media.lawtek.ru
ВЫШЛИ В СВЕТ
КОНТАКТЫ

115054 Москва, ул. Зацепа, 23

Тел.:  +7 (495) 215-54-43,
Тел.:  +7 (499) 235-47-88,
Тел.:  +7 (499) 787-70-22,
Тел.:  +7 (499) 787-76-85.
Факс: +7 (499) 235-23-61.

e-mail: info@lawtek.ru

Внимание!!!

Временно единый телефон ПравоТЭК +7 (495) 215-54-43

14.02.2019

Внутри страны спрос растет медленно, а экспорт сдерживает недостаток мощностей в портах

"Ведомости"

В России сформировался значительный профицит мощностей по выпуску бензина, говорится в презентации Argus Consulting "Нефтепереработка РФ в 2019 г.: Ожидания и перспективы". В 2018 г. после запуска новых установок на "Танеко" и Антипинском НПЗ мощности по производству бензина увеличились почти на 2 млн т, указывают эксперты.

Еще в 2011 г. государство поставило задачу перед нефтяными компаниями увеличить выпуск светлых нефтепродуктов — бензинов, дизтоплива, авиакеросина — в ожидании роста спроса на них. "Тогда рынок бензина регулярно балансировал на грани дефицита: любой незапланированный ремонт или остановка НПЗ, увеличение экспортных поставок приводили к кризису", — напоминает старший аналитик Argus Consulting Сергей Агибалов. Нефтяники увеличили производство бензина за счет модернизации заводов или строительства новых установок. Еще девять НПЗ будут модернизированы до 2026 г., что увеличит производство бензина класса "Евро-5" на 3 млн т.

Уже сейчас сформировался значительный профицит мощностей по выпуску бензина. Но из-за того что внутренний спрос на бензин растет медленно, а на экспортных рынках усиливается конкуренция, производителям придется решать новую задачу — искать эффективные каналы сбыта, указывают эксперты Argus Consulting.

По данным Минэнерго, в прошлом году производство бензина выросло на 200 000 т до 39,4 млн, экспорт сократился на 100 000 т до 4 млн по отношению к 2017 г. Поэтому эксперты Argus Consulting не прогнозируют существенного роста выпуска и экспорта бензина в 2019 г. "Мы ожидаем умеренный рост выпуска бензина в России, по мере того как компании будут находить рынки сбыта", — говорит Агибалов.

По его словам, на внутреннем рынке будет ужесточаться конкуренция. К примеру, дополнительный бензин, который будет производиться на "Танеко", потеснит бензин башкирских заводов "Роснефти" на рынке Татарстана, а продукция Антипинского НПЗ составит конкуренцию бензину Омского НПЗ ("Газпром нефть") в Тюменской области.

В то же время экспортные возможности заводов ограничены из-за недостатка перевалочных мощностей светлых нефтепродуктов в северо-западных и южных портах России. А увеличение производства бензина в Казахстане уже привело к вытеснению части российского бензина с премиального рынка Центральной Азии и этот тренд продолжится в 2019 г., считают эксперты Argus Consulting. "В результате модернизации НПЗ Казахстана снизилась доля поставок в южном направлении, — согласен аналитик Vygon Consulting Евгений Тыртов. — В условиях стабильного спроса на бензин на внутреннем рынке компании вынуждены искать новые рынки сбыта".

По мере модернизации НПЗ производство бензина будет расти, поэтому можно ожидать увеличения профицита, отмечает директор отдела корпораций Fitch Дмитрий Маринченко. Есть риск, что мощности заводов будут недозагружены, продолжает аналитик АКРА Василий Танурков: "Крупнейшее экспортное направление для нас — ЕС, но и там избыток собственных мощностей по бензину и нехватка дизтоплива, в итоге мы в основном экспортируем дизтопливо". После модернизации заводов может встать вопрос о дополнительном увеличении экспорта дизтоплива, предупреждает аналитик Raiffeisenbank Андрей Полищук. При том что российские компании уже направляют на экспорт около 44% дизтоплива, бензина — пока 10%.

