media.lawtek.ru
ВЫШЛИ В СВЕТ
КОНТАКТЫ

115054 Москва, ул. Зацепа, 23

Тел.:  +7 (495) 215-54-43,
Тел.:  +7 (499) 235-47-88,
Тел.:  +7 (499) 787-70-22,
Тел.:  +7 (499) 787-76-85.
Факс: +7 (499) 235-23-61.

e-mail: info@lawtek.ru

Внимание!!!

Временно единый телефон ПравоТЭК +7 (495) 215-54-43

19.05.2015

ФТС предлагает ограничить заправку судов в России.

"Ведомости"

ФТС решила стимулировать поставщиков бункерного топлива больше его экспортировать и платить пошлину. Служба предлагает ввести ограничение на погрузку топлива в России и запретить бункеровку транзитных судов, следует из письма председателя правления "Роснефти" Игоря Сечина и гендиректора "Газпром нефти" Александра Дюкова первому вице-премьеру Игорю Шувалову (написано в конце марта, его копия есть у "Ведомостей"). ФТС такое предложение объясняет необходимостью пополнения бюджета от таможенных пошлин.

Но, по мнению Сечина и Дюкова, это окажет краткосрочный эффект для бюджета, но нанесет ущерб развитию транспортного комплекса и различным видам деятельности в портах.

Первый замруководителя ФТС Владимир Малинин направил 29 апреля обращение в Минэкономразвития (его копия также есть у "Ведомостей"). В нем он сообщает, что бюджет потеряет от беспошлинного вывоза нефтепродуктов больше, чем заработают компании на бункеровке транзитных судов. Малинин напоминает, что экспортные пошлины на энергоносители — основные источники дохода бюджета. Представитель Минэкономразвития говорит, что вопрос об ограничении бункеровки судов прорабатывается. Но министерству ближе позиция нефтяных компаний, так как наличие льготной бункеровки положительно сказывается на развитии портовой инфраструктуры.

"Газпромнефть марин бункер" и "РН бункер" (структура "Роснефти") — одни из крупнейших бункеровочных компаний в России. По итогам 2013 г. (других данных нет) их объем продаж составил 3,2 млн и 3,3 млн т соответственно. "Газпром нефть" оценивает свою долю на рынке в 18,6%, "Роснефть" — в 25%. По оценке Ассоциации бункеровщиков, рынок в 2013 г. составил 8-9 млн т, или $3,5-4,5 млрд.

В 2013 г. Центральная энергетическая таможня (ЦЭТ) ввела запрет на бункеровку на рейде всем, кроме вертикально-интегрированных компаний (ВИНК). По данным Росморречбункера, ВИНК занимают 45% рынка. Ограничение бункеровки на рейде необходимо для пресечения незаконного беспошлинного вывоза топлива, говорил тогда замруководителя таможни Руслан Давыдов. Позже "Роснефть" предлагала допустить к заправке судов только структуры ВИНК. В понедельник представители "Роснефти" и "Газпром нефти" не ответили на запросы "Ведомостей". Представитель Шувалова от комментариев отказался.

Милана Челпанова, Галина Старинская

 

 

"РБК daily"

На новостях о подорожании нефти растет и рубль, и оптимизм властей. Уже заговорили о том, что кризис заканчивается. Но насколько нашей экономике станет легче от роста нефтяных цен хотя бы до $80 за баррель?

А если чудо?

Заявления официальных лиц о том, что России пора слезать с неф­тяной иглы, в последние десять лет звучат с частотой хорошей чечетки. Тем не менее нет у нас более тщательно и даже любовно отслеживаемого новостного параметра, чем стоимость "черного золота".

В последнее время склонным к оптимизму чиновникам и медийным экспертам явно полегчало: нефть переключилась на растущий тренд, чего оказалось достаточно для коренной перемены в настроениях. Ссылаясь на улучшившуюся конъюнктуру, аналитики начали снижать прогнозы глубины спада в текущем году, а в правительстве все более уверенно говорят о том, что дела обстоят вовсе не так плохо, как казалось ранее, предвещая скорое преодоление временных трудностей и возобновление экономического роста.

