергией арктические месторождения "Роснефти", по мнению Сечина, такая возможность есть у сторон в долгосрочной перспективе. В большей степени в электроэнергии нуждаются, скорее, сами японцы. По словам Сечина, российскими и японскими компаниями еще с 90-х годов прошлого века прорабатываются различные варианты поставок электроэнергии из России на остров Хоккайдо, при этом законодательная возможность импорта электроэнергии в Японию в России до сих пор отсутствует, сетует он.

Речь идет о модернизации старых и строительстве новых электростанций на острове Сахалин общей мощностью до 3 ГВт с возможностью последующего экспорта выработанной электроэнергии в Японию по подземному кабелю мощностью до 20 млрд кВт ч. Проект осуществляет "РусГидро", он оценивается в $6-7 млрд. Сейчас генератор как раз активно ищет в Японии технологических партнеров, в числе возможных назывались Mitsui и JBIC. По мнению Сечина, в перспективе к проекту энергомоста можно присоединить более населенный и развитый японский остров Хонсю.

Хонсю является одним из промышленных центров Японии, в котором в целом наблюдается энергодефицит, подчеркивает директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин.

– Проект энергомоста при большом желании японских компаний может быть реализован до конца 2020 года. Пока его развитию препятствует сложившаяся геополитическая ситуация. Но если Япония все же предпочтет частично отказаться от атомной энергетики, частично ее заменит проект энергомоста. Уже был проявлен интерес к проекту у японской MITSUI & CO, — добавил Пикин.

Другая часть атомной генерации будет замещена газовой. Тут у Японии есть из чего выбирать как активному импортеру СПГ, говорит эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Станислав Митрахович.

У японских компаний есть большой интерес к добычным и нефтехимическим проектам России на Дальнем Востоке и в Сибири, продолжает Митрахович. По его словам, СПГ-проектом "Дальневосточный-СПГ" (запланирован компанией на Сахалине) ранее интересовались японские компании, к примеру проект может проинвестировать Sodeco (владеет 30% в проекте "Сахалин-2", являющемся ресурсной базой для СПГ-проекта), а судостроительным заводом "Звезда" может заинтересоваться MITSUI. Ранее к дальневосточным шельфовым проектам "Роснефти" проявляла интерес японская Inpex Corporation, в 2013 году она вела переговоры о вхождении в месторождение "Магадан-3" и другие проекты на суше. По мнению Митраховича, со стабилизацией цен на нефть и активизацией китайских инвесторов японские компании могут вернуться к переговорам.

Арсений Погосян

 

 

<< Ноябрь, 2015 >>
Пн Вт С Ч П С В
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Если Вы хотите подписаться
на рассылку новостей
перейдите по ссылке

АНАЛИЗ И КОММЕНТАРИИ
МОНИТОРИНГ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
ПРАКТИКА МИНИСТЕРСТВ И ВЕДОМСТВ