media.lawtek.ru
ВЫШЛИ В СВЕТ
КОНТАКТЫ

115054 Москва, ул. Зацепа, 23

Тел.:  +7 (495) 215-54-43,
Тел.:  +7 (499) 235-47-88,
Тел.:  +7 (499) 787-70-22,
Тел.:  +7 (499) 787-76-85.
Факс: +7 (499) 235-23-61.

e-mail: info@lawtek.ru

Внимание!!!

Временно единый телефон ПравоТЭК +7 (495) 215-54-43

19.02.2019

Эксперты сомневаются в заявленных источниках финансирования проекта.

"Независимая газета"

"Россети" продолжают проводить презентации разработанной ими концепции цифровизации электросетевого комплекса: на прошлой неделе ее представили в рамках Российского инвестиционного форума в Сочи, незадолго до этого, 8 февраля, — на заседании секций экспертного совета при комитете Госдумы по энергетике. Цифровизацию обещают провести без роста тарифов для конечных потребителей, а ее результатом декларируют повышение надежности и качества электроснабжения. Однако эксперты сомневаются в заявленных источниках финансирования программы и отмечают, что потребителям важнее снижение цены на электроэнергию — но она, по-видимому, в итоге только вырастет.

Согласно концепции "Цифровая трансформация — 2030", до 2030 года предполагается переход на риск-ориентированное управление на основе внедрения цифровых технологий и анализа больших данных (big data), искусственного интеллекта, машинного обучения и пр. Пилотные проекты будут рассмотрены и приняты в этом году, а главными эффектами заявлены повышение надежности и качества электроснабжения. Цифровизацию планируется провести без роста тарифа для конечного потребителя, срок окупаемости технологий должен составлять не более 10 лет. Как заявил на Российском инвестиционном форуме в Сочи гендиректор "Россетей" Павел Ливинский, в результате компания сможет снизить свои издержки — капитальные затраты (CAPEX) минимум на 15%, операционные (OPEX) минимум на 30%, на 50% и более будут сокращены потери, появятся внетарифные источники дохода и, как следствие, вырастет рыночная капитализация компании с нынешних 153 млрд руб. по мультипликатору EV/EBITDA до 1 трлн руб.

Концепцию приняли еще на заседании совета директоров "Россетей" 21 декабря, но в открытом доступе ее нет, некоторые параметры, по-видимому, уточняются, некоторые — остаются неподтвержденными. Например, стоимость программы пока открыто не называется, ранее она оценивалась в 1,3 трлн руб. Забавный конфуз произошел на заседании секций экспертного совета при комитете Госдумы по энергетике 8 февраля — только на нем, по информации "НГ", представитель Минэкономразвития выяснил, что снижение CAPEX в результате цифровизации, по уточненным представлениям "Россетей", оценивается уже в 15%, а не в 30% — прежние данные оказались устаревшими.

По сведениям "НГ", представитель МЭР также не понял из концепции, как предлагается "оцифровать" сети не входящих в "Россети" субъектов рынка — прочих территориальных сетевых организациях (ТСО), многоквартирных домов и потребителей (судя по всему, им просто предложат перенимать практики госкомпании). В ожидаемом снижении CAPEX есть риск — не приведет ли цифровизация к сокращению инвестпрограмм, то есть уменьшению реконструкции основных фондов и еще большему их старению, с чем уже есть проблема: ведь пока непонятно, за счет каких мероприятий будет проводиться сокращение капзатрат. Заявлялось о необходимости в первую очередь посмотреть на реализацию пилотных проектов (для них нет законодательных ограничений), а потом уже принимать решение о глубине цифровизации. По данным "НГ", также были выражены сомнения в одной из главных целей концепции "Россетей" — необходимости повышения надежности электроснабжения, ведь по этому показателю страна уже находится на высоком 8-м месте в мире (рейтинг Doing Business 2019).

