media.lawtek.ru
ВЫШЛИ В СВЕТ
КОНТАКТЫ

115054 Москва, ул. Зацепа, 23

Тел.:  +7 (495) 215-54-43,
Тел.:  +7 (499) 235-47-88,
Тел.:  +7 (499) 787-70-22,
Тел.:  +7 (499) 787-76-85.
Факс: +7 (499) 235-23-61.

e-mail: info@lawtek.ru

Внимание!!!

Временно единый телефон ПравоТЭК +7 (495) 215-54-43

14.03.2019

Как нефтезаводы отреагируют на новые налоговые правила.

"Российская газета"

Завершение налогового маневра в нефтяной отрасли не должно было отразиться на финансовых показателях добывающих компаний и нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ), однако инвесторам и самим компаниям могут спутать карты малопредсказуемые последствия применения демпфирующего (сглаживающего колебания топливных цен) механизма. Его конфигурация может, например, привести к тому, что не имеющие НПЗ нефтедобытчики столкнутся с ростом налоговой нагрузки.

Об этом говорится в исследовании рейтингового агентства "Эксперт РА", с которым ознакомилась "Российская газета". Построив модель типовой нефтедобывающей компании, НПЗ и вертикально интегрированной компании в европейской части России, эксперты проанализировали влияние изменений в налогообложении на EBITDA (этот финансовый параметр показывает, сколько денег компания способна генерировать до их распределения на выплату налогов, процентов, а также износа и амортизации; позволяет сравнить эффективность деятельности компаний). Макроусловия в модели стабильны: курс доллара — 67 рублей, баррель Brent — 62,5 доллара.

Само по себе завершение налогового маневра (постепенное, в 2019-2024 годах обнуление экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты с равноценным ростом НДПИ) нейтрально для нефтедобытчиков и НПЗ, которые получат компенсации за отмену "таможенного субсидирования" в виде обратного акциза на нефтяное сырье (таковых сейчас 98 процентов). Однако с учетом демпфирующего механизма, который, вопреки замыслу властей, может экономически стимулировать рост внутренних цен на топливо, маневр может повысить колебания денежных потоков НПЗ и снизить их предсказуемость, говорится в исследовании. Это, в свою очередь, способно заставить инвесторов задуматься о перспективах вложений в отрасль. Примечательно, что размер демпфера в начале каждого месяца неизвестен и самому НПЗ.

Демпфер предполагает, что федеральный бюджет компенсирует заводам часть разницы между экспортной ценой топлива и условной оптовой ценой, прописанной в законе. Если экспортная цена ниже условной оптовой, то компенсация сменяется уплатой налога в бюджет, при этом демпфер работает, пока фактическая оптовая цена держится в десятипроцентном коридоре вокруг условной оптовой. Власти установили условную цену тонны Аи-92 на уровне 56 тысяч рублей, дизеля — на уровне 50 тысяч рублей, но позднее снизили планку на десятую часть. Половину этого снижения нефтяники возместят через уплату повышенного НДПИ.

"Платежи по демпферу способны менять свой знак, ведя себя скачкообразно при минимальных колебаниях параметров его расчета, что осложняет прогнозирование потоков НПЗ, — пишет "Эксперт РА". — Для нефтедобывающих компаний (в том числе не имеющих перерабатывающих мощностей) действие демпфера может привести к снижению EBITDA на три процента. Риски, связанные с демпфирующим механизмом, могут быть нивелированы его отменой в 2020 году и установлением режима плавающего акциза на топливо, что зависит от того, будет ли найден компромисс между позициями минэнерго и минфина".

Таким образом, демпфер способен существенно влиять на финансовые показатели компаний. При этом вступление с 2019 года в силу проекта на налогообложению добавленного дохода (НДД) предоставит нефтедобытчикам возможность оптимизировать налоговую нагрузку по некоторым группам месторождений.

Александра Воздвиженская

 

 

Нерыночные механизмы и неэффективность не позволяют электроэнергетике продемонстрировать преимущества конкуренции и снизить цены.

"Независимая газета"

Действующая модель российского рынка электроэнергии существует почти десятилетие, и за это время она так и не стала по-настоящему конкурентной, а главное — дружелюбной и прозрачной для потребителя. Перекрестное субсидирование во всех секторах, растущие тарифные аппетиты сетей, избыточные мощности, оплачиваемые по договорам предоставления (ДПМ) — вот далеко не исчерпывающий перечень проблем, которые сегодня мешают рынку продемонстрировать преимущества конкуренции. Пути их решения обсуждались на круглом столе "Конкуренция как источник повышения эффективности производства электрической и тепловой энергии", который прошел в рамках Недели российского бизнеса — 2019, организованной Комитетом РСПП по энергетической политике и энергоэффективности совместно с ассоциацией "Совет производителей энергии".