Но найти покупателя на бензин в Европе сложнее. Там давно наблюдается дисбаланс между потреблением и производством бензина и дизельного топлива: спрос на дизель растет, в том числе из-за налоговых стимулов, а на бензин — падает, объясняет Маринченко: "В итоге в Европе переизбыток бензина — его излишки идут в США, а также Африку и Азию. Вероятно, последние два региона могли бы стать потенциальными рынками сбыта для российского бензина".

Некоторые российские НПЗ будут вынуждены сократить выпуск бензина. Возможным вариантом для них будет увеличение выпуска и экспорта прямогонного бензина (нафта), а также отдельных компонентов бензина, найти спрос на которые легче, говорит Агибалов.

В 2018 г. компании во многих случаях не загружали процессы для производства автобензина, реализуя нафту, подчеркивает аналитик Vygon Consulting Евгений Тыртов. В итоге выпуск нафты вырос на 500 000 т. Новые мощности на НПЗ могут служить для производства прямогонного бензина, а не автомобильного, а это сырье для нефтехимии, согласен Танурков.
Минэнерго, нефтяные компании на запросы "Ведомостей" не ответили.

Галина Старинская, Виталий Петлевой

 

 

Крупнейшая частная нефтяная компания предложила Сбербанку купить Антипинский НПЗ.

"Газета РБК"

ЛУКОЙЛ сделал Сбербанку предложение о покупке активов группы "Новый поток" Дмитрия Мазурова, задолжавшей банку около $3 млрд, — Антипинского НПЗ и нефтяных месторождений. Однако переговоры пока не привели к успеху.

Неудачные переговоры

ЛУКОЙЛ предложил Сбербанку купить Антипинский НПЗ и месторождения группы "Новый поток" Дмитрия Мазурова, рассказали РБК федеральный чиновник и источник, близкий к одной из сторон возможной сделки. Сбербанк — крупнейший кредитор Антипинского НПЗ, все имущество завода находится у банка в залоге. Сбербанк обсуждал продажу за "какую-то небольшую сумму": ему важно, чтобы новый инвестор смог обслуживать долг завода, рассказывает один из собеседников РБК. Сбербанк привозил сотрудников ЛУКОЙЛа в качестве потенциальных покупателей на завод в конце 2018 года, добавил он. Компания Вагита Алекперова сделала Сбербанку предложение о покупке Антипинского НПЗ и месторождений, но недавно глава госбанка Герман Греф отверг его, говорит другой источник. Неудачу в переговорах подтверждает второй собеседник РБК.

"Банк — непрофильный инвестор в нефтепереработку. Потому мы ведем переговоры с кругом потенциальных инвесторов (о продаже активов. — РБК), но, конечно, детали на этом этапе раскрывать не готовы", — говорил 12 февраля в интервью "Коммерсанту" зампред правления Сбербанка Анатолий Попов. Месторождениями "Нового потока" в Оренбургской области интересовались и корейские инвесторы, но оказались не готовы получить завод с долгами в нагрузку (добычная компания юридически находится в собственности Антипинского НПЗ, и банк предлагает оба актива в комплекте), рассказал РБК другой федеральный источник. Представители Сбербанка, "Нового потока" и ЛУКОЙЛа отказались от комментариев.

Антипинский НПЗ мощностью 9 млн т — основной актив "Нового потока", ему же принадлежат три нефтяных месторождения в Оренбургской области: Могутовское, Гремяческое и Воронцовское с запасами 50 млн т нефти. Добыча там стартовала осенью 2018 года. В группу также входит Марийский НПЗ мощностью более 1,6 млн т, в управлении находится Афипский НПЗ мощностью 6 млн т.

Аналитик Raiffaisenbank Андрей Полищук оценил стоимость группы месторождений Бузулукский бор в $360-720 млн из расчета $1-2 за баррель. Оценить Антипинский завод очень сложно: это завод с высокой глубиной переработки, его стоимость во многом будет зависеть от размера инвестиций в модернизацию, говорит Полищук. Для оценки НПЗ недостаточно данных: завод раскрывает только отчетность по РСБУ, говорит аналитик АКРА Василий Танурков.

