media.lawtek.ru
ВЫШЛИ В СВЕТ
КОНТАКТЫ

115054 Москва, ул. Зацепа, 23

Тел.:  +7 (495) 215-54-43,
Тел.:  +7 (499) 235-47-88,
Тел.:  +7 (499) 787-70-22,
Тел.:  +7 (499) 787-76-85.
Факс: +7 (499) 235-23-61.

e-mail: info@lawtek.ru

Внимание!!!

Временно единый телефон ПравоТЭК +7 (495) 215-54-43

11.11.2014

Япония предлагает построить газопровод из России, заявил предправления "Газпрома" Алексей Миллер.

"Ведомости"

Япония предлагает построить газопровод из России, заявил предправления "Газпрома" Алексей Миллер: "Речь идет о газопроводе на Хоккайдо и, возможно, до Токио" (цитата по "Интерфаксу"). Этот вопрос во время встречи в Пекине обсуждали президент России Владимир Путин и премьер-министр Японии Синдзо Абэ, говорит источник "Ведомостей" в российской делегации. Представитель "Газпрома" отказался от комментариев.

Идею трубы в Японию "Газпром" всегда отвергал, ссылаясь в том числе на сложные сейсмические условия. Еще в июне зампред правления концерна Александр Медведев говорил, что проектом газопровода компания не занимается. Но этот вопрос продолжал изучаться на экспертном уровне, говорит источник "Ведомостей", близкий к японскому МИДу.

Газ с новых месторождений на Сахалине "Газпром" до сих пор собирался сжижать на заводе "Владивосток СПГ". Переговоры об участии в этом проекте велись с консорциумом японских компаний Japan Far East Gas Co. во главе с Itochu. Но в октябре "Газпром" сообщил, что вместо "Владивосток СПГ" компания изучает возможность поставок [сахалинского] газа по действующему газопроводу Сахалин — Хабаровск — Владивосток (СХВ) в Китай. Вчера Миллер подтвердил, что этот вариант изучается.

Но ресурсов газа "Газпрома" на Сахалине не хватит для поставок по трубам в Китай и Японию, признает источник "Ведомостей", близкий к одной из структур "Газпрома". У компании там три незадействованных месторождения с запасами 750 млрд куб. м. На пике их производительность не превысит 20 млрд куб. м. Часть этого газа планируется поставлять на действующий завод СПГ "Сахалина-2" после его расширения.

Япония нужна как альтернатива в переговорах с Китаем, говорит завотделом нефтегазового комплекса ИНЭИ РАН Татьяна Митрова. Китай предпочтительнее, считает эксперт, но его необходимо уравновешивать. При современных технологиях сейсмика для трубы в Японию уже не опасна, сказала она. Протяженность морской части от Сахалина до Хоккайдо — 50-70 км, на это нужно до $1 млрд, согласен собеседник, близкий к структуре "Газпрома". Правда, при поставках сахалинского газа в Японию не окупятся уже сделанные в СХВ инвестиции, говорит директор East European Gas Analysis Михаил Корчемкин. Поставки СПГ надежнее трубы в Японию, считает он. Проблема в том, что из-за санкций могут возникнуть проблемы с покупкой оборудования для "Владивосток СПГ", рискованно вкладывать в него деньги, отмечает источник, близкий к структуре "Газпрома".

 

 

РБК стали известны основные аргументы, которые собирается использовать "Роснефть" при обжаловании санкций в Европейском суде.

"РБК daily"

РБК стали известны основные аргументы, которые собирается использовать "Роснефть" при обжаловании санкций в Европейском суде. Компания намерена использовать опыт иранского банка Mellat, который в 2013 году сумел убедить суд в том, что санкции ЕС против него были недостаточно обоснованы.

Основания для отмены санкций, выдвинутые защитой "Роснефти", перечислены в записке генерального секретариата Совета ЕС к комитету постоянных представителей стран ЕС (COREPER) от 31 октября (документ есть у РБК).

Речь в документе идет об оспаривании решения Совета ЕС от 31 июля 2014 года, когда были ограничены поставки "чувствительных" технологий для проектов по разведке и добыче нефти в Арктике, на глубоководном шельфе и в сланцевых формациях в России.

Впоследствии эмбарго было распространено на нефтесервисные услуги, а "Роснефти" адресно было запрещено еще и привлекать финансирование у европейцев.