По оценкам президента "Русэнергосбыта" Михаила Андронова, доля неконкурентного сектора на оптовом рынке (без учета сетевых услуг) составляет 37%. Эффекты от конкуренции в первую очередь проявляются при продаже электроэнергии на рынке на сутки вперед (РСВ). Основная же нерыночная область — обязательные платежи потребителей за мощность по ДПМ: по первой программе ДПМ объекты генерации строятся без учета спроса со стороны потребителя, что приводит к снижению общего коэффициента использования установленной мощности (КИУМ). Спикер предложил внедрить механизмы, стимулирующие производителей конкурировать за заключение прямых договоров с потребителями. "Например, чтобы 80% мощности генераторов оплачивались так же, как сейчас, а 20% — только через свободные договора", — сказал Андронов.

Председатель комитета Госдумы по энергетике Павел Завальный предложил подходы к решению проблемы нерыночной "перекрестки" в сетевом комплексе: "Главным, как ни крути, является выравнивание тарифов для населения и промышленности. По расчетам Высшей школы экономики, экономически обоснованные ставки для населения должны быть в 1,3-1,4 раза выше, чем для предприятий". Оптимизировать процесс выравнивания тарифов, по мнению Завального, можно за счет одновременного формированного повышения эффективности работы сетевого комплекса. Оно должно включать снижение перекрестного субсидирования в самом комплексе, повышение прозрачности тарифообразования, в том числе через введение резервирования сетевой мощности с использованием механизма "бери или плати", снижение коммерческих и технологических потерь, повышение платежной дисциплины.

По словам председателя правления "Совета рынка" Максима Быстрова, на оптовом рынке сохраняются ограничения конкуренции, в том числе по уровню концентрации участников и влиянию сетевых ограничений, при этом снятие последних может быть более эффективным, чем строительство генерирующих мощностей. Нерыночные обременения зачастую рассматриваются государством как удобный механизм квазибюджетного финансирования, ведь собирать деньги с оптового рынка быстрее и проще, чем обосновывать и отчитываться за выделение субсидии из бюджета. Суммарный объем нерыночных надбавок на рынке мощности, по его оценкам, достигнет 660-670 млрд руб. к 2024 году.

Электроемкость ВВП РФ является одной из наиболее высоких в мире вследствие большого вклада промышленности, которая конкурирует с иностранными компаниями, зачастую имеющими сравнимые или более низкие цены на электроэнергию, отметил директор по работе с естественными монополиями РУСАЛа Максим Балашов. При этом с 2014 года среднегодовой рост цены на мощность составил 25%, а к 2024 году около 20% в конечной цене мощности составят затраты на ДПМ ВИЭ и твердые бытовые отходы (ТБО), хотя доля зеленой энергетики в общей выработке составит около 1%, а в установленной мощности — около 2%. "Такое аномальное сочетание не имеет никакого экономического обоснования и подрывает основы нашей экономики", — сказал Максим Балашов. Также было обращено внимание на необходимость снижать межтерриториальное перекрестное субсидирование, в частности прозвучало предложение ограничить срок продления субсидирования тарифов на электроэнергию в Дальневосточном федеральном округе не на 10 лет, как сейчас планируется, а на три года.

Как отметил директор ассоциации "Сообщество потребителей энергии" Василий Киселев, для генерации Германии газ обходится дороже более чем в три раза, а крупные промышленные потребители получают даже более дешевую электроэнергию, чем в России (в расчете по паритету). При этом, по его словам, нужно понять и раскрыть причины, по которым себестоимость производства электроэнергии сопоставима на парогазовых установках (ПГУ) в России и Германии.

Механизмов повышения конкурентной среды в энергетике было предложено множество, но проблема в том, что эффект, достигаемый в конкурентной части оптового рынка (РСВ и конкурентный отбор мощности — КОМ), будет поглощен неэффективностью неконкурентной части цены электроэнергии, почти половину которой составляют необоснованно дорогие сетевые услуги. А с учетом инициатив по дифференциации тарифа ФСК, оплаты "бумажного" сетевого резерва и затрат на цифровизацию сетей к 2024 году доля затрат на сетевые услуги в цене электроэнергии еще возрастет, прогнозирует Максим Балашов. В связи с этим он предложил законодательно ограничить рост суммарной выручки электросетевого комплекса на уровне не выше инфляции.

