media.lawtek.ru
ВЫШЛИ В СВЕТ
КОНТАКТЫ

115054 Москва, ул. Зацепа, 23

Тел.:  +7 (495) 215-54-43,
Тел.:  +7 (499) 235-47-88,
Тел.:  +7 (499) 787-70-22,
Тел.:  +7 (499) 787-76-85.
Факс: +7 (499) 235-23-61.

e-mail: info@lawtek.ru

Внимание!!!

Временно единый телефон ПравоТЭК +7 (495) 215-54-43

12.12.2018

"Взгляд"

Южная Корея разработала технико-экономическое обоснование проекта создания энергетического кольца между Россией, Китаем, Южной Кореей и Японией. Пока Прибалтика пытается выйти из энергокольца с Россией и Белоруссией, обрекая себя на более дорогую электроэнергию, Юго-Восточная Азия, наоборот, надеется решить свои проблемы с помощью России. Каковы шансы появления "азиатского суперкольца"?

Создание энергетического кольца между Россией, Китаем, КНДР, Южной Кореей и Японией потребует от Кореи вложений в 6,2-7,6 млрд долларов. Такую оценку привела южнокорейская государственная энергокомпания KEPCO, которая представила в парламент республики технико-экономическое обоснование проекта.

Согласно ему, предполагается протянуть три кабеля. Один от порта Владивосток через КНДР до северной окраины провинции Кёнгидо (это самая густонаселенная провинция в Южной Корее). Длина кабеля составит около 1 тыс. км. Второй кабель надо будет проложить по дну Желтого моря от китайского порта Вэйхай в южнокорейский порт Инчхон.

Третья ветка соединит Южную Корею с Японией. С помощью подводных кабелей предлагается соединить город Косон в провинции Кёнсан-Намдо с Китакюсю или Мацуэ на северном побережье Японии.

"Большое энергетическое кольцо Северо-Восточной Азии может обеспечить стабильные поставки энергии при осуществлении (Сеулом) политики отказа от использования каменного угля и атомной энергии", — говорится в докладе KEPCO. Компания предлагает импортировать электроэнергию из Китая и России для снижения внутренних цен на электричество в Южной Корее и сокращения эмиссии "парниковых газов", а остатки надеется продавать в Японию.

Идея создания так называемого азиатского суперкольца была предложена еще 20 лет назад РАО "ЕЭС России". Азия вернулась к этой идее относительно недавно — в 2011 году. И подтолкнула к этому Японию авария на АЭС "Фукусима". Китай и Южная Корея этот проект тоже поддержали. В итоге в 2016 году в Пекине был подписан меморандум между компаниями из четырех стран о совместном продвижении взаимосвязанной электрической энергосистемы, охватывающей Северо-Восточную Азию. Участниками соглашения, помимо Россетей, стали китайская China State Grid Corporation, корейская Korea Electric Power Corporation и японская Softbank Group.

Надо понимать, что вышеописанный южнокорейский проект — это лишь часть азиатского энергокольца, масштабы которого шире. Закольцовывается оно благодаря прокладке кабелей из России напрямую и в Китай, и в Японию. Участие в энергокольце также обсуждали Монголия, Киргизия и даже Казахстан.

Объем инвестиций в полное кольцо тоже выше озвученных корейцами цифр. Реализация проекта потребует 30 млрд долларов. Однако окупить инвестиции удастся довольно быстро. По оценке российских ведомств, инвесторы смогут получать выручку от 3 до 7 млрд долларов ежегодно. "Соответственно, 30-миллиардная инвестиция может окупиться в плохом варианте за 10 лет, а в хорошем варианте — вообще за четыре-пять. Для электроэнергетики это практически золотое дно", — говорит эксперт по энергетике и руководитель фонда исторических исследований "Основание" Алексей Анпилогов.

