media.lawtek.ru
ВЫШЛИ В СВЕТ
КОНТАКТЫ

115054 Москва, ул. Зацепа, 23

Тел.:  +7 (495) 215-54-43,
Тел.:  +7 (499) 235-47-88,
Тел.:  +7 (499) 787-70-22,
Тел.:  +7 (499) 787-76-85.
Факс: +7 (499) 235-23-61.

e-mail: info@lawtek.ru

Внимание!!!

Временно единый телефон ПравоТЭК +7 (495) 215-54-43

20.12.2017

Причина — новые экологические стандарты, вступающие в силу с 1 января.

"Ведомости"

Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) предупредил, что работа нефтяных скважин в России может остановиться, а добыча сырья — снизиться из-за новых экологических требований, которые вступают в силу с 1 января 2018 г. Об этом президент организации Александр Шохин написал помощнику президента России Андрею Белоусову 14 декабря ("Ведомости" ознакомились с текстом письма, его содержание подтвердил источник, близкий к РСПП).

Нефтяники не смогут ввести в эксплуатацию 500-1000 скважин, строительство которых начато в 2017 г., в 2018 г. будет остановлено бурение около 4000 скважин (почти 3% от действующих. — "Ведомости"), что приведет к потерям добычи 20-30 млн т нефти в год и доходов федерального бюджета в 250-400 млрд руб. И это не учитывает потери подрядных организаций, говорится в письме. В 2016 г. добыча нефти в России составила 547,5 млн т, т. е. снижение может составить 3,7-5,5%.

Шохин имеет в виду новые требования закона об охране окружающей среды. С нового года компании обязаны установить системы измерения и учета выбросов в атмосферу загрязняющих веществ. Требование касается стационарных источников, расположенных на объектах I категории по уровню воздействия на окружающую среду (это нефтеперерабатывающие заводы, объекты, связанные с добычей сырой нефти, природного газа, производства металлов, минеральных удобрений и т. д.). Еще осенью 2016 г. руководители "Роснефти", "Лукойла", "Сургутнефтегаза", "Газпром нефти", "Татнефти" и РФПИ просили правительство перенести ввод этих приборов на 2023 г. Президент Владимир Путин тогда поручил уточнить порядок проведения экспертизы и оснащения объектов приборами учета выбросов. В итоге в Госдуму были внесены поправки в закон об экологической экспертизе, они уже приняты в первом чтении и поддержаны бизнесом. Поправки предусматривают сокращение срока экспертизы, переходные положения для объектов I категории, проектирование и строительство которых началось до 1 января 2018 г., а также предоставление предприятиям разрешений для разработки и внедрения программ оснащения средствами контроля выбросов в течение четырех лет, пишет Шохин. По информации РСПП, рассмотрение законопроекта до конца года не планируется. Но будут рассмотрены поправки о переносе на 1 января 2019 г. требования оснастить объекты загрязнения установками учета выбросов. За один год компании это сделать не смогут, поэтому проблема не решается, указано в письме. Кроме того, сохраняются риски привлечения владельцев объектов I категории к ответственности правоохранительными органами.

Если поправки о госэкспертизе не будут приняты, это не позволит завершить в 2018 г. объекты, строительство которых началось в 2017 г., и остановит как минимум на полгода инвестиционные проекты, потому что нужно будет получить экспертизу. А с учетом возросшего количества экспертиз реальные сроки задержки будут больше, указывает Шохин. Он просит Белоусова оказать содействие в решение вопроса. Получить комментарии Белоусова не удалось.

Письмо инициировали нефтяные компании, рассказывает источник, близкий к РСПП. Представители "Роснефти", "Газпром нефти", "Лукойла", РСПП не ответили на запросы.

Фонд скважин в России растет последние годы. Их число продолжит увеличиваться, несмотря на ограничение по добыче нефти в рамках сделки с ОПЕК, говорит аналитик Raiffeisenbank Андрей Полищук. В планах компаний наращивать бурение на новых месторождениях. На действующих растет обводненность, что требует большего ввода скважин, отмечает он.