В свою очередь, Василий Киселев предложил утвердить для Минэнерго показатели эффективности в виде отношения выручки электроэнергетики к ВВП, который отражает не только удельный расход электроэнергии в кВт-ч, но также позволяет контролировать уровень цены электроэнергии, оплачиваемой экономикой страны.

К этой идее без большого энтузиазма отнесся директор Департамента электроэнергетики Минэнерго России Павел Сниккарс и в качестве альтернативы порассуждал о сути конкуренции, накопленной неэффективности, необходимости стабилизировать инвестиционную ситуацию и правила рынка на 5-10 лет и подождать появления стабильных результатов, показывающих, какие участники выиграли, а какие проиграли. Прогнозируемые негативные сценарии, включая бегство из энергосистемы потребителей, допускаются как один из возможных результатов работы правил рынка, которые после достижения критического объема в будущем будут отрегулированы или компенсированы государством. За скобками остался открытым вопрос, кто будет оценивать результаты и по каким критериям готовить предложения.

Одной из основ долгосрочного тарифного регулирования, по мнению начальника Управления регулирования электроэнергетики ФАС России Дмитрия Васильева, является переход к методу эталонных затрат. Он также рассказал о планах ведомства по внедрению в субъектах РФ "федерального тарифного светофора", который сделает невозможным любое регулирование на региональном уровне при его противоречии законам и нормативным актам. При этом ожидается охват "светофором" всех сфер тарифного регулирования, существующего в стране, а регионы просто не смогут принимать решения, помеченные как "красные".

Еще одним средством повышения эффективности и конкурентности электроэнергетики могло бы стать улучшение условий деятельности распределенной и собственной генерации. Как отмечает Павел Завальный, в стратегическом планировании "распределенка" фигурирует только как способ энергообеспечения удаленных и изолированных территорий, у нее нет даже законодательного понятийного аппарата.

"Это полностью противоречит основным мировым тенденциям развития отрасли, где смена централизованной парадигмы развития на горизонтальную идет очень активно", — заметил депутат. При этом, по словам Павла Завального, объемы собственной генерации в России растут: потребителей к ней подталкивают соображения экономической целесообразности и безопасности — это реакция на постоянное удорожание и недостаточное качество и надежность централизованных поставок электроэнергии и тепла.

Максим Балашов подтверждает, что собственная генерация потребителей растет и тенденция скорее всего сохранится, причем значительную часть прироста составляют новые блок-станции, построенные после 2010 года. Опасность этой ситуации в том, что для всех оставшихся в энергосистеме потребителей цена будет расти, так как нерыночная нагрузка распределяется на меньшую базу. Единственный выход — принять меры по сдерживанию конечной стоимости электроэнергии.

Значительное количество участников выразили мнение, что ценообразование на электроэнергию является де-факто "гибридным", но при этом должно иметь четкие целевые показатели в регулируемой части и максимально освобождаться от нерыночных надбавок в конкурентной части с учетом прогнозируемых результатов влияния на развитие электроэнергетики и ВВП страны. Эту общую мысль выразил Павел Завальный: "В конечном итоге мы должны прийти к ситуации, когда тарифы растут не выше инфляции, а снижение перекрестного субсидирования происходит по мере повышения эффективности работы самого электроэнергетического комплекса".

Глеб Тукалин

 

 

Минприроды обновило прогноз арктического грузооборота.

"Газета РБК"

Минприроды отправило в правительство новые расчеты по загрузке Севморпути, согласно которым грузопоток составит 82 млн т к 2024 году. Это предусмотрено указом Владимира Путина. В расчеты включены нефть с проекта "Роснефти" и лес.

Новые грузы для Севморпути

Минприроды обновило прогноз грузооборота Северного морского пути (СМП), дополнив его объемами, необходимыми для выполнения майского указа президента Владимира Путина. Это следует из документа, подготовленного ведомством по поручению правительства, у РБК есть его копия.

Прогноз вошел в план по "Реализации минерально-сырьевого и логистического потенциала Арктики", подготовленный Минприроды совместно с Минтрансом, Минпромторгом, Минэнерго и губернаторами арктических регионов и направленный в правительство в понедельник, 11 марта. Представитель Минприроды Наталья Хлопунова подтвердила РБК отправку документа.

