conference.lawtek.ru
КОНФЕРЕНЦИИ ПРАВОТЭК
media.lawtek.ru
ВЫШЛИ В СВЕТ
КОНТАКТЫ

115054 Москва, ул. Зацепа, 23

Тел.:  +7 (495) 215-54-43,
Тел.:  +7 (499) 235-47-88,
Тел.:  +7 (499) 787-70-22,
Тел.:  +7 (499) 787-76-85.
Факс: +7 (499) 235-23-61.

e-mail: info@lawtek.ru

Внимание!!!

Временно единый телефон ПравоТЭК +7 (495) 215-54-43

14.08.2018

"Нафтогаз" надеется отсудить у российского концерна еще 12 миллиардов долларов.

"Независимая газета"

"Нафтогаз Украины" не исключает, что после 2019 года он лишится выручки от транзита российского газа в Европу. Но топ-менеджмент компании не унывает, а потерянную выручку планирует заместить доходами от нового вида деятельности — удовлетворения исковых требований к "Газпрому". Цель "Нафтогаза" — отсудить у "Газпрома" еще 12 млрд долл.

Решение Стокгольмского арбитража по иску к российскому "Газпрому" о пересмотре тарифа на транзит газа можно ждать уже после завершения транзитного контракта между двумя компаниями, то есть после 2019 года, заявил в интервью украинскому телеканалу  коммерческий директор "Нафтогаза" Юрий Витренко.

По его ожиданиям, арбитраж будет длиться больше, чем 1,5 года. "К тому времени уже точно будет понятно, есть ли транзит или нет после 2019 года, будет точно понятно, необходимо ли начислять "экономическое обесценивание" украинской газо-транспортной системы (ГТС)", — сказал Витренко. Он отметил, что в случае победы украинской стороны компенсация за "экономическое обесценивание" будет выплачиваться "Газпромом". "Мы будем просто рассчитывать на компенсацию уже постфактум. То есть условно в 2021 году если у нас не будет транзита к тому времени, мы просто получим компенсацию 12 млрд долл.", — приводит слова Витренко агентство ТАСС.

Напомним, в конце февраля завершился многолетний спор между "Газпромом" и украинским "Нафтогазом" в Стокгольмском арбитраже, который обязал "Газпром" доплатить "Нафтогазу" 4,6 млрд долл. за недопоставку согласованных объемов газа для транзита. Но по результатам двух арбитражных споров между компаниями на поставку и транзит газа "Газпром" должен доплатить украинской компании почти 2,6 млрд долл.

"Газпром" подал апелляцию, которая, как ожидается также может рассматриваться год-полтора. "Нафтогаз" ждать не хочет и приступил к арестам имущества российской компании в надежде получить деньги здесь и сейчас, чем, кстати, немало досаждает "Газпрому" (см. "НГ" от 07.08.2018). Кстати, 12 млрд долл., о которых говорит Витренко, это примерная сумма нового иска "Нафтогаза", который он подал в начале июля в тот же арбитраж (в иске указаны 11,58 млрд).

Похоже, "Нафтогаз" не уверен в сохранении транзита газа через свою систему и со всей серьезностью прорабатывает варианты получения выручки от другой бизнес-модели — взыскания через суд денег "Газпрома". Причем эта модель уже принесла немало "дивидендов" менеджменту компании.

В бухгалтерской отчетности за 2017 год "Нафтогаз" отчитался о рекордной прибыли в 1,5 млрд долл. за счет включения в выручку 2,56 млрд, присужденных арбитражем (без этой операции пришлось бы отражать чистый убыток в размере более 284 млн долл.).

Более того, менеджмент с воодушевлением выписал себе огромные премии за "победу" в Швеции. Первоначально восьми топ-менеджерам хотели распределить бонусы в размере 1% от 4,6 млрд долл, суммы промежуточного решения арбитража, определившего, что "Газпром" не выполнил транзитный контракт и прокачал мало газа через Украину и обязавшего компенсировать эти объемы деньгами. После того как в украинских СМИ и блогосфере разразился грандиозный скандал, премию в 46 млн долл. распределили на 41 менеджера "Нафтогаза" и заявили, что по факту раздали пока только половину суммы, а вторую распределят после того как "Газпром" расплатится. Среди прочих премии получили глава компании Андрей Коболев и Юрий Витренко (украинские СМИ перечислили всех "счастливчиков", напомнив и растущие счета за газ, и осеннее-зимние призывы топ-менеджмента к населению экономить тепло).