Представим себе на минуту, что цены на нефть и вправду восстановились. Пусть и не до прежних отметок, что крайне маловероятно даже при максимально оптимистичном мировоззрении, но хотя бы до уровней, которые еще в конце 2013 года использовались лишь в самых мрачных сценариях развития российской экономики, — примерно $80 за баррель. Эти ценовые ориентиры, еще вчера казавшиеся почти кошмаром, сегодня представляются едва ли не чудом.

Но что подобное чудо способно изменить в нашем невеселом экономическом пейзаже?

Кому и как поможет подорожание нефти

Прежде всего заметно полегчает бюджетной системе. Федеральный бюджет вряд ли, конечно, выправится до полного исчезновения трехтриллионного дисбаланса, но по крайней мере дефицит серьезно сократится. В "кубышках" у государства останется больше денег, высвободившихся от затыкания бюджетных и околобюджетных дыр. Отпадет острая нужда решать практически невыполнимую задачу, поставленную перед бюджетной политикой правительства, — ежегодно резать государственные ассигнования в реальном выражении на 5%, да еще и в предвыборный период!

Ослабнет напряжение на валютном рынке. Благодаря притоку нефтедолларов рубль почувствует себя еще более уверенно, чем сегодня. Так что ЦБ, никак не желающему в открытую признаться, что со свободным курсообразованием ничего не выходит, по‑видимому, придется тогда выходить на рынки с массированными интервенциями "для пополнения золотовалютных резервов".

Свеженапечатанные рубли хлынут в банковский сектор, снижая дефицит ликвидности и процентные ставки. Не исключено, что в связи с этим опять повысится привлекательность коммерческого и потребительского кредита, генерируя в экономике дополнительный спрос и некоторое оживление.

Короче, мы тогда вроде бы вернемся в почти беспроблемное начало 2014 года. И действительно, самая малость останется до восстановления самопроизвольного экономического роста, и заживем по‑прежнему или даже еще лучше…

Нефтяная колыбельная

Однако на самом деле радоваться возвращению в недавний "золотой век" вряд ли стоит. Экономика годичной давности ничуть не лучше нынешней; в ней царят точно такие же структурные диспропорции, препятствующие нормальному инвестиционному процессу и выходу на траекторию устойчивого развития: подавление предпринимательства и рыночной конкуренции государством, безраздельное доминирование сырьевого и рентно-финансового сектора, а также крайняя уязвимость к капризам внешней конъюнктуры.

С высокой вероятностью повышение цен на нефть такой экономике не поможет. Напротив, на время заткнув зияющие бюджетные дыры, дорогая нефть снова убаюкает всех и вся простой и удобной мыслью, что все и так хорошо и никакие рискованные реформы и болезненные преобразования даром не нужны. Подспудное упование именно на это прежде всего читается во всех звучащих с экрана посулах о скором преодолении кризиса.

Но ситуация на самом деле еще сложней, чем представляется нефтяным оптимистам. Дорогая нефть никак не сможет компенсировать отсутствие доступа большинства российских заемщиков к западному финансированию, во многом потому, что эффективные механизмы перераспределения нефтяной ренты внутри страны за десять лет изобилия так и не были налажены. Дорогая нефть приведет к укреплению рубля и подорвет конкурентоспособность несырьевой обрабатывающей промышленности, а вместе с ней — и без того не слишком большие надежды на импортозамещение. Дорогая нефть, к сожалению, не в силах ликвидировать риски обострения конфликта в Донбассе, которое может в одночасье покончить с видимостью благополучия.

Наконец, как мы уже уяснили на собственном опыте, в отсутствие внятной экономической политики даже самая дорогая нефть сама по себе не может дать ответа на вопрос: а что будет тогда, когда она подешевеет?

