media.lawtek.ru
ВЫШЛИ В СВЕТ
КОНТАКТЫ

115054 Москва, ул. Зацепа, 23

Тел.:  +7 (495) 215-54-43,
Тел.:  +7 (499) 235-47-88,
Тел.:  +7 (499) 787-70-22,
Тел.:  +7 (499) 787-76-85.
Факс: +7 (499) 235-23-61.

e-mail: info@lawtek.ru

Внимание!!!

Временно единый телефон ПравоТЭК +7 (495) 215-54-43

21.03.2017

Проверка была инициирована правительством, где хотят понять, почему объемы биржевых торгов топливом снизились до минимума.

"Известия"

Федеральная антимонопольная служба (ФАС) проверила российские газовые компании на предмет их биржевой деятельности. Проверка инициирована поручением вице-премьера Аркадия Дворковича, сообщили "Известиям" в ФАС. Ее целью было установить, почему объемы продаж газа на бирже снижаются, при том, что регулятор настаивает на их увеличении. Выяснилось, что нормативы по обязательным объемам продажи нефти и газа на торгах до сих пор не согласованы Минэнерго. Ведомство задерживает принятие соответствующих документов уже несколько лет, и здесь аналитики усматривают лоббирование со стороны крупнейших игроков — они не торопятся на биржу, так как не готовы повышать прозрачность своих операций.

Начальник управления регулирования топливно-энергетического комплекса ФАС Дмитрий Махонин рассказал "Известиям", что на прошлой неделе служба выполнила поручение Аркадия Дворковича, данное этой зимой: вице-премьер распорядился проверить, почему снижаются биржевые продажи газа.

— Мы эту проверку провели. Оказалось, что, например, у "Роснефти" и НОВАТЭКа газ законтрактован по долгосрочным обязательствам, поэтому на бирже объем реализации газа снизился, — рассказал Дмитрий Махонин.

Чиновник уточнил, что ФАС по итогам написала письмо Аркадию Дворковичу с просьбой принять комплекс мер по активизации биржевых торгов, в частности завершить формулировку совместных приказов Минэнерго и ФАС об обязательных объемах продажи нефти и газа на бирже. Именно эти приказы могут заставить компании увеличить объемы сырья на торгах.

Документы предполагают определить для всех крупных компаний процент от их добычи или от их общей поставки на рынок, который нужно обязательно выставить на биржевые торги.

Однако ФАС и Минэнерго уже несколько лет не могут согласовать свои позиции по этим совместным приказам. На данный момент они отправлены в Минэнерго.

— Документы поступили от ФАС в Минэнерго. Мы их рассматриваем, — рассказали "Известиям" в министерстве, не уточнив сроки, когда рассмотрение может завершиться.

— На самом деле министерство получило эти документы еще год назад, — отметил Дмитрий Махонин.

Как ранее заявлял замглавы ФАС Анатолий Голомолзин, ведомства согласовали единую позицию по документам весной 2016 года и тогда же ФАС направила проект приказов в Минэнерго. Тем не менее документы до сих пор не выпущены из министерства.

В ФАС считают, что на биржевых торгах должно реализовываться примерно 5% от добычи, а газа — 10% от поставки на внутренний рынок для независимых производителей и 6% — для "Газпрома". В Минэнерго предлагали уменьшить обязательные объемы торгов по нефти — до 1%, по газу цифры не назывались, но речь также шла об уменьшении объемов.

По данным товарно-сырьевой биржи (СПбМТСБ), реализация на бирже природного газа в прошлом году составила 16,8 млрд кубометров и 0,48 млн т нефти — это около 2% от общей добычи и 0,1% соответственно.

Источники "Известий" на рынке уверены, что дело в недовольстве компаний, которые не хотят повышать прозрачность продажи своего сырья.

— Крупные компании говорят, что на бирже нет покупателей. Но покупатели на самом деле есть — предприятия, небольшие трейдерские компании, и спрос большой, — рассказал один из них.

Сейчас газ на товарно-сырьевой бирже продают "Газпром", "Роснефть" и НОВАТЭК. Нефть продают "Зарубежнефть" и "Башнефть-Полюс" — совместное предприятие "Лукойла" и "Башнефти" ("дочка" "Роснефти").