Такую предварительную оценку дало в прошлом году Минвостокразвития РФ. По российским расчетам, только на первом этапе в рамках энергокольца можно будет создать до 10 ГВт генерационных мощностей. Эта электроэнергия может быть передана Японии, Китаю, Южной Корее и другим странам. Причем стоить она будет значительно меньше, чем сейчас. И, конечно, что не менее важно, энергокольцо делит риски энергосистемы между странами, что создает высокий уровень надежности поставок электроэнергии.

Парадокс в том, что, пока Прибалтика на фоне русофобской политики пытается выйти из энергокольца БРЭЛЛ с Россией и Белоруссией, азиатские страны, наоборот, всеми силами пытаются создать такое энергетическое кольцо. Прибалтийские элиты тем самым отказываются от дешевой электроэнергии в рамках БРЭЛЛ в пользу более дорогой. В итоге и себестоимость производства товаров на литовских, латвийских и эстонских предприятиях серьезно возрастет, а жителям прибалтийских стран, скорее всего, придется смириться с более высокими тарифами на свет.

Азиатские страны, наоборот, страдают из-за того, что им приходится платить реально высокую цену за электроэнергию, что сказывается на всей экономике. И в создании энергокольца видят возможность снизить цены на электроэнергию.

Самая печальная ситуация в Японии, где оптовая цена составляет 80-100 долларов за мегаватт-час против 40-70 долларов в Европе, отмечает Сергей Кондратьев из "Института энергетики и финансов". При этом для мелких потребителей, то есть в рознице, цена может доходить и до 180-200 долларов и выше за мегаватт-час. Но там к дефициту добавляется еще проблема внутреннего регулирования, указывает Кондратьев.

Япония как островное государство сделала в свое время ставку на развитие атомной энергетики. Однако после аварии на АЭС "Фукусима" многие станции законсервировали, и они так и не вернулись в строй. Залежи угля в стране уже давно закончились, поэтому Япония почти полностью вырабатывает электроэнергию благодаря газовой генерации. Япония — крупнейший покупатель дорогого СПГ. "Это очень сильно бьет по японцам, по себестоимости и конкурентоспособности японской промышленности", — говорит Анпилогов.

Дешевая и надежная электроэнергия из России — это просто сказочная история для Японии. Именно поэтому Токио сам предложил России в 2012 году после аварии на АЭС "Фукусима" проработать два энергетических проекта — строительство газопровода из Сахалина в Японию для поставок газа с сахалинских проектов и прокладку подводного кабеля из России в Японию для экспорта избыточной электроэнергии с существующих или новых мощностей на Дальнем Востоке. Если бы не отсутствие мирного соглашения с Россией по спорным островам, то эти проекты, скорее всего, уже были бы реализованы. То есть Токио этот мирный договор нужен даже намного больше, чем России. Впрочем, японские инвестиции Дальнему Востоку тоже не помешали бы.

Что касается Южной Кореи, то она тоже сделала ставку на развитие атомной энергетики, однако, в отличие от японцев, отказываться от нее не собирается, поэтому не является энергодефицитной страной. Откуда же такой большой интерес к проекту? А создание технико-экономического обоснования проекта говорит само за себя. Корейцы тоже вынуждены вырабатывать электроэнергию на газовой генерации, покупая дорогой импортный СПГ.

Но главное — Южная Корея надеется за счет этого проекта стать настоящим энергетическим хабом в Азии и неплохо зарабатывать на транзите и перепродаже энергии. "Наибольшая экономия Сеула будет за счет транзитной точки. Сеул будет через себя прогонять электроэнергию из России и Китая, а в перспективе также из Киргизии и Казахстана. Как Украина сидит на газовой трубе, так и Сеул может сесть на эту южную ветку энергокольца", — говорит Анпилогов. Причем кабель из Южной Кореи, в отличие от прямого кабеля из России, Японии нужен даже немного больше, потому что южнокорейская ветка запитает транзитной электроэнергией более населенные японские районы.

России этот проект тоже сулит большие выгоды. Собственно, Россия уже поставляет электроэнергию в Китай. Во-первых, наша страна зарабатывает на этом неплохие деньги, во-вторых, загружает свои станции в то время, когда потребление со стороны российских потребителей снижается.