Галина Старинская, Виталий Петлевой

 

 

Нефтесервисная компания согласилась на условия России ради покупки Eurasia Drilling.

"Газета РБК"

Schlumberger согласилась приобрести пакет Eurasia Drilling на условиях Москвы. Теперь американская компания сможет купить долю в одной из крупнейших нефтесервисных компаний России. По мнению эксперта, сделка будет закрыта не скоро.

Шанс на сделку

Руководство американской компании Schlumberger согласилось на передачу российской стороне контрольного пакета Eurasia Drilling (EDC) в случае усиления санкций США в отношении России, рассказал журналистам во вторник, 19 декабря, замглавы Федеральной антимонопольной службы Андрей Цыганов. Передача этого пакета в управление или его продажа при таком развитии событий — главное условие российских властей, для того чтобы сделка по покупке американской компанией контрольного пакета в одной из крупнейших нефтесервисных компаний России состоялась.

"Они согласны, что в сложившихся условиях Россия без этих условий на сделку не согласится. Мы их в этом убедили. Они согласились на эти условия на высоком уровне", — сказал Цыганов. "Осталась история с тем, чтобы их правильно и приемлемо для нашей стороны проработать", — отметил представитель ФАС.

Schlumberger принимает все необходимые меры "для обеспечения соблюдения применимых законов, связанных с деятельностью в России", сказал РБК вице-президент Schlumberger по взаимодействию с органами государственной власти Александр Борисов. Деталей он не сообщил, сославшись на то, что еще "ведутся переговоры".

Eurasia Drilling устраивают эти условия, подтвердила РБК ее представитель Екатерина Янкина.

По мнению старшего аналитика Sberbank CIB Валерия Нестерова, в случае вынужденной продажи EDC российскому юридическому лицо Schlumberger должна иметь возможность покрыть свои расходы на первоначальную сделку, то есть продать не дешевле, чем купила сама.

Не первая попытка

Schlumberger не впервые пытается купить долю в Eurasia Drilling. В 2015 году компания готова была заплатить $1,7 млрд за 45,65% в Eurasia Drilling с опционом на выкуп остальной доли через три года. Тогда сделка не состоялась из-за того, что российская правительственная комиссия по иностранным инвестициям затянула с ее одобрением.

Все условия, которые ФАС тогда выставила покупателю, не раскрывались. Но источники, близкие к переговорам, рассказывали РБК, что среди них уже тогда было обязательство в случае усиления санкций продать приобретаемый пакет в EDC российскому юридическому лицу и назначить гендиректора-россиянина. В марте 2015 года Артемьев подтверждал, что такое условие есть в составе предварительных условий сделки. Тогда предполагалось, что у Schlumberger будет 12 месяцев на перепродажу компании в случае введения новых санкций.

Летом 2017 года стало известно, что 16,1% EDC намерен приобрести консорциум в составе арабского фонда Mubadala, китайских инвестфондов и Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ). "Учитывая историю с санкциями, думаю, что скорее всего "восточная" сделка (с инвестфондами. — РБК) будет быстрее, чем "западная" (с Schlumberger. — РБК)", — сказал во вторник, 19 декабря, Цыганов. Но сроков завершения этой сделки он также не назвал.

Представитель РФПИ не стал комментировать, устраивают ли его с партнерами условия, которые ФАС выставила Schlumberger, и последовательность сделок.

Ситуация с иностранными инвестициями в российский нефтегазовый сектор не меняется в лучшую сторону из-за тенденции усиления американских санкций против российских проектов в этой сфере, отмечает Нестеров из Sberbank CIB. Поэтому он не ждет быстрого завершения сделки по продаже контрольного пакета EDC Schlumberger, поскольку нефтесервисная компания является стратегической для России. "Условия нового пакета западных санкций будут ясны не ранее первого квартала будущего года. К тому же, в следующем году Совет безопасности РФ должен согласовать доктрину энергобезопасности страны, в которой могут быть прописаны и условия продажи долей в стратегических активах ТЭКа, среди которых могут оказаться и более жесткие условия, чем необходимость продажи российскому инвестору компании в случае усиления санкций", — уверен Нестеров. Пока доктрину не примут, окончательного согласования сделки вряд ли можно ожидать, заключает он.