Из записки следует, что "Роснефть" попросила суд рассмотреть иск по так называемой ускоренной процедуре (expedited procedure), это значит, что для истца это дело чрезвычайной важности. Такие дела слушаются в приоритетном порядке, они могут быть рассмотрены менее чем за полгода. Но суд чаще отказывает компаниям в этой просьбе. За последние пять лет (2009–2013) Европейский суд получил 59 запросов о применении ускоренной процедуры в делах об отмене санкций и отказал 44 раза, следует из годового отчета суда. Решение по запросу "Рос­нефти" пока не опубликовано.

Кто отстаивает интересы "Роснефти" в суде, официально не известно, но The Wall Street Journal в середине октября сообщала, что компания наняла лондонскую юрфирму Zaiwalla, которая в прошлом году помогла иранскому банку Mellat оспорить санкции ЕС. На прошлой неделе глава юрфирмы Сарош Зайвалла косвенно подтвердил эту информацию, заявив Businessweek, что представляет некоторые российские компании, ставшие объектом санкций.

Как следует из документа, юристы российской компании будут делать ставку на недостаточную обоснованность санкций. По их мнению, Совет ЕС предоставил недостаточно оснований для того, чтобы компания вообще могла проверить их законность. Кроме того, юристы российской компании утверждают, что Совет ЕС нарушил ее "фундаментальные права", к которым относятся право на справедливое судебное разбирательство и эффективное средство правовой защиты. Эти права закреплены в Хартии Европейского союза об основных правах и Европейской конвенции по правам человека – документах, обязательных к исполнению в ЕС. Конвенция по правам человека, несмотря на свое название, защищает и права юридических лиц, прежде всего право на эффективную судебную защиту.

В разбирательстве по иску банка Mellat использовались те же аргументы. И в этом деле Европейский суд признал, что мотивировка введения санкций должна быть доведена до сведения затрагиваемой стороны одновременно с самими санкциями. Он же постановил, что санкции против человека или компании должны быть основаны на доказательствах. И эти доказательства должны быть четкими: в сентяб­ре 2014 года Европейский суд общей юрисдикции признал незаконной заморозку активов Центробанка Ирана, поскольку основания, представленные Советом ЕС, были слишком "туманными и лишенными деталей".

Наконец, Европейский суд придерживается позиции, что бремя доказывания в санкционных делах лежит на Совете ЕС. Если выясняется, что у него было недостаточно оснований, суд обязан аннулировать решение.

РБК также ознакомился с перепиской юридических представителей некой российской компании с секретариатом Совета ЕС (документ датирован 3 ноября). Из него следует, что компания хочет получить доступ к огромному количеству конфиденциальных документов для того, чтобы иметь возможность защищаться в суде.

Вместо названий компаний – истца и английской юрфирмы – даны купюры. Но, предположительно, речь в этих документах также может идти о "Роснефти". Во-первых, в одном из писем адвокаты ссылаются на то, что санкции дискриминируют именно нефтяной сектор. Во-вторых, адвокаты упоминают о дедлайне подачи заявления в суд – 10 октября, а "Роснефть" подала заявление в суд 9 октября (к нему присоединились и другие, пока неизвестные стороны). Кроме "Роснефти" в Европейский суд обратилась только "Газпром нефть", но сделала это только 24 октября. Наконец, размер купюр в тексте соотносится с английским написанием Rosneft. Представитель "Рос­нефти" от комментариев отказался.

В переписке юристы российской компании обращаются к ЕС, чтобы получить доступ к материалам по санкциям, ссылаясь на право их клиента на эффективную судебную защиту. Речь идет об огромном массиве документов, большинство из которых не подлежат публичному раскрытию. Это протоколы внутренних обсуждений ЕС начиная с апреля, когда в Евросоюзе только обсуждали секторальные санкции, голосований по санкциям (какие страны выступали "за", какие "против"), проекты санкций на различных этапах подготовки и т.д.

Среди запрошенных юристами российской компании конфиденциальных документов также есть:

• проект внутреннего руководства о том, как Евросоюзу следует коммуницировать с властями Крыма (документ, в котором подробно излагается политика непризнания Крыма частью России);

• руководство по контактам с Россией в свете украинского кризиса;

• протоколы заседаний ЕС по санкциям, на которых принимались решения о том, почему именно российский ТЭК должен принять на себя основной удар за участие России в украинском конфликте;

• многочисленные черновые версии санкционных проектов;

• и даже протоколы взаимодействия Брюсселя с Вашингтоном по вопросам санкций против России.