"Северная ветка проходит через Россию, а южная ветка — через Китай. Проработана пока только северная ветка энергокольца — Барнаул, Красноярск, Иркутск, Чита, Хабаровск, Владивосток, Благовещенск. Южную ветку надо еще строить, и тогда это будет на самом деле кольцо. Пока это полумесяц по российской территории в меридиональном направлении", — объясняет Анпилогов.

Откуда же Россия возьмет лишнюю электроэнергию для экспорта в Азию? Суть энергокольца в том, что оно протянуто в меридиональном направлении, то есть в разных часовых поясах. "За счет этого суточный пик, который приходится на утренние и вечерние часы, немного сдвинут. Возникает возможность переброски электроэнергии в меридиональном направлении. Это позволяет использовать дешевую ночную электроэнергию там, где условно наступает утро. Между Барнаулом и Токио разница в несколько часов, поэтому российские угольные станции или ГЭС могут поставлять дешевую электроэнергию в район Токио", — поясняет Анпилогов.

Грубо говоря, когда ночью или днем потребление электроэнергии у россиян снижается, многие мощности приходится выключать, а в энергокольце это не потребуется. "Например, турбина Саяно-Шушенской ГЭС, которая в пиковые часы питает район Иркутска, Читы и других городов, будет включаться немножко раньше для того, чтобы передать часть энергии потребителям в Токио или в Сеуле. Да, это потребует более четкой диспетчеризации, возможно, потребует строительства дополнительных линий прямого тока. Но в целом это все реализуемо даже на существующих мощностях", — заключает Анпилогов.

Если все же потребуются дополнительные мощности, то Россия может вырабатывать дополнительную электроэнергию для азиатского кольца, во-первых, на газовых турбинах за счет газа в Восточной Сибири. Во-вторых, на многих российских реках не до конца использован потенциал создания гидрогенерации электроэнергии. "Наконец, угля здесь тоже полно. Он просто до сих пор лежал недалеко от Транссиба, где плотность бурых медведей больше, чем живущих там людей. Можно организовать недорогую добычу угля и сжигать на месте для выработки электроэнергии — это тоже вариант", — считает эксперт.

На самом деле практической реализации этого проекта мешают противоречия и давние территориальные обиды между самими же игроками. И КНДР — далеко не единственный проблемный вопрос. Наоборот, у Южной Кореи сейчас наметился большой прогресс в развитии отношений с Северной.

"В этом кольце лучшие взаимоотношения у России с Китаем, Казахстаном и Киргизией. Поэтому эту часть кольца сделать гораздо проще. Не исключаю, что энергокольцо может возникнуть даже без Японии и Южной Кореи", — считает Анпилогов.
Сергей Кондратьев из фонда "Институт энергетики и финансов" считает, что рано или поздно проект азиатского суперкольца перейдет в практическую плоскость, и случится это уже в 20-х годах этого века.

"С одной стороны, Россия все больше уделяет внимание развитию Дальнего Востока и Сибири. С другой, мы заинтересованы в интеграционных процессах с Азией. Китай, Япония и Южная Корея тоже заинтересованы по примеру Европейского союза и Северо-Американской ассоциации свободной торговли, в создании своей общей экономической зоны, которая де-факто уже сформирована. Страны имеют интенсивную торговлю, упрощенный таможенный режим. И создание единой транспортной и энергетической инфраструктуры — это логичный следующий шаг", — считает Кондратьев.

На примере ЕС мы видим, что это непростой шаг, процесс договоренностей и практической реализации может растянуться на годы. "Сложный момент, который мешает договориться и сделать этот шаг, — это вмешательство сторонних игроков, в первую очередь США. Это затрудняет переговоры", — говорит Кондратьев.