По его мнению, активы Антипинского НПЗ могут прилагаться продавцом дополнительно к привлекательным добычным активам и отдельно от них не заинтересуют инвесторов. "НПЗ могут быть интересны только компаниям, способным найти для их загрузки источники нефти. С учетом проведения налогового маневра и падения маржинальности нефтепереработки есть риск не окупить вложения в такой актив", — считает эксперт. Сбербанк может предложить завод инвесторам на условиях обслуживания долга в полном размере или с дисконтом — при досрочном погашении, считает аналитик Института развития технологий ТЭК (ИРТТЭК) Сергей Алихашкин.

ЛУКОЙЛ снова хочет вернуться к покупкам добычных активов в РФ и за рубежом, а также направлять 80% инвестиций в российские проекты, говорил в марте 2018 года на Дне инвестора в Лондоне президент компании Вагит Алекперов.

Проблемный актив

Сейчас долг Антипинского НПЗ перед Сбербанком превышает $3 млрд, говорит один из источников РБК. Другой источник утверждает, что долг — чуть меньше $3 млрд и не весь номинирован в долларах. Представители Сбербанка и "Нового потока" не комментируют эту цифру. "На текущий момент это самый большой проблемный кредит в банке", — сказал лишь в интервью "РИА Новости" Анатолий Попов. Согласно отчетности Антипинского НПЗ по РСБУ, долг он начал наращивать в 2011 году: с 10 млрд руб. займы и кредиты выросли почти до 250 млрд руб. в 2017 году ($4,3 млрд по курсу на конец 2017 года, отчетность за 2018 год компания пока не раскрывала). Это больше годовой выручки компании в 1,3 раза и больше операционной прибыли в семь раз.

В 2017 году Мазуров нашел инвестора в обремененный долгами актив, продав долю в "Новом потоке" давнему знакомому — владельцу "Арети" Игорю Макарову. Но партнерство не сложилось: меньше чем через год инвестор решил выйти из бизнеса. Другой потенциальный инвестор — бывший первый вице-президент Газпромбанка Андрей Зокин — был претендентом на долю в компании всего несколько месяцев: в августе 2018 года его назначили президентом, а уже в январе 2019 года Зокин покинул "Новый поток".

В 2018 году Антипинский НПЗ не смог закупить нефть и в декабре был вынужден остановиться. Сбербанк получил "золотую акцию" в НПЗ и ввел своих менеджеров в управление активами "Нового потока", а в конце года выделил дополнительное финансирование для поддержания работы завода — всего 29 млрд руб.

Что случилось с заводом

Проблемы у Антипинского возникли по нескольким причинам. Завод привлек большой заем у Сбербанка в долларах до 2014 года, когда из-за санкций и дешевой нефти рубль обесценился примерно вдвое. Проценты по кредиту выросли, сам долг стал слишком дорогим в обслуживании, говорит один из источников РБК. Другой собеседник говорит, что кредиты были выданы частично в рублях, но соотношение валют не раскрывает.

Сбербанк считает причинами проблем налоговый маневр и "неэффективную работу собственников", сказал 13 февраля "РИА Новости" Анатолий Попов.

В 2015-2017 годах в российской нефтянке прошел так называемый большой налоговый маневр, в результате чего налоговая субсидия для среднего НПЗ снизилась с $16 до $6 на баррель, напоминает главный экономист Vygon Cоnsulting Сергей Ежов. Но налоговый маневр не слишком сильно затронул Антипинский НПЗ: завод в основном оставался операционно прибыльным, указывает он. Но в прошлом году из-за высоких цен на нефть и дешевого рубля нефтяники продавали топливо на внутреннем рынке с серьезным дисконтом к экспортной альтернативе, и это могло серьезно ударить по экономике завода, заключает эксперт.