Совет ЕС, как следует из переписки, пришел к выводу, что запросу российской компании соответствует 139 документов, но отказал ей в доступе к 57 из них. Их разглашение может навредить самому Евросоюзу или его взаимоотношениям с Россией и другими странами, решили европейские чиновники.

В частности, некоторые файлы вскроют различие позиций стран – членов ЕС, а это может быть использовано против Брюсселя в дипломатических войнах. Публикация ряда документов может навредить отношениям Евросоюза с "третьими странами", которые секретариат ЕС не называет. По этой причине, например, засекречен документ, излагающий детали политики ЕС в отношении непризнания аннексии Крыма. Частично он доступен на сервере Совета ЕС , но вся содержательная часть изъята из публичной версии.

Еще одно основание для неразглашения гласит, что "предоставление доступа к документам позволит "третьим странам" получить представление о том, насколько далеко готов зайти Евро­союз в своей санкционной политике". После присоединения Крыма, как сообщали СМИ со ссылкой на анонимные источники, чиновники ЕС обсуждали довольно широкий спектр потенциальных мер против России, но в итоге были приняты лишь некоторые из них. Это отражало зачастую нелегкий компромисс между интересами различных стран ЕС.

ЕС находится в невыигрышном положении, потому что Европейский суд не принимает к рассмотрению конфиденциальную информацию, если она закрыта от другой стороны процесса. Более того, все доказательства, которые рассматривает суд, в большинстве случаев подлежат публичному раскрытию, пишет европейский аналитический центр Open Europe.

У Европейского суда нет механизма работы с конфиденциальными свидетельствами, учитывая открытый характер суда, говорит директор Европейского центра по международной политической экономии (ECIPE) Хосук Ли-Макияма. По этой причине некоторые санкции, например против Ирана и Бирмы, успешно опротестовывались в Люксембурге – просто потому, что доказательства Совета ЕС не могли быть обнародованы, а значит, предоставлены в суде.

"Юристы, представляющие Россию, через разбирательство в Европейском суде фактически сумели загнать ЕС в угол, так же как ЕС пытался загнать в угол Россию", – замечает Ли-Макияма. Теперь Евросоюз стоит перед дилеммой – если он раскроет секретные документы, то это может ударить по его имиджу и ослабить дипломатические позиции, а если не раскроет, то это будет использовано против него в суде.

Газета РБК

 

 

"РБК daily"

Недавно "Газпром" и "Нафтогаз Украины" сообщили, что достигли соглашения о поставках российского газа. Что означает это соглашение? Устойчивый ли это компромисс, или в будущем стоит ожидать нового витка газового противостояния?

Прежде всего нужно проанализировать, почему "Газпром" при заключении соглашения пошел на довольно серьезные уступки. Вопреки прежним требованиям стоимость поставок газа Украине в оставшиеся месяцы этого года составит $378 за 1 тыс. куб. м против ранее озвученной цены $485, по поводу которой "Газпром" длительное время оставался непреклонен. В первом квартале 2015 года цена может снизиться еще сильнее. Кроме того, "Газпром" согласился на выплату украинцами долга за прежние поставки газа, исходя из суммы $3,1 млрд, как насчитывали украинцы, опираясь на пониженную контрактную цену, а не $5,3 млрд, на которых настаивал "Газпром". Судьба спорной "дельты" в $2,2 млрд будет решаться в Стокгольмском арбитраже.

Надо сказать, что отключение газа Украине далось "Газпрому" нелегко. Только за сентябрь этого года падение российского газового экспорта в СНГ составило почти 70% к сентябрю 2013-го — с 5,6 до 1,8 млрд куб. м, и это в основном падение поставок в Украину (около 4 млрд куб. м газа). По октябрю ЦДУ ТЭК, анализиру­ющее поставки, даже пока не сообщило предварительные данные о годовой динамике экспорта — настолько, видимо, там все плохо. Украинский же импорт газа в сентябре снизился аж в 4,5 раза, до менее 1 млрд кубов, — этот газ покупался из Польши, Венгрии, Словакии. Таким образом, Украина вышла на объемы реверсных закупок более 30 млн куб. м в сутки и строит активные планы по наращиванию этих объемов, в том числе через строительство новых газопроводных перемычек с восточноевропейскими странами.