Однако и Япония, и Южная Корея, и Китай, и Россия располагают необходимыми средствами, да и технически этот проект не является сложным, поэтому он может быть реализован, уверен эксперт. Первый вопрос — как это будет оформлено на межгосударственном уровне. Второй вопрос — как это будет работать. Должен быть единый понятный и выгодный рыночный механизм. Чтобы не надо было согласовывать взаимные балансы на год", — заключает Сергей Кондратьев.

Ольга Самофалова

Дифференциация тарифа ФСК увеличит финансовую нагрузку на отечественную промышленность.

"Независимая газета"

Пять лет назад, в конце 2013 года, в России был принят закон о поэтапной ликвидации "последней мили" — одного из видов перекрестного субсидирования в электроэнергетике. В последние месяцы Минэнерго и "Россети" активно занимаются продвижением инициативы, предусматривающей введение аналогичного по принципу механизма. Эксперты предупреждают, что реализация данной инициативы приведет к ухудшению положения отечественных промышленных предприятий и — по цепочке — экономических показателей России.

"Последняя миля" — механизм, при котором крупные потребители, подключенные напрямую к сетям Федеральной сетевой компании (ФСК, сети высокого напряжения), оплачивали дополнительно затраты территориальных сетевых организаций (ТСО, сети более низкого напряжения), услугами которых фактически не пользовались. Ликвидация этого механизма произошла по указанию президента в рамках борьбы с перекрестным субсидированием. Теперь же Минэнерго и "Россети" предлагают поэтапно в полтора раза увеличить тарифы на передачу ФСК для прямых потребителей, а экономия ТСО будет замещена якобы неучтенными сейчас расходами. При этом вышеуказанная инициатива не содержит конкретных обязательств по снижению тарифов для потребителей ТСО.

Как заявлял в интервью в начале октября министр Александр Новак, планируется, что новые правила заработают с 1 июля 2019 года, а дополнительная нагрузка на потребителей ФСК составит до 38 млрд руб. в течение семи лет. В настоящее время бремя перекрестки несут только потребители, подключенные к распредсетям ТСО, а у потребителей, подключенных к ФСК, такой нагрузки нет, утверждают в министерстве. Электропотребление населения растет кратно большими темпами по сравнению с промышленными предприятиями, увеличивая нагрузку на потребителей, подключенных к сетям распределительного комплекса, что стимулирует крупных промпотребителей инвестировать в подключение к ФСК, тариф которой не содержит перекрестки, сообщили в пресс-службе Минэнерго. "Тариф ФСК в три раза ниже среднего по РФ тарифа ТСО на высоком напряжении. Такой экономический перекос создает диспропорции в экономике, тем самым постоянно нагружая оставшихся на распредсетях потребителей нести нагрузку по перекрестному субсидированную", — полагают в министерстве.

Эксперты не согласны с тем, что Минэнерго сравнивает затраты двух абсолютно разных компаний, имеющих различные особенности хозяйственной деятельности, начиная от применяемого оборудования и заканчивая составом потребителей услуг и эффективностью хозяйственной деятельности, одним из индикаторов которой является двукратно меньшая доля потерь в электрических сетях. При этом Минэнерго упускает из виду, что во множестве соседних регионов (имеющих схожие климатические условия, оборудование и состав потребителей) котловые тарифы ТСО могут отличаться в разы — что может свидетельствовать о наличии проблем внутри распределительных сетей монополии.

Потребители категорически не согласны с дифференциацией тарифов ФСК. "Ни к чему, кроме увеличения выручки сетей и ухудшению в связи с этим экономики энергоемких промышленных предприятий эта мера не приведет, — утверждает директор ассоциации "Сообщество потребителей энергии" Василий Киселев. — Ни о каком справедливом распределении нагрузки по перекрестному субсидированию и снижении нагрузки на малый и средний бизнес здесь говорить не приходится. Энергоемкие промышленные предприятия помимо подключений к магистральным сетям имеют значительные объемы потребления в распредсетевом комплексе. Наш анализ показал, что по 25 наиболее индустриально развитым регионам эта доля составляет около половины общего объема потребления, в то время как по ряду регионов ставка перекрестки для малого и среднего бизнеса имеет отрицательные значения, то есть промышленность субсидирует не только население, но и предприятия и организации, подключенные на низких уровнях напряжения. Доля перекрестки, которую оплачивают энергоемкие промпредприятия, составляет около двух третей от общего объема перекрестки. В случае возврата "последней мили" через дифференциацию тарифа ФСК финансовая нагрузка по перекрестке на промпредприятия возрастет до 74%".