Светлана Бурмистрова, Георгий Перемитин

 

 

"Взгляд"

Брюссель и страны Прибалтики подтвердили планы выхода Литвы, Латвии и Эстонии из единого энергокольца с Россией. При этом ЕС обещает учесть во время этого непростого процесса и российские, и белорусские интересы. Однако наибольший ущерб при энергетическом разрыве с РФ понесет вовсе не Москва, а Прибалтика. Белоруссии, впрочем, тоже не позавидуешь.

Накануне ЕК и министры энергетики прибалтийских стран договорились к маю — июню 2018 года решить, как же все-таки интегрировать электросети Прибалтики и остального ЕС, отсоединив их от энергосистемы России. Синхронизация электросети Латвии, Литвы и Эстонии с европейской сетью через Польшу повысит энергетическую безопасность Евросоюза, считает ЕК.

Разговоры о выходе Прибалтики их энергокольца БРЭЛЛ (Белоруссия, Россия, Эстония, Латвия, Литва) идут давно. Планируется это сделать к 2025 году. Однако три прибалтийских страны спорят о механизме реализации данного плана. Так, Литва настаивает на соединении электропередающих систем Прибалтики с европейскими сетями через единственную смычку между Литвой и Польшей — LitPol Link. Латвия и Эстония сомневаются, что будет достаточно одной смычки. Они считают, что нужно две — LitPol Link и нынешняя смычка вместе с морским кабелем постоянного тока между Польшей и Литвой.

Еврокомиссар по энергетике и климату Мигель Ариас Каньете во вторник заверил, что Евросоюз будет следить, чтобы процесс выхода стран Прибалтики из БРЭЛЛ не навредил энергосистемам Белоруссии и России, в частности Калининграду. На самом деле сам выход из энергокольца вредит всем странам региона без исключения.

Энергокольцо БРЭЛЛ обеспечивает работу пяти стран в синхронном режиме на одной частоте тока — 50 Гц. Эта система гарантирует надежность в случае аварийных ситуаций или вывода мощностей для ремонта в одной из стран. Кроме того, перетоки электроэнергии в рамках энергокольца экономически выгодны. Например, в период паводка в Латвии растет выработка дешевой электроэнергии на ГРЭС, и Литве выгодно ее импортировать. Также Литве выгодно забирать ночные излишки электроэнергии у Белоруссии, так как у нее есть гидроаккумулирующая электростанция (ГАЭС), и выдавать ее потребителям в часы пикового потребления. Такие взаимовыгодные перетоки внутри энергокольца идут постоянно.

Выход Прибалтики из энергокольца БРЭЛЛ и присоединение к энергосистеме остального ЕС приведет к росту цен на электроэнергию. Во-первых, уже имеющуюся инфраструктуру в рамках БРЭЛЛ придется закрыть — но главное, что потребуются серьезные затраты на строительство новой. Все эти затраты будут переложены на плечи потребителей. Во-вторых, стоимость электроэнергии в России изначально ниже, чем в Центральной Европе.

Калининградская ТЭЦ-2 с двумя парогазовыми установками по 450 МВт, в принципе, обеспечивает регион электроэнергией. Однако если один энергоблок выводится на ремонт или случается авария, то регион становится энергодефицитным. В таких случаях энергия импортируется из Литвы. Но когда Литва выйдет из системы БРЭЛЛ, это станет невозможным.

Чтобы избавить Калининградскую область от таких рисков, сначала планировали построить в регионе АЭС. Однако от этой идеи потом отказались, проект заморожен. Теперь в регионе строятся четыре ТЭС мощностью около 1000 МВт, которые закроют энергетические риски.

А вот последствия для Белоруссии могут быть намного серьезней. Дело в том, что Белоруссия изначально проектировала строящуюся сейчас свою АЭС с прицелом на экспорт электроэнергии в Литву и Польшу. В рамках энергосистемы Белоруссии практически невозможно использовать АЭС без перетока излишков в другие страны.