"Это похоже на раздел шкуры неубитого медведя. Товарищи очень торопились выписать себе бонусы, так как понимают, что по итогам новых разбирательств решение может быть полностью или частично отменено", — сказал "НГ" заместитель гендиректора Фонда национальной энергетической безопасности по газовым проектам Алексей Гривач.

Чисто теоретически при таком подходе "Нафтогаз" хоть сегодня может учесть в своих бухгалтерских отчетах в качестве "выручки будущих периодов" 12 млрд долл. от еще не состоявшегося нового решения шведского арбитража. И заодно выплатить менеджменту и зарплату, и бонусы с тех денег. Но это противоречит здравому смыслу. Даже украинские СМИ подчеркивают, что пока деньги от "Газпрома" не перечислены на счет "Нафтогаза", выплаты премий произведены, по сути, из карманов налогоплательщиков.

Эксперты разошлись во мнениях, придется ли "Газпрому" раскошелиться.

"Вполне возможно, что "Газпрому" придется выплатить 2,6 млрд долл., чтобы избежать тяжелых последствий невыплаты", — считает председатель совета директоров "Инжиниринговой компании "2К" Иван Андриевский. По его мнению, это может оказаться пирровой победой. "Украине придется вести в дальнейшем жесткие переговоры по условиям транзита. Позиции "Газпрома" по строительству "Северного потока — 2" сейчас весьма уверенные, так что этот конфликт может лишить Украину в будущем хорошего заработка, и все из-за ее нежелания выстраивать взаимовыгодные отношения с Россией", — сказал "НГ" Андриевский.

"Шансов на то, что "Газпром" выплатит не то что 11,5 млрд, но и 2,6 млрд долл. нет никаких", — считает, в свою очередь, член комитета по энергетической стратегии Торгово-промышленной палаты Рустам Танкаев. Эксперт объясняет это тем, что вынесенное решение Стокгольмского арбитража политически мотивировано, и Россия никогда его не признает. "В разбирательстве были допущены двойные стандарты: для "Нафтогаза" форс-мажорные обстоятельства признали, а для "Газпрома" — нет, причем речь идет об одном и том же бизнесе — а так не бывает. Арбитры явно исходили не из соображений справедливости", — сказал "НГ" Танкаев.

В июне глава "Газпрома" Алексей Миллер рассказывал акционерам, что решение Стокгольмского арбитража по спору с "Нафтогазом" было односторонним и российская госкорпорация его оспаривает. Кроме того, он сообщил, что "Газпром" принял решение разорвать все контракты с "Нафтогазом", "чтобы не усугублять и без того существующий дисбаланс интересов".

Андриевский не смог вспомнить, где еще в мире были прецеденты, чтобы собственник транспортной инфраструктуры заставлял пользователей оплачивать ставшие ненужные им услуги под предлогом "экономического обесценивания" этой самой инфраструктуры. "В "открытых обществах", к которым сегодня себя причисляет Украина, такие истории невозможны — они сразу становятся достоянием общественности, и общественные институты в этом случае добиваются справедливости, то есть отмены платы за ненужные им услуги", — говорит эксперт.

"Украина — поразительная страна по демонстративной коррупции. Можно дать любое количество денег на ремонт ГТС, но он все равно не будет проведен. "Газпром" строит собственные трубопроводы именно по этой причине, так как от Украины невозможно добиться ни стабильности транзита газа, ни модернизации трубопроводов, — сказал "НГ" доцент факультета мировой экономики и мировой политики Высшей школы экономики Андрей Суздальцев. — Они используют поразительный микс бухгалтерских, экономических и политических терминов — и все ради одной цели — сохранения денежного потока из России".

Строительство "Северного потока — 2" оценивается экспертами в 9,5 млрд евро, столько же, по разным оценкам, нужно и на восстановление украинской ГТС. Очевидно, что "Газпрому" незачем вкладывать средства в чужой актив, с которым могут продолжаться проблемы.

Выручка Украины от транзита российского газа составляет примерно 3 млрд долл. в год, так что даже если транзита не будет, "Нафтогаз", вероятно, рассчитывает жить безбедно как минимум четыре года за счет "исковой" выручки в 12 млрд долл. А что будет дальше — сегодня сказать не может никто.

Анатолий Комраков

 

 

Согласие России на строительство Транскаспийского газопровода может стать важным аргументом для согласования прокладки "Северного потока-2".