Последний раз данный вопрос обсуждался на прошедшем 6 декабря в Госдуме тематическом заседании экспертных секций комитета по энергетике, в рамках которого участники рассчитывали переубедить Минэнерго и "Россети" пересмотреть свои подходы.

"Дифференциация тарифов ФСК нарушает принципы проведенной реформы и государственного решения по ликвидации "последней мили", а также не учитывает суммарные показатели "Россетей" за период 2015-2017 годов, а именно: консолидированную EBITDА в размере 828 млрд руб. и дивиденды ФСК в размере 54 млрд руб. (80% из которых получают "Россети"), — заметил директор РУСАЛа по работе с естественными монополиями Максим Балашов. — Целесообразно произвести оценку влияния дифференциации тарифов на разных потребителей, с учетом доли электроэнергии в себестоимости продукции и услуг. Энергоемкие потребители пострадают, и это не даст никакого заметного эффекта для малого и среднего бизнеса, для которого цена на электроэнергию не является значимым фактором. Ежегодное снижение ВВП в размере более 60 млрд руб. и налогов более 10 млрд руб. от обременения энергоемких потребителей очевидно не будет компенсировано потребителями, в деятельности которых электроэнергия является "десятым" фактором".

"Важно отметить, что уже сейчас представители Минэнерго и "Россетей" открыто заявляют об использовании возникающей экономии региональных сетей не на снижение тарифов, а на покрытие якобы недоучтенных затрат", — отметил один из участников заседания. В итоге, по его мнению, крупные потребители будут вынуждены строить собственные блок-станции или сокращать электропотребление, что только "закрутит" дальше по спирали проблему перекрестного субсидирования".

В Минэнерго придерживаются собственных оценок. "Указанная инициатива не приводит к наращиванию перекрестного субсидирования в тарифах на услуги по передаче электроэнергии. Более того, указанная инициатива снижает размер перекрестного субсидирования в тарифах распределительного сетевого комплекса за счет включения части перекрестного субсидирования в тарифы ФСК для прямых потребителей. По оценкам Минэнерго, проведенным совместно с ассоциацией "НП "Совет рынка", указанная инициатива не приводит к переходу ценового порога для потребителей, при котором таким потребителям выгодно уходить на собственную генерацию", — сообщили в министерстве.

Однако некоторые потребители продолжают строительство собственной генерации, по-своему оценивают ценовой порог и заявляют о снижении сроков окупаемости данных инвестпроектов с пяти-семи лет до трех-пяти лет в случае реализации инициативы Минэнерго и "Россетей". По информации "НГ", такие планы, в частности, озвучил на заседании 6 декабря представитель "Транснефтьэнерго" — компании, имеющей долю около 1% в энергобалансе страны. Согласно же недавним публикациям СМИ, даже при текущей ценовой нагрузке НЛМК уже планирует строительство на липецкой площадке собственной электростанции мощностью 300 МВт.

"Заявления "Россетей" и регуляторов о возможном снижении тарифов для малого бизнеса — это фикция, — считает Василий Киселев. — По данным сетевой монополии, накопленный объем выпадающих доходов, подлежащих возмещению, составляет около 734 млрд руб. То есть весь объем дополнительных доходов за счет повышения тарифа ФСК, которые планируется поэтапно довести до 38 млрд руб. в год, уйдет на возмещение этой суммы, и никакого снижения тарифов для малого и среднего бизнеса не произойдет. "Россети", кстати, это честно признают, когда указывают возврат "последней мили" в качестве одного из источников финансирования масштабной программы цифровизации электросетевого комплекса. Но если для сетей это дополнительные и совсем не обязательные доходы, то для энергоемких предприятий дифференциация тарифов ФСК, наряду с введением оплаты так называемой модернизации ТЭС и прочими негативными инициативами энергетиков, является мощным стимулом для перехода на собственное энергоснабжение. В итоге предлагаемое решение не только не поможет решению проблемы перекрестки, но в связи с сокращением тарифной базы для ее финансирования приведет к еще большему обострению этой проблемы".