Людмила Подобедова, Алина Фадеева

 

 

"Взгляд"

Новая попытка противников "Северного потока — 2" навредить российскому газопроводу через ЕК потерпела сокрушительное поражение. Теперь Газпрому не надо опасаться, что он не сможет полностью загрузить построенную на его же деньги трубу в ожидании неких эфемерных конкурентов. За компромиссом европейцев скрывается безоговорочная победа Германии и России.

В феврале была инициирована вторая попытка подправить Третий энергопакет ЕС так, чтобы его нормы действовали в отношении морского газопровода "Северный поток — 2". Это грозило убытками не только Газпрому, который инвестировал около 10 млрд евро в строительство трубы, и его европейским партнерам, но и потерями российскому бюджету от сокращения экспортных поступлений от продажи газа.

В рамках Третьего энергопакета ЕС Газпрому запретили бы прокачивать все 55 млрд кубов газа (мощность второй очереди), так как половину мощности пришлось бы отдать неким другим поставщикам. На практике это означало бы, что половина трубы просто простаивает, а Россия недополучает половину валютных доходов от продажи газа, на который рассчитывала. Также Третий энергопакет заставил бы Газпром отказаться от управления построенным им газопроводом и передать его независимому оператору. Все это сделало бы российский проект малорентабельным, как минимум вдвое увеличило бы срок окупаемости российских инвестиций.

Однако такой несправедливости удалось избежать, причем уже второй раз, но теперь — окончательно.

Еврокомиссия признала, что в споре о поправках к Третьему энергопакету ЕС (а именно о Газовой директиве как части этого энергопакета), касающихся трубопроводных проектов подобных "Северному потоку — 2", достигнут новый компромисс между Германией и Францией. Германия изначально была против принятия подобных поправок. В прошлом году их инициировала Польша, представляющая интересы США. На этот раз в борьбу против "Северного потока — 2" неожиданно вступила Франция — второй по значимости игрок в Европе после Германии, голос которого при голосовании за и против таких поправок имел серьезный вес.

В итоге ЕК и страны ЕС договорились, что применять правила Третьего энергопакета ЕС на морские газопроводы или нет в каждом конкретном случае определяет страна, на побережье которой выходит труба. В нашем случае "Северный поток — 2" выходит в Германии — именно Германия как национальное государство и решает, какой правовой режим использовать. В ЕК решили, что это компромиссное решение. Однако для "Северного потока — 2" это чистая победа, одержанная благодаря Германии, которой, судя по всему, пришлось уступить в другом вопросе хитрой Франции.

"Немцы, по сути, отстояли "Северный поток — 2". Но чтобы инициаторы второй попытки не ударили в грязь лицом, была выбрана такая хитрая стратегия отступления, что вроде как поправки принимаются, но совсем не те, на которые рассчитывали противники российского газопровода.

По сути, попытка навредить "Северному потоку — 2" провалилась. Но так как бюрократическая процедура была запущена, то ее надо было как-то завершить", — расценивает спектакль эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

Судьба российской трубы отдана на откуп Германии, но не станет ли это рычагом в руках Берлина для давления на Газпром, например, по ценам на поставляемый газ? Юшков в этом сильно сомневается. "Берлин изначально не был заинтересован в подъеме этого вопроса, поправки инициировали другие страны. В интересах Германии сохранить статус-кво. А шантажировать Газпром снижением цен на газ не получится, потому что цены на газ определяются в коммерческих контрактах, а здесь речь идет о госрегулировании. Для немцев это разные темы", — поясняет эксперт ФНЭБ.

Во-вторых, если Германия распространяет действие Третьего энергопакета на свою 12-мильную экономическую зону, где проходит российский газопровод, то это означает распространение европейского законодательства на всю акваторию. "Ведь газопровод не может работать до немецкой акватории в одном режиме, а в немецкой акватории — в другом. Он либо работает на полную мощность, либо нет. В этом и состоял принципиальный момент поправок. И именно об этом и говорила юридическая служба ЕК в прошлом году", — добавляет Юшков.