Для "Газпрома" потеря 4 млрд куб. м экспорта в месяц очень чувствительна: это примерно $1,2 млрд, если считать хотя бы даже по $300 за тысячу кубов. И это не говоря уже о том, что "Газпром" из-за политических комбинаций вокруг Украины занялся самоограничением поставок газа в европейские страны, работавшие с Украиной по реверсу, до минимальных контрактных уровней – чтобы, не дай бог, Украине не досталось ничего лишнего. В том числе и в результате этого экспорт газа сокращался на 22% год к году в сентябре и 17% в октябре. Сокращение экспорта в дальнее зарубежье обошлось "Газпрому" более чем в $1,5 млрд потерянной выручки только по сентябрю–октябрю.

Российский газовый монополист просто не мог дальше мириться с подобной потерей выручки, поэтому, несмотря на все политические аспекты, пришлось идти на какое-то соглашение. Зато Украина продемонстрировала, что выкручивается без газпромовского газа: накопленные резервы в хранилищах, реверсный импорт из Европы, переход на уголь и мазут, ограничение потребления — все это позволяло рассчитывать на то, что зиму страна пройдет. Хотя нехватка газа для нормального энергоснабжения в зимний период и планировалась, но, как заявлял в интервью глава "Нафтогаза" Андрей Коболев, ограничение энергоснабжения планировалось вводить в основном для предприятий и административных учреждений, для населения и коммунальной энергетики газа бы хватило. Дальнейшее отключение Украины от поставок российского газа, таким образом, стало бессмысленным, тем более что у Украины нашлись деньги платить.

В целом "Газпром" за последние годы катастрофически потерял украинский газовый рынок, некогда крупнейший для него. Если еще шесть-семь лет назад поставки газа в эту страну превышали 50 млрд куб. м в год, то в прошлом году они упали до рекордно низких 25,8 млрд — вследствие активной политики снижения зависимости от российского газа, проводившейся еще Януковичем и Азаровым. Украина наращивала прежде всего потребление угля: если шесть лет назад доли газа и угля в первичном энергобалансе составляли 40 и 30% соответственно, то в прошлом году уголь вышел вперед с 36%, тогда как доля газа составила всего 34%. Таковы последствия чрезмерно жесткой ценовой политики "Газпрома" в отношении Украины в предыдущие годы. Даже назначенная новыми соглашениями цена — $378 — выше цены экспорта в дальнее зарубежье в первом полугодии этого года, показанной в финансовом отчете "Газпрома" ($366). И это при том, что есть еще разница в транспортных издержках. А во втором полугодии европейская экспортная цена очевидно пошла дальше вниз из-за падения цен на нефть.

В первом полугодии "Газпром" поставил на Украину 13,9 млрд куб. м газа. Если прибавить к этому пару миллиардов, которые могут быть проданы по вновь заключенному соглашению в ноябре–октябре, получится около 16 млрд. Это потеря продаж на уровне 10 млрд куб. м по году, т.е. порядка $3,5 млрд в годовом исчислении. Не говоря уже о потерях на европейском направлении из-за целенаправленной борьбы с украинским реверсом.

Думается, что именно эти факторы заставили "Газпром" стать несколько сговорчивее и все же пойти на соглашение с Украиной на компромиссных условиях. Они же в состоянии сделать компромисс более устойчивым – сейчас Украина показала, что и без российских поставок может в принципе обходиться, и платить готова. А вот нам нужно задуматься об одной простой вещи: назначение для Украины более высоких цен на газ, чем мы поставляем в Европу (а по факту именно это сейчас и происходит) чревато дальнейшим сворачиванием закупок Украиной газа у России и практически окончательной потерей для нас этого рынка. Дело ведь не только в реверсе: если у украинских политиков хватит ума приватизировать свою газодобычу (что давно пора было сделать) и создать благоприятные условия для ее развития силами малых компаний, то даже оставшиеся российские миллиарды кубов в обозримом будущем могут и не потребоваться.

Так что до марта с заключенным соглашением, мы, возможно, доживем — на фоне падения экспортной выручки "Газпром" не заинтересован в еще одном громком транзитном кризисе, от которого пострадает Европа. Но в дальнейшем, если российские подходы к ценовой политике не изменятся, Украине может и не понадобиться подписание нового соглашения. Даже в первую неделю ноября, несмотря на подписанный протокол, украинцы к закупкам нашего газа демонстративно не приступали, давая понять, что могут без них обойтись.

Владимир Милов, директор Института энергетической политики

<< Ноябрь, 2014 >>
Пн Вт С Ч П С В
1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Если Вы хотите подписаться
на рассылку новостей
перейдите по ссылке

АНАЛИЗ И КОММЕНТАРИИ
МОНИТОРИНГ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
ПРАКТИКА МИНИСТЕРСТВ И ВЕДОМСТВ