В "Газпром нефти", "Лукойле", "Татнефти" и "Сургутнефтегазе" не прокомментировали ситуацию и не уточнили, какие предложения высказывали компании по этому поводу. В "Роснефти" также воздержались от комментариев.

— ФАС продвигает идею формирования внутреннего биржевого рынка нефти и газа, а Минэнерго выступает в этом споре представителем крупнейших нефтегазовых компаний. Компании доказывают, что у них попросту нет таких свободных объемов, — пояснил эксперт-аналитик "Финам" Алексей Калачев.

По его словам, компаниям выгоднее продавать сырье на экспорт, а практически все объемы для внутреннего рынка законтрактованы по долгосрочным контрактам и определенным потребителям, в том числе собственным НПЗ.

— Компании и Минэнерго не против продавать на бирже меньшие объемы, но ФАС, возможно, справедливо, считает, что меньшими объемами не удастся сформировать полноценного конкурентного внутреннего рынка, — добавил Калачев.

Эксперт подсчитал, что по итогам 2016 года компаниям, по предложениям ФАС, нужно было бы продать на бирже не менее 25,8 млн т сырой нефти и более 40 млрд кубометров газа.

Аналитик "Финама" считает, что требование больших объемов может привести компании к необходимости жульничать.
— Нефтегазовым компаниям, если ФАС удастся настоять на своих условиях, придется как-то обходить их, формально проводя часть контрактов через биржу, — рассказал он.

Алексей Калачев считает, что ФАС нужно наложить обязательства и на покупателей нефти и газа на бирже. По его словам, антимонопольное ведомство может обязать также переработчиков нефти и газа закупать определенные объемы через механизм биржевых торгов.

Что касается газа, то для независимых производителей продажа на бирже означает отпуск топлива по более низким ценам, чем контрактные, считает партнер консалтинговой компании "Нэо Центр" Александр Ракша.

— И если для "Газпрома" это мало что решит в плане прибыли, то для независимых производителей это может быть критично. Компании заведомо знают, что будут продавать газ в убыток себе, а не продавать будет нельзя, — сказал эксперт.

По его мнению, скорее всего, решение по определению объемов может быть принято не в пользу компаний. То есть ФАС добьется введения больших объемов реализации, так как данный проект изначально был инициирован правительством.

Мария Тодорова

 

 

Финансовый регулятор Италии одобрил кредит, который предоставила Intesa покупателям 19,5% "Роснефти". Ведомство не увидело в этом нарушения санкционного режима в отношении России.

"Ведомости"

"Три гoда cанкций услoжнили наши отношения", — говорил на Coчинскoм форуме председатель сoвета директoрoв "Банка Интеза" (российская "дочка" Intesa) Антoниo Фаллико. Но санкции не сказались на финансировании сделки по приватизации 19,5% "Роснефти".

Intesa Sanpaolo в начале 2017 г. выдала 5,2 млрд евро в виде кредита Glencore и Qatar Investment Authority (QIA) на выкуп доли российской компании. Сделка не противоречит санкциям ЕС в отношении России, сообщил в понедельник Комитет финансовой безопасности Италии. Комитет не выявил нарушений санкционного режима.

В отношении "Роснефти" введены секторальные санкции: европейским кредитным организациям нельзя финансировать или самим выкупать новые акции "Роснефти" или давать компании в долг более чем на 30 дней, напоминает партнер Tertychny Agabalyan Иван Тертычный. Есть и нефинансовые санкции — нельзя поставлять продукцию и оказывать услуги по бурению на арктическом шельфе. Персональные санкции в отношении главного исполнительного директора "Роснефти" Игоря Сечина ввели США.

Представители "Роснефти" и Glencore отказались от комментариев, а представители Intesa и QIA не ответили на вопросы "Ведомостей".

Формально нарушения нет, так как в данном случае новые акционеры купили уже выпущенные акции, сказал Тертычный. Однако "при наличии политической воли сделку могли бы заблокировать, а кредит признать нарушающим условия санкционного режима", говорит он.