Эксперты указывают на множество изъянов в планах "Россетей". По мнению директора департамента розничного рынка и сетей ассоциации "Сообщество потребителей энергии" Валерия Жихарева, цифровая трансформация электроэнергетики должна быть направлена на снижение издержек энергетических компаний, соответственно расходов потребителей электроэнергии: "Законодательное регулирование цифровой трансформации сетей должно быть направлено на минимизацию экономических рисков для потребителей от изменения характера спроса на электроэнергию и масштабного развития распределенной энергетики. Возможные расходы от реализации мероприятий по интеграции распределенной энергетики в общие процессы в электроэнергетике должны быть сведены к нулю".

Вместе с тем, как утверждают представители сетей, цифровая трансформация направлена на дальнейшее повышение качества электроснабжения, что, как считает Валерий Жихарев, приведет к росту расходов для потребителей при неоднозначных выгодах для них. Также он напомнил о предельной полезности расходов на повышение качества электроснабжения, которые не всегда ведут к повышению удовлетворенности потребителей. По его словам, потребителей, обеспечивающих необходимое им качество электроснабжения за счет развития распределенной энергетики, беспокоит не столько само качество, сколько ответственность за него инфраструктурных организаций.

"Источниками покрытия расходов на цифровизацию, как следует из федерального закона и проектов правовых актов, будут рост платы за услуги по передаче электроэнергии, платы за техприсоединение и сбытовой надбавки гарантирующих поставщиков. Это означает, что кто-то точно будет платить больше, поэтому тезис о том, что тариф не будет расти, лукавый", — заметил эксперт.

Предложенная концепция ставит серьезный инвестиционный вызов, обратил внимание руководитель проектов Института проблем ценообразования и регулирования естественных монополий НИУ ВШЭ Сергей Сасим: ее стоимость — 1,3 трлн руб. — потребует от "Россетей" около 186 млрд руб. ежегодного дополнительного дохода, что составляет 19,6% необходимой валовой выручки, или 24% OPEX компании, притом что тарифные ограничения должны составить всего 3%. Ведется работа по снижению уровня потерь, но есть нюанс — в соответствии с законодательством это не является экономией, у "Россетей" это просто должны изъять, напомнил эксперт. Проблема с экономией операционных расходов в том, что сейчас у 46% ТСО они выше, чем установил регулятор, инвестиционный потенциал сокращения OPEX в таких условиях весьма ограничен — он не позволит окупить вложения, считает Сергей Сасим. "У компаний не будет другого способа выживать, кроме как "капитализировать" OPEX — заявлять побольше реконструкций и увеличивать капитальные расходы, — делает вывод эксперт. — Это подрывает другой тезис — о сокращении CAPEX. Мне непонятно, как внедрение цифровых технологий, например установка счетчиков, может снизить удельные расходы, допустим, на замену деревянных или железных опор".

В этих условиях есть соблазн недооценить ограничения текущего тарифного регулирования, отмечает Сергей Сасим. По его словам, сейчас среди регионов самое большое отклонение от предельного уровня тарифа показывает именно Калининградская область — пилотная зона по цифровизации, и превышение было, по-видимому, вызвано инвестпрограммой, связанной в том числе с цифровизацией. Чтобы решать заявленные задачи без роста тарифа, необходимы новые рынки применения сетевой инфраструктуры, правильная методология оценки инвестпрограмм и эффектов, полагает эксперт. Без этого есть риск повторить не успешные примеры европейских стран (у которых, кстати, не было проблем, имеющихся в России, — того же перекрестного субсидирования), а американской General Electric, потерявшей на цифровизации значительную долю свою капитализации, предупреждает Сергей Сасим.

Глеб Тукалин

 

 

Защитит ли хартия ОПЕК+ Россию и Саудовскую Аравию от судебного преследования США.

"Российская газета"

Представители стран ОПЕК в понедельник приступили к двухдневному обсуждению хартии о бессрочном сотрудничестве между государствами — участниками соглашения о регулировании нефтедобычи (ОПЕК+). Одновременно в США возобновилось обсуждение проекта акта NOPEC, который позволит Вашингтону привлечь к ответственности членов ОПЕК+ за манипулирование ценами на нефть. По оценкам экспертов, хартия вряд ли даст нефтедобывающим государствам защиту, но и Вашингтон, вероятно, не пойдет против альянса: будучи крупными потребителями, США рискуют больше потерять, чем приобрести.