Олег Буклемишев, директор Центра исследования экономической политики МГУ

Пришло время для инвестиций в малоразработанное в РФ направление нефтедобычи.

"Независимая газета"

 

Открытие шельфа для частных нефтяных компаний поможет нашей стране сохранить статус энергетической сверхдержавы. В противном случае уже довольно скоро в России начнется спад добычи. В бюджете появятся дыры, закрывать которые придется за счет социальных расходов.

В прошлом году Россия вышла на пиковые значения добычи нефти. Объем был самым большим за всю постсоветскую историю. Позитивный эффект от этого рекорда был сильно испорчен резким снижением котировок нефтяных контрактов и санкциями, поэтому о нем хорошо знают в основном специалисты. Теперь по показателям добычи нефти Россия выходит на плато, и очень скоро начнется движение вниз.

Последние крупные месторождения нефти на суше были распределены еще в конце 2012 года. Открытие новых больших природных резервуаров на суше маловероятно. Это создает реальную угрозу для финансовой стабильности государства в будущем. Ведь, несмотря на предпринимаемые шаги по диверсификации экономики, нефть остается главным источником дохода госказны.

Но и будущее самой отрасли вызывает тревогу. У государства, по сути, остался только один способ удержать высокий уровень добычи углеводородов в средне- и долгосрочной перспективе — освоение моря. Но принимавшиеся ранее решения не способствовали его быстрому освоению. Теперь пришла пора пересмотреть прежнюю политику.

Пока по действующему законодательству на шельфе могут работать только компании, принадлежащие государству. Эти ограничения были приняты в 2008 году. Однако зарубежный опыт показывает, что соблюдать интересы государства можно и в условиях отсутствия монополии на шельф. Например, Норвегия, известная своим жестким контролем государства за нефтяной отраслью, даже использует при добыче углеводородов концессионную систему, что не мешает властям обеспечивать национальные интересы.

Проблему, похоже, осознали на самом верху, и ключевое решение уже принято — несмотря на политический вес лоббистов сохранения статус-кво. Сейчас с участием Минэнерго, Минэкономразвития и Минприроды обсуждаются детали и технические моменты. Вопрос будет рассматриваться на правительственной комиссии по природопользованию и экологии, руководит которой вице-премьер Александр Хлопонин. Хотя, конечно, окончательно решение будет оформлено в тот момент, когда к проекту подключится и правительственная комиссия по ТЭКу и энергоэффективности под кураторством вице-премьера Аркадия Дворковича. По данным некоторых СМИ, за либерализацию выступают также вице-премьер и полпред в Дальневосточном округе Юрий Трутнев и помощник президента по экономике Андрей Белоусов.

Первый сигнал о возможной либерализации доступа к российскому шельфу уже прозвучал. Президент Владимир Путин подписал закон, в котором уточнил права пользования участками недр для разведки и добычи полезных ископаемых. Он позволит участвовать в разработке недр Балтийского моря не только государственным, но и частным компаниям. Как пояснял ранее глава Минприроды Сергей Донской, любая компания должна иметь право выйти на шельф, если у нее есть соответствующий опыт, техника и деньги.

Время для начала широкомасштабных работ на шельфе сейчас самое подходящее. Континентальные месторождения России, в том числе те, что были распределены в конце 2012 года (Лодочное, Имилорское, Северо-Рогожниковское), обеспечивают высокий уровень текущей добычи частных и государственных компаний. Стабильные доходы позволяют инвестировать в развитие — даже несмотря на санкции. Если упустить благоприятный момент, придется вкладывать средства в разработку шельфа на фоне падающей добычи и известных ограничений на зарубежных финансовых рынках.   

Алексей Мухин

 

 

<< Май, 2015 >>
Пн Вт С Ч П С В
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Если Вы хотите подписаться
на рассылку новостей
перейдите по ссылке

АНАЛИЗ И КОММЕНТАРИИ
МОНИТОРИНГ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
ПРАКТИКА МИНИСТЕРСТВ И ВЕДОМСТВ