По новым подсчетам Минприроды, к 2024 году объем транспортировки грузов достигнет 82 млн т в год, что даже выше цели, прописанной в указе Владимира Путина, — 80 млн т в год. Северный морской путь получит 5 млн т из заявленных 82 млн т за счет перевозки леса и грузов обеспечения. Из оставшихся 77 млн т подтверждены запасами месторождений и согласованными проектами строительства инфраструктуры 59 млн т прогнозных грузов, следует из документа.

Еще в декабре 2018 года Минприроды насчитывало всего 52 млн т подтвержденного грузопотока СМП к 2024 году, преимущественно с проектов НОВАТЭКа по производству сжиженного природного газа (СПГ) на Ямале. В обновленном прогнозе ведомство учитывает проекты "Роснефти" и "ННК-Таймырнефтегаздобыча" Эдуарда Худайнатова в бухте Север, предусматривающие поставки нефти и газового конденсата с Ванкорского кластера "Роснефти" — Сузунского, Тагульского и Лодочного месторождений, а также Пайяхского месторождения Худайнатова в Красноярском крае. Минприроды ожидает, что в 2024 году с этих проектов на СМП поступит 14,9 млн т нефти. Из них на нефть Пайяхи приходится около трети (5 млн т в год), сказал РБК источник в компании Худайнатова. Представитель "Роснефти" не ответил на запрос РБК.

Однако еще 18 млн т грузов остается под вопросом. Речь идет о таймырском угле, который компания "ВостокУголь" Дмитрия Босова планирует добывать и транспортировать по СМП к 2024 году. Эти объемы угля пока базируются только на заявлении компании о наличии в этом регионе ресурсов полезных ископаемых, реальные запасы не подтверждены, следует из документа. Реальным объемом добычи для "ВостокУгля" к 2024 году авторы прогноза сочли 1 млн т. Представитель "ВостокУгля" не ответил на запрос РБК.

"Хочу подчеркнуть, что речь в документе идет только о проектах освоения сырьевой базы Арктики. Здесь нет иных грузов, которые будут поступать от производителей продукции Урала, Сибири или Центральной России. А этот объем тоже будет", — заявил директор департамента госполитики и регулирования в области гидрометеорологии, изучения Арктики, Антарктики и Мирового океана Минприроды Сергей Хрущев (его слова приводятся в сообщении ведомства от 13 марта). Цифры грузопотока по СМП постоянно уточняются, а дополнительный объем арктических грузов по этому маршруту зависит от нужд российской промышленности, пояснила РБК Хлопунова. "Это может быть и зерно Тюмени, и металлоконструкции Урала, и другие грузы, не связанные с нефтью и газом", — добавила она.

По данным Минприроды, для реализации мероприятий подготовленного плана потребуется около 10,5 трлн руб. внебюджетных инвестиций, их планируется привлечь до 2030 года и дальнейшую перспективу.

Реальная цель

Текущий прогноз грузов для Арктики рассчитан по результатам анализа проектов разработки месторождений, предоставленных компаниями Роснедрам, и заявлений компаний с оценкой их обеспеченности текущей ресурсной базой, сказал РБК один из разработчиков прогноза, консультант Минприроды, руководитель компании "Гекон" Михаил Григорьев. По его мнению, обеспечить 80 млн т грузов по СМП к 2024 году реально. "Необходимо учесть, что заявленные объемы отгрузки угля "ВостокУгля" с Таймыра указаны как не обеспеченные текущей ресурсной базой, но по итогам успешной геологоразведки компания может предоставить необходимый объем запасов к 2024 году. Помимо вывоза минерального сырья дополнительные объемы обеспечат грузы снабжения для действующих и строящихся производств, северный завоз и транзитные грузы (объем которых Минтранс оценивает в 1 млн т в год)", — сказал он.

Основной объем перевозок СМП по-прежнему придется на НОВАТЭК. Но ранее грузы с двух проектов этой компании, "Ямал СПГ" и "Арктик СПГ-2", оценивались до 40 млн т СПГ. Исходя из нового прогноза Минприроды, они составят лишь 31,3 млн т, из которых 20,2 млн т обеспечит уже запущенный завод "Ямал СПГ", а еще 11,1 млн т — завод "Арктик СПГ-2", по которому еще не принято инвестиционное решение, но уже привлечен иностранный партнер — французская Total. Грузопоток с проектов, реализуемых НОВАТЭКом, составит около 46,7 млн т до 2024 года при своевременном развитии инфраструктуры СМП, относящейся к федеральной собственности, сообщил РБК представитель НОВАТЭКа.