Министры энергетики в рамках соглашения ОПЕК+, которое поддерживают страны ОПЕК и еще десять стран, не входящих в картель, начали обсуждать преобразование в некий альянс в прошлом году. Сейчас эти страны связывают добровольные обязательства по сокращению добычи нефти, которые призваны помочь рынку сбалансировать объемы спроса и предложения. Проект хартии, которую положили на стол переговоров 18 февраля на техническом уровне, в принципе, ничего не меняет, лишь формализуя отношения 24 стран и повышая доверие между участниками сделки. Неформальных лидеров остается двое — это Россия как крупнейший нефтедобытчик вне ОПЕК и Саудовская Аравия как лидер ОПЕК. Ожидается, что со странами вне ОПЕК хартию обсудят 22 февраля, а в апреле, на министерской встрече, она будет подписана.

"Мы считаем, что перестройка ОПЕК — логичное развитие событий и новая структура в виде альянса с большим количеством участников лишь будет отражать уже произошедшие изменения, — говорит аналитик ИК "Фридом Финанс" Ален Сабитов. — Новые инициативы по перестройке, на наш взгляд, — лишь попытка формализовать и закрепить новый формат". Правда, с ростом числа участников сделки становится сложнее договариваться, и заседание в декабре, когда откладывалось окончательное решение, тому подтверждение, считает аналитик. "Что касается таких крупных производителей нефти, как Иран и Ирак, то они не заинтересованы в новой структуре: в таком случае альянс будет иметь две суперсилы в виде России и Саудовской Аравии, а влияние остальных производителей на процесс принятия решений может быть снижено", — полагает Сабитов.

По стечению обстоятельств преобразование соглашения ОПЕК+ в хартию ознаменовалось возобновлением работы США над актом NOPEC (No Oil Producing and Exporting Cartels Act), который пытаются принять примерно 20 лет. 7 февраля юридический комитет палаты представителей Конгресса США его наконец одобрил. Законопроект предлагает рассматривать ОПЕК через Акт Шермана — антимонопольный закон, который столетие назад позволил США раздробить нефтяную империю Джона Рокфеллера. Смысл в том, чтобы привлечь к ответственности страны, которые через сговоры манипулируют ценами на нефть, хотя сами участники ОПЕК+ не раз заявляли, что их цель — не конкретная, а стабильная цена. До сих пор принятие NOPEC блокировали президенты США.

Выбор ОПЕК+ в пользу хартии (публично-правового акта, не имеющего обязательной силы) можно расценить как попытку снизить риски привлечения стран к ответственности за нарушение антимонопольного законодательства, полагает управляющий партнер УК "Право и Бизнес" Александр Пахомов. С точки зрения международных норм права заключение ценового соглашения между участниками рынка нефти могло бы попасть под ограничения, но ОПЕК объединяет не компании и трейдеров, а суверенные государства. "То есть фактически ОПЕК, хотя и имеет черты картеля, де-юре нарушает нормы международного законодательства не больше, чем ВТО, АSEАN, ОЭСР, G7, G20 и так далее", — считает юрист.

Как бы то ни было, наказывать страны, входящие в ОПЕК или в расширенный состав ОПЕК+, Вашингтону невыгодно. Во-первых, Эр-Рияд — важнейший стратегический партнер США на Ближнем Востоке и единственный противовес Тегерану (терять такого партнера США себе позволить не могут). Во-вторых, США остаются крупнейшим потребителем нефти, среди поставщиков — те же страны ОПЕК, так как внутреннее производство не покрывает потребностей. Если поставщиков оштрафуют или будут созданы условия для этого, то под угрозой окажется энергетическая безопасность США. Кроме того, это может спровоцировать отток капитала стран ОПЕК со всех счетов, до которых смогут дотянуться руки американских судов, считает Пахомов.

Александра Воздвиженская

<< Февраль, 2019 >>
Пн Вт С Ч П С В
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Если Вы хотите подписаться
на рассылку новостей
перейдите по ссылке

АНАЛИЗ И КОММЕНТАРИИ
МОНИТОРИНГ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
ПРАКТИКА МИНИСТЕРСТВ И ВЕДОМСТВ