В ФСК инициативу пока комментируют сдержанно. Ее влияние на полезный отпуск компании "зависит от итогового порядка реализации решения и последующей реакции промышленности. В целом в Стратегии развития электросетевого комплекса РФ упоминаются риски перехода крупных потребителей на собственную генерацию при сохранении любых форм перекрестного субсидирования", сообщили в ФСК. Вероятность же консервации части сетевого оборудования или снижения инвестпрограммы зависит от планов конкретных потребителей, заявили в компании: "Инвестпрограмма ежегодно корректируется как вниз, так и вверх под действием самых разных факторов. Наиболее емкие проекты, как правило, связаны не с техприсоединением отдельных предприятий, а с укреплением системной надежности, снабжением инфраструктуры или территорий комплексно".

Таким образом, все заинтересованные участники по-разному оценивают последствия инициативы. Однако, принимая во внимание, что, по данным Росстата, электропотребление не относящихся к населению категорий с 2008 по 2017 год выросло всего на 3%, а чиновникам не удалось полностью выполнить поручения президента по росту экономики, — дифференциацию ФСК возможно принимать только после тщательно проанализированных оценок регулирующего воздействия и только вместе с планом ликвидации перекрестного субсидирования при распределении нагрузки пропорционально обоснованным затратам. По мнению крупных потребителей и экспертов, Минэнерго и "Россети" слишком торопятся увеличить нагрузку электроэнергетики на экономику страны, прежде чем оценить возможные негативные последствия от реализации собственной концепции и своевременно скорректировать ее параметры.

Глеб Тукалин

 

 

"Газпрому" и "Транснефти" они нужны все меньше.

"Ведомости"

В 2018 г. российские мощности по производству труб большого диаметра (используются для строительства магистральных трубопроводов) достигли 5,67 млн т. Но загружены были только на 46,7%. В 2019 г. они увеличатся до 5,92 млн т, а использоваться в работе будет лишь 37,8%, следует из презентации Фонда развития трубной промышленности (ФРТП).

Такая тенденция на рынке труб наблюдается последние несколько лет и связана с тем, что основной их потребитель — "Газпром" — завершает строительство масштабных проектов. С 2015 г. концерн снизил закупку труб в 2 раза до 1,15 млн т в 2018 г. Второй крупнейший промышленный потребитель труб — "Транснефть". Компания нуждается в трубах только для ремонтных и промышленно-эксплуатационных целей. В 2018 г. ее потребление составит 250 000 т, прогнозируют эксперты ФРТП. Это на 60% меньше, чем в 2015 г.

10 лет назад "Газпром" обещал огромное число проектов, на рынке возник ажиотажный спрос на трубы, напоминает директор по металлургии и горной промышленности Prosperity Capital Management Николай Сосновский: "Тогда все металлурги решили, что нужно строить мощности и занять свою долю на дефицитном рынке. Но далеко не все проекты "Газпрома" были в итоге реализованы".

Крупнейшие производители труб в России — ОМК, ЧТПЗ, ТМК и "Северсталь". На их долю приходится 88% производства. Представители ОМК и ТМК от комментариев отказались. Представитель ЧТПЗ не ответил на запрос "Ведомостей". Мощности Ижорского трубного завода "Северстали" составляют 600 000 т, их средняя загрузка с 2016 г. была около 400 000 т в год, сказал представитель компании: "Особенности производимого сортамента позволяют загрузить завод на 100%. Мощности завода рассчитываются исходя из возможностей производства стандартной продукции, а завод выпускает трубы специализированного сортамента".