На втором месте среди поставщиков грузов — Новопортовское месторождение "Газпром нефти", которое к 2024 году обеспечит 6,4 млн т нефти. В предыдущем прогнозе Минприроды к этому сроку ожидалась поставка 7,5 млн т. РБК направил запрос в пресс-службу "Газпром нефти". В 2019 году с Новопортовского месторождения будет поставлено по СМП 7 млн т нефти, следует из обновленного прогноза.

Прогноз грузопотока Северного морского пути дополнили и грузами с небольших проектов: от "Северной звезды" Романа Троценко ждут 3,5 млн т угля, от KazMinerals — 500 тыс. т медного концентрата, "Норильский никель" помимо металлов должен поставлять конденсат (100 тыс. т в год с Пеляткинского месторождения), а "дочка" ЛУКОЙЛа "Ритэк" — 100 тыс. т нефти с Сандибинского месторождения. В прогноз включили даже незначительные объемы грузов с Томторского (редкоземельного), Павловского (свинцово-цинкового) и Майского (золоторудного) месторождений, а также 300 тыс. т угля с Зырянского угольного разреза в Якутии, который принадлежит бывшему совладельцу "Колмара" Анатолию Митрошину.

СМП позволит перевозить арктические грузы в сторону Европы дешевле, чем по другим маршрутам. Например, НОВАТЭК сможет значительно снизить стоимость транспортировки СПГ, который зимой доставляется через Суэцкий канал, говорил ранее предправления и совладелец компании Леонид Михельсон. Кроме того, за счет него сократится срок поставки газа в Азию с 36 до 19 дней, а затраты — с $2,49 до $1,65 за 1 млн британских термических единиц (MMBTU).

Людмила Подобедова, Светлана Бурмистрова

 

 

Закон США против ОПЕК грозит обвалом цен на черное золото.

"Независимая газета"

Организация стран — экспортеров нефти (ОПЕК) обеспокоена принятием Конгрессом США антикартельного закона NOPEC (No Oil Producing and Exporting Cartels Act), по которому можно будет преследовать и наказывать участников ОПЕК за манипулирование ценами. О малопредсказуемых последствиях закона NOPEC предупреждает министр энергетики США Рик Перри. Беспокоиться нужно всем участникам рынка, так как принятие закона приведет к катастрофическим последствиям для всех, считают в ОПЕК.

"Мы должны быть крайне осторожны, прежде чем пропускать такое законодательство, которое может иметь влияние гораздо более серьезное, чем от него ожидалось", — предупреждает Рик Перри. "Если вы удалите эту координацию на рынке, вы сначала можете получить переизбыток энергоресурсов на рынке, а потом скачки стоимости, которые мы уже видели на рынке", — предупреждает министр и подчеркивает, что стабильная стоимость энергоресурсов — это хорошо для всего мира и рынка.

Напомним, в Конгрессе США сейчас рассматриваются два варианта законопроекта NOPEC. Оба предполагают внесение поправок в действие антимонопольного "Акта Шермана", который более столетия назад использовался, чтобы раздробить нефтяную империю Джона Рокфеллера. Законопроект предполагает передачу правительству США полномочий по подаче иска в суд против стран — членов ОПЕК, обвиняя их в "ограничении производства и распространения нефти" на рынке США, "ограничении торговли" нефтью и манипулировании ее ценой. При этом иностранные правительства будут лишены суверенного иммунитета в американских судах.

Инициативы в отношении картеля ОПЕК конгрессмены США обсуждают с 2000 года. И пока ни одну из них не удалось реализовать. Но теперь закон против ОПЕК может быть принят. Дональд Трамп — единственный президент за десятилетия, который может подписать такой закон, замечает глава Центра глобальной энергетической политики Колумбийского университета Джейсон Бордофф.

Обсуждение законопроекта против ОПЕК активизировалось как реакция на попытки Саудовской Аравии создать долгосрочное формальное партнерство ОПЕК+ на основе договоренностей нефтяного картеля с группой из 10 нефтедобывающих стран во главе с Россией, чтобы вместе пытаться влиять на ситуацию на мировом нефтяном рынке.

В самой ОПЕК предупреждают, что закон ударит не только по картелю, но и по всему нефтяному рынку. "Законопроект как он есть не будет служить интересам США и интересам отрасли в целом", — считает генсек ОПЕК Мохаммед Баркиндо, подчеркивая, что речь идет об ответственности не только за американский, но и за глобальный рынок.