Glencore и QIA купили 19,5% акций "Роснефти" 3 января 2017 г. за 692 млрд руб. (10,2 млрд евро). Intesa сообщил, что выдал покупателям кредит до 5,2 млрд евро. Схема финансирования описывалась в документах сингапурской QHG Oil (СП Glencore и QIA). Кредит на покупку акций "Роснефти" сингапурской компании выдал ВТБ под залог приобретаемых акций "Роснефти". Затем права требований по этому кредиту были переданы "Роснефтегазу" (ему принадлежит контрольный пакет "Роснефти"). 3 января консорциум Glencore и QIA стал владельцем доли в "Роснефти" — "Роснефтегаз" снял залог с акций.

Вполне возможно, что подобная сложная схема сделки была нужна для того, чтобы не подпасть под санкции, рассуждает крупный инвестбанкир.

В начале марта стало известно, что Banca IMI — корпоративное подразделение Intesa — ведет переговоры с 10 банками о синдикации 5,2 млрд евро кредита, который был выдан Glencore и QIA на покупку пакета "Роснефти". Intesa полностью подписал книгу заявок на синдицирование этого кредита, писал Bloomberg со ссылкой на источник, знакомый с ситуацией. Хотя за несколько дней до этого Фаллико сказал, что банк не спешит с синдикацией кредита.

Один российский госбанкир тогда говорил, что для Intesa кредитование Glencore и QIA под покупку доли в "Роснефти" крайне выгодно из-за уровня ставок, которые наверняка привязаны к уровню доходности суверенных российских еврооблигаций. Ставки для европейских заемщиков гораздо ниже, так что Intesa зарабатывает на сделке. Синдицировать кредит (или продать его) европейскому банку имеет смысл, когда у него наблюдается дефицит капитала, однако у Intesa его нет.

В понедельник на Московской бирже "Роснефть" подешевела на 1,05% до 3,3 трлн руб., в то время как индекс ММВБ вырос на 0,28%.

Виталий Петлевой

 

 

С 2001 по 2015 год общий объем российских газовых субсидий составил $49 млрд, то есть свыше 100% ВВП Белоруссии.

"Газета РБК"

Энергетический конфликт России и Белоруссии, судя по официальным комментариям, далек от урегулирования, а публичное обсуждение вопроса вновь вышло на высокий уровень. После недавнего спора премьер-министров дискуссию продолжил белорусский президент. Основной тезис Александра Лукашенко прост: бухгалтерия не должна лежать в основе белорусско-российских отношений. Аргументация этого тезиса была почти сакральной, не удержался глава Белоруссии и от угроз в адрес России и ее руководства: "Медведев должен понимать, что если мы будем платить, как в Европе, то кое за что ему тоже придется заплатить. И цена будет неимоверно выше, нежели цена на природный газ".

С этим тезисом Лукашенко хочется разобраться и понять, насколько обоснованны притязания белорусской стороны.

Равнодоходность

Текущий конфликт начался с того, что с января 2016 года на фоне общего снижения сырьевых цен контрактная цена газа для Белоруссии снизилась, но, по мнению белорусской стороны, недостаточно — всего на 5%. Разница в цене с европейскими странами (для ориентира возьмем Германию) резко снизилась — с $116 за 1 тыс. куб. м в 2015 году до $19 за 1 тыс. куб. м в 2016 году. И Белоруссия в одностороннем порядке решила восстановить "социальную справедливость".

Сейчас Белоруссия — и Лукашенко об этом прямо говорит — добивается внутрироссийской цены на природный газ. Белорусская сторона апеллирует к тому, что, согласно предыдущим договоренностям, Россия планировала поднять внутренние цены до уровня равнодоходности (с экспортом в Европу за вычетом экспортной пошлины и транспортных затрат), при этом цены для потребителей Белоруссии и России должны были бы сблизиться. На самом деле российские власти отложили введение равнодоходности до начала 2018 года и, скорее всего, снова перенесут этот срок. Создание общего рынка газа Евразийского союза, подразумевающего равные условия хозяйствования, планируется только к 2025 году. Поэтому российская сторона может с полным основанием считать требования Белоруссии о единой цене преждевременными.