По прогнозам "Северстали", производство и отгрузка по итогам 2018 г. составят около 400 000 т.

Загорский трубный завод (ЗТЗ), недавно получивший два крупных контракта "Газпрома", не согласен с оценками ФРТП. По оценкам ЗТЗ, трубные заводы загружены сегодня более чем на 50%, сообщил представитель компании. "Современных мощностей, производящих трубы, необходимые "Газпрому", в России порядка 3 млн т. Остальные мощности устарели и не могут производить рентабельную продукцию надлежащего качества", — сказал он.

Многие производители труб стремятся выходить на новые рынки и осваивать производство новой продукции. Например, ОМК, на долю которой приходится 30% российского производства труб, начала масштабную инвестиционную программу, которая позволит компании выйти на рынок нефтяных и нефтесервисных труб.

Перспективы рынка труб не очень позитивные, подчеркивает Сосновский. Для компании этот сегмент становится все менее и менее рентабельным, приходится сокращать производство: спрос на внутреннем рынке не растет, выйти на экспортные рынки труб крайне трудно из-за сильной конкуренции, дорогой логистики и множества ограничительных мер для российской стальной продукции, продолжает эксперт.

Перепрофилировать линии по производству труб в линии по производству, например, труб нефтесервисного сортамента (OCTG) невозможно, так как это совершенно разные технологии, продолжает он. По сути, российские производители труб должны выстраивать свою бизнес-модель из расчета того, что роста потребления труб на внутреннем рынке не будет и необходима эта продукция будет только для ремонтов существующих трубопроводов. "Но говорить о долгосрочных прогнозах в сегменте слишком сложно. Он слишком политизированный. Нельзя прогнозировать, когда будет принято решение об очередной ветке газопровода для дружественной страны", — заключает Сосновский.

Повысить загрузку существующих профицитных мощностей позволило бы расширение экспортных поставок, а также очищение трубного рынка от фальсифицированной и контрафактной продукции, говорит директор ФРТП Игорь Малышев.

Доля бывших в употреблении труб, по оценкам ФРТП, на сегодняшний день достигает 10% от уровня потребления. 75% демонтируемых нефте- и газопроводных труб нелегально используется повторно — в строительстве и ЖКХ, что приводит к авариям. Потери трубного бизнеса ФРТП оценивает в 30-40 млрд руб. в год.

Полина Трифонова

 

 

Дмитрий Медведев призвал расширять мощности по переработке энергоресурсов.

"Российская газета"

Для развития арктического региона страны необходимо сконцентрироваться на крупных проектах. Их успешная реализация, посчитали в министерстве энергетики, к 2035 году может обеспечить загрузку Северного морского пути 130-160 миллионами тонн грузов.

Во вторник премьер-министр Дмитрий Медведев прилетел на полуостров Ямал, где форсированным темпом идет становление отечественной отрасли сжиженного природного газа. В ноябре на проекте "Ямал СПГ", реализуемом компанией "НОВАТЭК" совместно с партнерами из Франции и Китая, запустили третью технологическую линию, а Дмитрий Медведев принял участие в церемонии вывода завода на полную мощность в 16,5 миллионов тонн.

График опередили на 13 месяцев, и уже принято решение о строительстве четвертой очереди, на которой будет использована российская лицензионная технология "Арктический каскад". С запуском всех линий проекта, прогнозируют в министерстве энергетики, доля страны на мировом рынке сжиженного природного газа увеличится в 2,5 раза и достигнет около 10 процентов. Но у правительства более амбициозная цель — занять к 2025 году 15-20 процентов. Глава правительства поздравил собравшихся с важным событием, по его выражению, "в биографии страны и российской энергетики".

"Событие очень знаменательное для всей российской газовой отрасли и, конечно, для наших международных партнеров, для нашей международной кооперации в сфере энергетики", — заметил премьер.

Последние полвека, напомнил Медведев, Россия активно сотрудничает по газу с европейскими партнерами, а сейчас выходит на азиатские рынки.