"Ведомости"

Решение вопроса о правовом статусе Каспия стало весьма значимым событием в мировой политике — все-таки тему эту муссировали более 25 лет, с тех пор как после крушения СССР вместо двух стран на Каспии образовалось сразу пять. Не секрет, что Россия долгое время блокировала решение этого вопроса по вполне прагматичным причинам. Ведь это давало возможность не допустить строительства газопровода из Туркмении в Азербайджан и далее через Турцию в Европу.

Теперь же ситуация изменилась — Россия фактически дала добро на строительство данного газопровода. Да еще в ситуации, когда только что торжественно был открыт газопровод TANAP, часть так называемого Южного газового коридора, задача которого — привести на юг Европы альтернативный российскому газ.

Конечно, есть большое количество оговорок, которые делают проект Транскаспийского газопровода все еще непростой затеей. Нужно согласие Азербайджана и Туркмении. И дело даже не в том, что у двух стран есть споры по принадлежности ряда месторождений. Большой вопрос, нужна ли сегодня новая труба и транзитный статус Азербайджану — в ситуации, когда его газ скоро начнет поступать в Европу. Азербайджан в свое время выбил из европейцев очень выгодные условия поставок со второй очереди месторождения Шах-Дениз. Дело в том, что ЕС давно уже уверяет, что долгосрочные контракты с привязкой к нефтяным ценам должны уйти в прошлое. Но с Азербайджаном пришлось подписывать именно такие. Не говоря уже о том, что Азербайджану дали исключение из третьего энергопакета на 25 лет для закачки газа в ТАР — газопровод, являющийся продолжением TANAP. Причина банальна — другого нероссийского газа для поставки через Южный коридор просто не было и Азербайджан мог диктовать условия. Чем он и воспользовался. Терять этот уникальный статус, разбавляя свои поставки туркменским газом, Баку может и не захотеть.

В случае с Туркменией нельзя забывать про китайский фактор. Туркменский газ уже нашел дорогу на китайский рынок, и Китаю совершенно не нужно давать Туркмении альтернативный вариант поставок. Туркмения уже показывала свое неудовольствие жесткой позицией Китая, что выражалось даже в перебоях с поставками в зимний период. Но Китай очень серьезно укрепился в Центральной Азии, и самостоятельно противостоять его давлению Туркмения не в состоянии. Тут может пригодиться Россия как противовес, но тогда и ее интересы надо учитывать. Есть вопросы и по запасам газа Туркменистана. BP, например, ставит его на 4-е место в мире по этому показателю, но достоверность проведенного аудита уже много лет — предмет для дискуссий.

Наконец, Россия все же настояла, что для строительства трубопроводов по дну Каспия все же требуется согласие всех пяти стран по теме воздействия проекта на окружающую среду — эта экологическая оговорка прописана в специальном протоколе.

Но все равно вероятность строительства трубы появляется. Зачем же Россия сделала такой подарок? На самом деле слухи о такой возможности уже ходили и объяснялось все это в стиле Realpolitik — что Владимир Путин пытается договориться с европейцами о размене каспийской трубы на "Северный поток — 2" и вторую нитку "Турецкого потока", включая и систему доставки газа до потребителей по суше. Сомнительно, что все было так грубо, — хотя бы потому, что слишком много в Европе центров силы, чтобы кто-то мог дать гарантии при таком размене. Но фактор влияния российских обходных газопроводов действительно мог быть ключевым при принятии решения по Каспию.

Европа долго требовала снять ограничения для строительства Транскаспийского газопровода. И теперь запрет на строительство газопровода на Балтике будет выглядеть весьма контрастным. Тем более что юридических оснований для отказа после решения изменить маршрут трубы у Дании — последней страны, от которой требуется согласие, — все меньше. Nord Stream 2 AG уже подала заявку на другой маршрут. Его суть в изменении обхода острова Борнхольм и переносе трубы из территориальных вод Дании в ее исключительную экономическую зону. А по конвенции ООН по морскому праву от 1982 г. отказать в строительстве в своей экономической зоне страна уже не может. И если Дания все равно не даст разрешения, у России будет возможность переиграть ситуацию на Каспии.

Россия во внешней политике часто исходит из формулы "Раз вам можно — то и мы будем поступать так же". В данном случае логика как раз может быть примерно такой. "Вы не даете нам строить трубу — и мы тогда не дадим, хотя мы шаг навстречу сделали". Вопрос о "Северном потоке — 2" должен решиться уже ближайшей осенью. Так что проверим, удастся ли разменять один трубопроводный проект на другой.