Для "Газпрома" Белоруссия — один из крупнейших потребителей. В последние годы поставки в страну составляли порядка 19-20 млрд куб. м в год (непосредственно в 2016 году — 18,6 млрд куб. м). При таких объемах даже небольшая скидка в $10 за 1 тыс. куб. м оборачивается снижением выручки почти в $200 млн.

Надо понимать, что все годы независимости Белоруссия получала газ от России на исключительно выгодных условиях — в отдельные годы она покупала газ в разы дешевле, чем все соседние европейские страны.

Особенно выгодной дружба с Москвой была в 2005-2008 годах, когда цена для Белоруссии была в три-пять раз ниже, чем для Германии. В итоге суммарная субсидия (рассчитанная как разница в цене импорта с Германией, умноженная на объем потребления) в этот период составила $19,6 млрд.

Тогда же было принято решение о постепенном повышении цен, но с учетом покупки "Газпромом" "Белтрансгаза" переговоры сильно растянулись, и с ростом цен на нефть и газ в 2012-2014 годах субсидирование стало вновь очень значительным. В общей сложности за 2001-2015 годы объем российских газовых субсидий составил $49 млрд, то есть свыше 100% ВВП Белоруссии. И это без учета беспошлинных поставок нефти и нефтепродуктов, где масштаб субсидирования такого же порядка.

По официальной оценке "Газпрома", за январь-сентябрь 2016 года недоплата за поставки газа составила $340 млн. С учетом заявленной стоимости импорта в $136,6 за 1 тыс. куб. м подобная задолженность могла сформироваться при уровне оплаты в 80% от контрактной цены, или порядка $110 за 1 тыс. куб. м.

Пока тянулись переговоры, в январе 2017 года долг вырос до $550 млн, а на конец первого квартала, скорее всего, достигнет $650 млн. Дальнейший рост долга на $30-35 млн в месяц еще больше осложнит поиск решения.

Справедливость

При этом официальные лица Белоруссии в своих комментариях переговоров часто ссылались на некую "справедливую" цену, рассчитываемую от цены в Германии методом "нетбэк". За вычетом экспортной пошлины и стоимости транзита через Польшу и Белоруссию цена газа на российско-белорусской границе большую часть 2016 года держалась на уровне $80 за 1 тыс. куб. м.
Но уже в декабре 2016 года на фоне роста цен на нефть подобный расчет давал цену $100, а в феврале 2017 года — $120. Это существенно выше желаемого Белоруссией уровня $70-80 за 1 тыс. куб. м.

Можно долго спорить, какая цена на газ является "справедливой" для Белоруссии — "нетбэк" от Германии, или внутрироссийская цена с премией, или какая-либо другая. Но какая цена является рыночной — очевидно. Это цена замещения из других источников.

И здесь перед нами прекрасный пример — Украина. После длительных споров о цене, в которых Украина тоже часто апеллировала к "нетбэку", она полностью отказалась от закупок российского газа. Теперь фактически российский газ Украина закупает у европейских стран (с чем отчасти и связан рекордный объем экспорта российского газа в Европу в 2016 году). В среднем за 2016 год импорт газа Украине обходился в $201 за 1 тыс. куб. м, а в четвертом квартале его стоимость возросла до $211. В то время как Германия закупала российский газ в прошлому году по $155 и, в частности, в четвертом квартале — по $163. То есть Украине газ обходится на 30% дороже, чем Германии. И это закономерный результат, так как к европейской цене газа (будь это спотовая цена либо цена все того же российского импорта) добавляется стоимость доставки и маржа продавца.

Белоруссии стоит хорошо изучить украинский опыт или вспомнить собственный опыт диверсификации нефтяных поставок, когда венесуэльская нефть обходилась вдвое дороже российской.

Сергей Агибалов, заведующий сектором Института энергетики и финансов

<< Март, 2017 >>
Пн Вт С Ч П С В
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Если Вы хотите подписаться
на рассылку новостей
перейдите по ссылке

АНАЛИЗ И КОММЕНТАРИИ
МОНИТОРИНГ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
ПРАКТИКА МИНИСТЕРСТВ И ВЕДОМСТВ