"Белоруссия технологически не может ночью разгрузить ни свои ТЭС, ни новую АЭС. В итоге предложение ночью может быть на гигаватт выше, и этот гигаватт должен куда-то выталкиваться. Например, можно вытолкнуть его в энергосистему России, но для этого надо построить соответствующую инфраструктуру. А затраты на изменение энергосистемы Белоруссии могут превысить затраты на АЭС", — объясняет старший эксперт Фонда "Институт энергетики и финансов" Сергей Кондратьев. С Польшей и Литвой же ничего делать не надо — инфраструктура имеется, спрос на дешевую электроэнергию у этих стран есть.

Взаимовыгодное экономическое сотрудничество просто напрашивается — если бы не вмешивалась политика.

"Белоруссия полагала, что Литва и Польша будут только рады импортировать из Белоруссии дешевую электроэнергию. Для Литвы, которая импортирует 60% электроэнергии по году и 70-75% в пиковые периоды, это был бы очень неплохой вариант", — говорит Кондратьев. — Цены в странах Северной и Центральной Европы минимум на 5-10 долларов за мегаватт в час выше, чем стоимость российской (или будущей белорусской) электроэнергии с АЭС. То есть экспорт электроэнергии с Белорусской АЭС позволил бы Литве и Польше существенно экономить".

Для Белоруссии же экспорт позволил бы снизить серьезные затраты на АЭС. Строительство двух энергоблоков Белорусской АЭС в 2,4 МВт — дорогой проект, который сложно окупить только за счет белорусских потребителей.

Однако политические элиты Польши и Литвы бойкотируют этот проект и уверяют, что не будут покупать белорусскую электроэнергию из-за якобы экологических угроз будущей АЭС.

Интересно, что в Польше в принципе прекрасно понимают экономическую цену вопроса. Именно поэтому Варшава отказывается от белорусской электроэнергии в пользу как бы альтернативного варианта — импорта электроэнергии с Хмельницкой АЭС (Украина).

Проекты, правда, сложно назвать равнозначными. "Белорусская АЭС — новая станция, импорт электроэнергии с этой станции может вестись в течение ближайших 30-40 лет. А Хмельницкая АЭС не нова, поэтому как долго и насколько большие объемы можно импортировать с нее — большой вопрос. Если на Украине будет выпадение тепловой генерации, которая находится в очень тяжелом положении, то у нее не будет ресурсов, чтобы экспортировать эту электроэнергию, она потребуется для внутреннего рынка", — объясняет Сергей Кондратьев.

В конце концов, Украина сама может стать импортером белорусской электроэнергии. Правда, Украина тоже хочет интегрироваться с энергосетями Европы. "До конца не понятно, как, но если Украина пустится в этот путь, то Белоруссия может стать вообще таким энергетическим полуостровом. Но это будет уже другая ситуация", — говорит Кондратьев.

Впрочем, позиция Польши и Литвы в отношении Белорусской АЭС может быть элементом торга. Они всего лишь пытаются загнать Минск в угол и выбить для себя наиболее выгодные цены или какие-то другие преференции, возможно, даже не касающиеся электроэнергии.

К слову, даже если Литва выйдет из БРЭЛЛ, она все равно при желании сможет импортировать электроэнергию с Белорусской АЭС. "Для этого надо будет только построить ставки постоянного тока. У нас есть такая ставка постоянного тока в Ленинградской области для Финляндии, которая является крупнейшим импортером электроэнергии из России. Здесь нет проблемы, надо будет только построить. Сейчас же, когда Прибалтика в кольце БРЭЛЛ, ничего для импорта с Белорусской АЭС строить не надо", — поясняет Кондратьев.

Ольга Самофалова

<< Декабрь, 2017 >>
Пн Вт С Ч П С В
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Если Вы хотите подписаться
на рассылку новостей
перейдите по ссылке

АНАЛИЗ И КОММЕНТАРИИ
МОНИТОРИНГ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
ПРАКТИКА МИНИСТЕРСТВ И ВЕДОМСТВ