Константин Симонов, генеральный директор Фонда национальной энергобезопасности

 

 

Такие действия могут нанести мировой экономике огромный ущерб с трудно предсказуемыми последствиями.

"Известия"

США стремятся, чтобы остальной мир прекратил покупать иранские углеводороды, а Тегеран угрожает закрыть пролив, через который проходит почти 20% мировой нефти. Подобная ситуация возникает не впервые, но на этот раз всё куда серьезнее, чем раньше.

"Американцы заявили, что хотят полностью остановить иранский экспорт нефти. Они не понимают, что это значит. Иран выстоит в период, когда его нефть не экспортируется, а вот остальной части региона от этого будет худо".

Эти слова президента Ирана Хасана Роухани, произнесенные в начале июля, были куда менее заметными, чем прозвучавшие из Тегерана ближе к концу того же месяца предупреждения, в которых Америке предложено не играть с огнем и "не дергать льва за хвост", потому что "война с Ираном — мать всех войн".

Насколько высказывания иранского лидера задели Дональда Трампа, который тут же в порыве ярости (о чем говорит текст, набранный одними заглавными буквами) отреагировал в своем главном СМИ — "Твиттере": "НИКОГДА, НИКОГДА НЕ УГРОЖАЙТЕ США, А ТО ПОСТРАДАЕТЕ ТАК, КАК МАЛО КТО В ИСТОРИИ СТРАДАЛ. МЫ БОЛЬШЕ НЕ ТА СТРАНА, КОТОРАЯ БУДЕТ ТЕРПЕТЬ ВАШИ СЛАБОУМНЫЕ РЕЧИ О НАСИЛИИ И СМЕРТИ. ОПАСАЙТЕСЬ!"

Несмотря на отсутствие ответа Роухани на явно провокационную реплику хозяина Овального кабинета, считать, что Тегеран выкинул белый флаг, нет оснований. Их вообще нет никогда, если мы имеем дело с Ираном, государством, не один десяток лет прожившим в условиях американских санкций и попыток Штатов устроить персам полную мировую изоляцию.

Что бы там ни говорили о военном превосходстве американских ВМС, а Ирану куда проще перекрыть судоходство по Ормузскому проливу, чем США обеспечить беспрепятственное прохождение нефтеналивных танкеров в этом месте Персидского залива, очертаниями напоминающем воронку для слива жидкостей.

Опыт — сын ошибок трудных

Во время ирано-иракской войны (1980-1988 годы) Иран уже поучился тому, как противостоять американским войскам. Возможности персидского государства в военном отношении тогда были не самые лучшие, главным атрибутом можно было считать безграничную готовность иранских солдат и офицеров пожертвовать собой ради родины. Но для победы над ВМС США, корабли которых входили в территориальные воды Ирана "для защиты международного судоходства" по мере необходимости и не спрашивая разрешения, этого было мало. Что в Тегеране наверняка заметили.

С тех пор прошло 30 лет, в течение которых иранские ученые, пользуясь китайскими лицензиями и технологиями, создали мощный арсенал ракет (как малых и средних, так и оперативно-тактических). Дальность полета которых — от 30 до 200 км — позволяет бить по любой точке пролива не только с побережья, но и из глубины страны.

Военные эксперты различных государств сходятся во мнении, что "иранские ракеты способны утопить почти любой военный корабль мира". Слово "почти" здесь, хотя и не лишнее, но не определяющее. Тегеранские стратеги и не замышляют проворачивать миссии, которые заведомо невыполнимы. Чтобы заблокировать Ормузское горло, не обязательно топить эсминцы, миноносцы и авианесущие крейсеры — вполне достаточно положить на дно в нужных местах несколько нефтеналивных танкеров.

Ширина пролива в самом узком месте — 54 км. Судоходной его части — всего 10 км. Коммерческих фарватеров (их два), где могут пройти современные супертанкеры (длина — не менее 230 м, высота — до 50 м), — и вовсе 2,5 км. По оценкам специалистов, чтобы в мире наступил топливный коллапс, требуется затопить два, максимум три судна этого класса в местах, которые иранским океанографам и морским разведчикам, конечно же, хорошо известны.

Сомнительно, что Вашингтону удастся с помощью "Твиттера" президента США или заявлений Пентагона напугать Тегеран. Если же попытаться сделать это с помощью оружия, то потребуется операция не меньшего размаха, чем знаменитая "Буря в пустыне", которая сегодня стоить будет на порядок, а то и два выше, чем вышибание Ирака из Кувейта почти 30 лет тому назад.