"Важно и то, что "Ямал СПГ" будет стимулировать развитие транснациональной инфраструктуры, прежде всего, Северного морского пути (СМП)", — добавил премьер.

Экономические перспективы всего северного региона России Дмитрий Медведев обсудил на совещании с членами государственной комиссии по развитию Арктики.

"Это не только крупнейший сырьевой резерв страны. Этот регион имеет стратегическое значение, — подчеркнул он. — Здесь мы решаем две важнейшие задачи: обеспечение национальной безопасности нашей страны и ее экономических интересов".

Действует специальная государственная программа социально-экономического развития до 2025 года, через которую в регионе создаются точки роста.

"Мы должны сосредоточить усилия на реализации крупных якорных проектов, в том числе инфраструктурных, — считает Медведев. — Их запуск задаст совершенно иные условия для развития Северного морского пути и потребует его круглогодичной загрузки. Так мы сформируем и долгосрочный заказ на танкерный и ледокольный флот".

Преимущество СМП — это самый короткий путь из Европы в Азию. Президент поставил задачу достичь к 2024 году объема перевозки грузов этим путем в 80 миллионов тонн. В прошлом году объем перевозок превысил 10 миллионов тонн. В следующем году, по экспертным оценкам, здесь пройдет свыше 24 миллионов тонн грузов.

В более отдаленной перспективе, обнадежил министр энергетики Александр Новак, можно ожидать нагрузку на СМП в два раза выше желаемых. Только СПГ проекты при их успешной реализации дадут грузов на 40 миллионов тонн. Разработка отдельных угольных и нефтяных месторождений принесут еще 20 миллионов тонн. К 2035 году годовой объем грузопотока, заявил глава Минэнерго, может достичь 130-160 миллионов тонн. Освоение богатейших месторождений Арктики зависит от хорошей транспортной системы региона. Только портами и морской составляющей здесь ограничиваться нельзя.

"Нужно параллельно создавать и трубопроводы, и железные дороги, развивать авиационный транспорт, энергетические мощности", — указал премьер-министр.

В масштабе всей страны принят комплексный план расширения магистральной инфраструктуры до 2024 года. В него включили как развитие Северного морского пути, так и модернизацию железнодорожной сети в северном широтном направлении. Транспортная сеть соединит Северную и Свердловскую железные дороги и обеспечить вывоз грузов с месторождений северных районов Западной Сибири.

"Общий объем финансирования проекта составляет почти 240 миллиардов рублей. Причем в основном это деньги частных инвесторов. Бюджетных расходов здесь будет немного, может быть, чуть больше 5 процентов", — обратил внимание Дмитрий Медведев на интерес со стороны бизнеса.

С учетом большого количества министерств, компаний и разных программ все они должны работать параллельно, учитывая сроки друг друга.

"Важно синхронизировать введение новых месторождений, действия строителей ледокольного и танкерного флота и создание инфраструктуры", — заметил глава кабмина.

Кроме того, он потребовал оценить достаточность портовых терминалов для переработки грузопотока и потребность в дополнительных транспортных мощностях, которые могут потребоваться при увеличении добычи сырья. И, конечно, все должны помнить об экологической составляющей. Сейчас Россия занимается расчисткой Арктики от загрязнений, доставшихся ей после предыдущих "осваивателей" северных широт.

"На ее территории выявлено более 100 свалок, вывезено более 80 тысяч тонн отходов, рекультивировано свыше 200 гектаров земель, и конечно на этом работа не должна закончиться, ее нужно продолжать", — указал премьер-министр.

Владимир Кузьмин

 

 

<< Декабрь, 2018 >>
Пн Вт С Ч П С В
1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Если Вы хотите подписаться
на рассылку новостей
перейдите по ссылке

АНАЛИЗ И КОММЕНТАРИИ
МОНИТОРИНГ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
ПРАКТИКА МИНИСТЕРСТВ И ВЕДОМСТВ