Слышны опасения и от самих участников рынка. Принятие в США закона NOPEC является "плохой идеей", говорит глава Вritish Petroleum Роберт Дадли. "Если можно будет подавать в суд на страны (ОПЕК. — "НГ"), то незапланированные последствия будут огромны. Это может полностью разбалансировать мировую экономику", — заявляет он. Он также напомнил, что благодаря политике ОПЕК цены держатся в стабильном коридоре.

Он отметил, что закон "будет иметь непредсказуемые последствия" и позволит американским юристам "нарушать суверенитет государств".

Нефтяной картель прямо предупреждает американских финансистов о "катастрофических последствиях" в случае реализации проекта, сообщает агентство Bloomberg. Предупреждает об опасности, в частности, министр нефти ОАЭ Сухейль аль-Мазруи. Такие заявления он сделал в ходе встречи с топ-менеджерами ряда банков, пенсионных фондов и хедж-фондов. "Если закон начнет действовать, это приведет к развалу ОПЕК; организация перестанет работать, и, следовательно, каждый ее член увеличит добычу до предела своих возможностей, что вызовет обвал нефтяных цен", — передает агентство слова аль-Мазруи.

Эксперты "НГ" сомневаются, что нашумевший законопроект примут в текущем году. "Фактически речь идет о вмешательстве во внешнюю политику стран ОПЕК. Попытки наказать нефтедобывающие страны за манипуляции ценами также могут в перспективе вызвать множество противоречий. К тому же документ может навредить сланцевым производителям США", — говорит аналитик компании "Солид" Вадим Кравчук.

"Однако если законопроект будет принят, наибольшее давление на себе испытают экспортеры нефти Ближнего Востока из ОПЕК — США выдвинут в их отношении обвинения в сговоре с целью манипуляций с ценами на энергоносители", — полагает главный аналитик "БКС Премьер" Антон Покатович. Это существенно затруднит тактическое сотрудничество стран ОПЕК в отношении регулирования объемов поставок. "Таким образом, каждая страна — участница картеля сможет как наращивать, так и сокращать добычу, и эти действия не будут координированными, что нивелирует важнейший фактор балансировки рынка. Это фактически поставит крест на действии сделки ОПЕК+ и перспективах дальнейшего расширения нефтяного альянса", — считает эксперт, подчеркивая, что в настоящий момент баланс рынка почти на 80% обеспечивается усилиями ОПЕК+.

Второй момент: финансовые операции ОПЕК внутри США и активы ближневосточных экспортеров также могут подпасть под санкционные ограничения. "В таком случае понести потери может нефтяной сектор в самих Штатах, ведь участие американских нефтедобытчиков в проектах ОПЕК будет приостановлено на неопределенный срок", — замечает Покатович, полагая, что именно это обстоятельство является одним из главных препятствий на пути законопроекта.

"Если ОПЕК будет признан фактическим картелем, это позволит Вашингтону применять в отношении участников организации штрафные санкции, а если они с решением американских судов соглашаться не будут — понуждать их к исполнению решений путем, например, арестов счетов контрагентов", — рассуждает директор Фонда развития права и медиации ТЭК Александр Пахомов.

Вероятность принятия законопроекта в США против создания сговоров на нефтяном рынке как никогда велика, спорит аналитик компании "Фридом Финанс" Ален Сабитов.

Очень часто законодатели в США принимают те законы, которые выгодны местному бизнесу, напоминает аналитик FxPro Александр Купцикевич. "То есть пока это было экономически невыгодно и могло навредить американским потребителям (вызвав рост цен на бензин), законопроект не получал значимой поддержки. Теперь же акценты смещаются, и все чаще мы видим, как продвигаются интересы американских энергетических компаний", — обращает внимание он.

По мнению Сабитова, утверждение законопроекта приведет к росту волатильности нефтяных цен и к их снижению в долгосрочной перспективе. Он также напоминает о ситуации, когда ОПЕК в течение нескольких лет фактически не функционировала из-за внутренних противоречий. "И тогда цены на нефть опускались до 27 долл. за баррель, так как производители наращивали производство для роста рыночной доли. Подобный случай может ограниченно проиллюстрировать возможный сценарий поведения рынков в случае принятия NOPEC", — не исключает аналитик.

Ольга Соловьева

<< Март, 2019 >>
Пн Вт С Ч П С В
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Если Вы хотите подписаться
на рассылку новостей
перейдите по ссылке

АНАЛИЗ И КОММЕНТАРИИ
МОНИТОРИНГ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
ПРАКТИКА МИНИСТЕРСТВ И ВЕДОМСТВ