Стоит вспомнить, что мусульмане всегда готовы жертвовать собой по первому призыву аятоллы. Не забыть об особенностях рельефа, которые играть будут на стороне защищающихся, а не атакующих. И приложить к этим характеристикам высокую подвижность транспортных средств, замаскированных под вполне обычные фуры дальнобойщиков, на которых размещаются иранские ракеты.

Сочетание всего этого способно серьезно подорвать технологическое преимущество американской армии. Иранцам ничего не стоит закатить грузовичок с легкой ракетой на городскую площадь и произвести оттуда пуск. Что в ответ предложат американские стратеги — стрелять на поражение по населенным пунктам, что обернется ударом по собственному престижу и имиджу в мире?

Что такое Ормузская "воронка" для мировой экономики

Через Ормузский пролив проходит до 40% общего объема нефти и нефтепродуктов, транспортируемых на планете по морю. И до 20% всей нефти, добываемой в мире. 90% черного золота, выкачиваемого странами залива, развозится по странам и континентам также через Ормуз. Цифры подсказывают, что возникновение коллапса мирового уровня в случае блокировки пролива — не красивый оборот речи, а самая что ни на есть жесткая реальность.

Несколько дней назад глава Корпуса стражей Исламской революции (КСИР или Пасдаран) генерал Мохаммад Али Джафари высказался недвусмысленно: "Мы заставим врага понять, что либо все могут использовать Ормузский пролив, либо никто".

"Вариант Ормуз" — козырная карта иранских лидеров, наличие которой они демонстрируют, как только видят угрозу военного нападения на свою страну. Было такое, например, в 2008 и 2011 году. Однако большинство экспертов всегда считали план перекрытия пролива блефом, ибо Иран и сам этим путем транспортирует свою собственную нефть.

Однако сегодня всё может выглядеть совсем по-другому. После одностороннего отказа США от многосторонней ядерной сделки по Ирану администрация Трампа увлечена кампанией давления на Тегеран, которая включает введение экономических санкций и ограничение участия исламской республики в коммерческих сделках. Вашингтон заявил, что, начиная с ноября, он будет наказывать центральные банки всех стран, которые приобретают иранскую нефть, а это — два миллиона баррелей в день, которые приносят Тегерану доходы примерно $50 млрд в год.

Некоторые страны, такие как Индия и Турция, уже заявили о своей готовности не подчиняться ограничениям, налагаемым США, однако не стоит думать, что этому примеру последуют многие. И если Иран станет терять свои нефтяные рынки, это может стать последней каплей для его финансов, уже переживающих тяжелый кризис, из-за которого местная валюта, риал, только за последние три месяца потеряла половину своей стоимости. Задача Белого дома — усугубить трудности иранской экономики, что в конечном итоге может повлечь крах теократической системы, действующей с 1979 года.

В расчете на выключение Ирана из топливной схемы мира США уже успели договориться с саудитами об увеличении ими добычи нефти, чтобы предлагаемые объемы на рынке черного золота не изменились. Но весь этот план полетит в тартарары, если Тегеран перекроет Ормуз: практически всё, что добывается Ираком, Кувейтом, Катаром и Бахрейном, а также часть производимого Арабскими Эмиратами и Саудовской Аравией, транспортируется через пролив, а значит, окажется вне доступа покупателей.

И хотя две страны, названные последними, обладают нефтепроводами, которые позволяют перекачивать продукт в порты, на которые "воронка" не влияет (первая — в Красное море, вторая — в Оманский залив), это проблемы не решает. Блокировка Ормузского пролива даже на несколько дней подтолкнет цены на нефть резко вверх, что вызовет энергетический кризис.

Зачем воевать с военными кораблями, когда есть коммерческие?

"Ирану не нужна какая-то особенно крутая военная сила, чтобы реализовать свою угрозу прервать коммерческий трафик в проливе. Он может повредить торговые суда дешевыми противокорабельными ракетами, выпущенными с быстрых патрульных катеров, торпедами с подводных лодок или установив мины, — выразил свое мнение в интервью ВВС Рокфорд Вейц, директор программы морских исследований Fletcher при Университете Тафтса (США). — Фактически, это уже было опробовано во время военной конфронтации между Ираном и Ираком в 1980-х годах. В конфликте, который назывался "войной нефтяников", каждая страна пыталась затопить морские грузовики противника. Чтобы избежать нападения, кувейтские суда начали плавать под американским флагом, и, хотя поток сырой нефти не был полностью прерван, стоимость страховок судов, курсировавших в этом районе, буквально взлетела, что тоже поспособствовало росту цен на углеводородное сырье".