При первой попытке противников российского проекта провести эти опасные поправки, юридическая служба ЕК дала четкий и однозначный ответ — как бы Брюсселю не нравился "Северный поток — 2", но пойти на правовой нигилизм он не готов. Нельзя европейские правила применить к третьим странам, это идет вразрез с международными правилами и морской конвенцией ООН.

Пункт о том, что Германия должна согласовать с Еврокомиссией исключение из Третьего энергопакета для "Северного потока — 2", скорее формальность. Решение принимает Берлин, который просто ставит в известность о нем Еврокомиссию. "Берлин просто сообщает ЕК в каком правовом режиме будет работать "Северный поток — 2", а сам режим выбирает Германия. Иначе это был бы проигрыш немцев. Основная битва была именно за то, кто дает зеленый свет", — считает Юшков.

Что касается неожиданного появления на энергетическом поле битвы Франции, то она, скорее всего, решала свои внутренние проблемы с Германией. Ситуация с "Северным потоком — 2" просто сыграла на руку. И Берлину ради российских и собственных энергетических интересов, вероятно, пришлось "заплатить" Парижу. "Незадолго до этой истории французы предлагали комплекс реформ ЕС, немцы выступали против некоторых пунктов, так как они были затратными, а основным их спонсором является Германия. Французам нужно было не энергетику получить, а одобрение определенных реформ Германией. Газопровод в обмен на политические реформы — такой был обмен в рамках ЕС", — полагает Игорь Юшков.

Таким образом, "Северный поток — 2" снова получил зеленый свет. Вопрос с несговорчивой Данией, которая до сих пор не дала разрешение на прокладку трубы в ее территориальных водах, уже не такой важный. Имеется несложный обходной маршрут датских морских владений.

Газопровод EUGAL — продолжение морской части "Северного потока — 2" по европейской территории — реализуется в рамках норм Третьего энергопакета, поэтому исключения не потребует. Строят его европейцы, а Газпром только подавал заявку, чтобы европейцы построили трубу под его мощности к определенному сроку. Так же Газпром действует и в ситуации со второй ниткой "Турецкого потока". Газопроводы под российский газ должны строить сами европейские страны — в рамках их собственных же законов.

"Если посмотреть на европейские правила, то Газпрому можно расслабиться и получать удовольствие — за тебя там все строят, ничего не тратишь. Проблема в том, чтобы теперь европейцев заставлять свои правила выполнять", — говорит Юшков.

Нельзя допускать лишь одного, что США так просто сдадутся. Они могут, например, попытаться оспорить поправки, вот только бороться придется уже напрямую с Германией. Всю эту историю с директивой ЕС по "Северному потоку — 2" глава Минэкономики Германии Петер Альтмайер назвал "мощным сигналом" для всех идеологически мотивированных критиков газопровода, в том числе для США. Во-первых, по его словам, "каждая страна имеет право свободно поддерживать те экономические и торговые отношения, которые она считает правильными. "Северный поток — 2" — это, прежде всего, частный проект, который уже одобрили многие страны". Во-вторых, ЕС продемонстрировал, что может действовать в этом вопросе сплоченно: "немецко-французская общность сработала".

"Возможно, США переключатся на вторую нитку "Турецкого потока", потому что здесь ситуация пока на начальном этапе. Если 600 км "Северного потока — 2" уже построено, то "Турецкий поток" на европейской суше еще не начинали строить", — говорит Юшков. На юге Газпрому уже пришлось один раз потерпеть поражение и отказаться от "Южного потока". И хотя этот опыт сделал стратегию компании более осторожной, столь сильного и самостоятельного партнера, как на севере, здесь нет.

Ольга Самофалова

<< Февраль, 2019 >>
Пн Вт С Ч П С В
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Если Вы хотите подписаться
на рассылку новостей
перейдите по ссылке

АНАЛИЗ И КОММЕНТАРИИ

МИНЕРАЛЬНЫЕ РЕСУРСЫ РОССИИ. ЭКОНОМИКА И УПРАВЛЕНИЕ