Современные гигантские танкеры довольно сложно вывести из строя. В отличие от судов, ходивших в 1980-х годах, большинство нынешних танкеров имеют двойной корпус, благодаря чему пустить ко дну их гораздо труднее, считает Вейц. Тем не менее даже скромное нарушение коммерческого судоходства может спровоцировать экономический ущерб в виде более высоких ставок на морское страхование, а также скачков на биржах из-за опасений по поводу поставок нефти, уверен эксперт.

Ставки в игре "на пролив" настолько велики, что в ВМС США уже разработали планы быстрого разблокирования этого морского маршрута, если возникнет такая необходимость.

"Если Иран решит закрыть Ормузский пролив военным путем, ответ не заставит долго ждать: совместные усилия США и наших арабских союзников в Персидском заливе позволят возобновить судоходство в "воронке" в течение нескольких дней", — сказал в интервью CNBC отставной американский адмирал Джеймс Ставридис, бывший Верховный главнокомандующий Объединенными вооруженными силами НАТО в Европе.

По мнению министра обороны США Джеймса Мэттиса, блокада Ормуза "потребует адекватного ответа от международного сообщества, которому крайне важно нормальное функционирование этого канала: мировая экономика зависит от этой энергии".

США готовы загребать жар. Но — чужими руками

По сообщениям CNN, американская администрация в настоящее время занята изучением вопроса, какие военные силы и средства необходимо держать наготове на случай блокирования пролива. Однако в другом новостном сообщении упомянутое СМИ, на основе сведений из источников, близких к Белому дому, утверждает, что военные действия в случае иранской атаки вестись будут не американцами, а их союзниками-саудитами. И, возможно, силами создаваемого по инициативе Эр-Рияда и при одобрении США, Ближневосточного стратегического альянса (MESA), в просторечии именуемого Арабским НАТО. Известно, что представители стран, которые войдут в MESA, планируют провести саммит в Вашингтоне 12 и 13 октября.

Ормуз, кстати, будет не единственной головной болью Арабского НАТО, как, впрочем, и не единственной причиной создания альянса. Недавние события в Баб-эль-Мандебском проливе (между южнойеменским "углом" Аравийского полуострова и африканским побережьем) тоже сильно потрепали нервы миру. 26 июля два танкера саудовской нефтяной компании Saudi Aramco подверглись нападению со стороны повстанцев-хуситов Йемена. Атака вынудила компанию приостановить свои поставки нефти через этот пролив.

Хотя США традиционно обвиняют Иран в поддержке хуситов, на самом деле неизвестно, стоял ли за этой атакой Тегеран. Но степень угрозы ясна: в случае противостояния иранцы могли бы легко парализовать движение кораблей через Баб-эль-Мандеб, пропускающий почти 5% от мировой добычи нефти.

Насколько сильно повлияет закрытие этих проливов на мировую экономику, будет в значительной степени зависеть от продолжительности блокады. 29 стран — членов Международного энергетического агентства должны, согласно требованиям энергетической безопасности, иметь как минимум 90-дневный резерв нефти. США в настоящий момент располагают значительно большими запасами. А вот у Китая их — только на 34 дня, у Индии — всего на 10.

"Блокировка Ормуза — это угроза, прежде всего, экономикам Китая, Японии, Южной Кореи и Евросоюза, — отмечает в комментариях испанскому изданию El Confidencial Робин Миллс, энергетический аналитик и исполнительный директор Qamar Energy. — США, которые сейчас являются крупным производителем сырой нефти, по-прежнему остаются и нетто-импортером и потому пострадают, но в меньшей степени, чем перечисленные выше государства. А вот Россия выиграет, и в значительной степени".

Кроме того, по его словам, блокировка Ормузского пролива создаст больше проблем для сжиженного природного газа, чем для нефти. Катар экспортирует четверть запасов СПГ через Ормуз, а такие страны, как Южная Корея, Япония и Тайвань, полностью зависят от импорта катарского СПГ. "Россия воспользуется возможностью увеличить свои поставки в Европу, усилив свое геополитическое влияние в этом регионе", — полагает эксперт.

Владимир Добрынин

<< Август, 2018 >>
Пн Вт С Ч П С В
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Если Вы хотите подписаться
на рассылку новостей
перейдите по ссылке

АНАЛИЗ И КОММЕНТАРИИ
МОНИТОРИНГ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
ПРАКТИКА МИНИСТЕРСТВ И ВЕДОМСТВ