media.lawtek.ru
ВЫШЛИ В СВЕТ
КОНТАКТЫ

115054 Москва, ул. Зацепа, 23

Тел.:  +7 (495) 215-54-43,
Тел.:  +7 (499) 235-47-88,
Тел.:  +7 (499) 787-70-22,
Тел.:  +7 (499) 787-76-85.
Факс: +7 (499) 235-23-61.

e-mail: info@lawtek.ru

Внимание!!!

Временно единый телефон ПравоТЭК +7 (495) 215-54-43

21.04.2014

Законопроект Минприроды позволит нефтяникам заменить отчисления в ликвидационный фонд банковскими гарантиями, но при этом лишит разработчиков шельфовых месторождений налоговых льгот.

"Известия"

Минприроды в ближайшее время планирует внести в правительство законопроект о создании ликвидационного фонда по устранению последствий добычи полезных ископаемых. По словам министра природных ресурсов и экологии Сергея Донского, вызывавший ранее многочисленные протесты бизнеса документ "уже согласован с Минфином". В него также внесены изменения по итогам консультаций с бизнесом. В частности, вместо денежных средств на ликвидацию экологического ущерба компании смогут представить банковскую гарантию. Однако представители бизнеса уверены: проект нуждается в доработке, он лишает крупнейших игроков законных налоговых льгот.

По информации Минприроды России, за 1994-2008 годы на ликвидацию заброшенных месторождений было потрачено из бюджета 36,4 млрд рублей. Еще 16 млрд рублей — общий долг недропользователей по ликвидационным работам на конец 2013 года. Цель создания ликвидационного фонда, который был анонсирован руководством Минприроды в прошлом году, — выделение компаниями средств на устранение всех последствий от работы на месторождении: от экологического вреда до вывоза отработанной техники. Если добыча нефти, газа или угля становится нерентабельной, сейчас недропользователь может заявить, что у него нет денег на ликвидацию последствий разработки месторождений, возложив таким образом это бремя на государство. Но по итогам принятия нового закона уйти от ответственности бизнес не сможет, поскольку средства ликвидационного фонда будет выведен из-под процедуры банкротства.

По словам министра природных ресурсов Сергея Донского, фонд станет своего рода ОСАГО недропользователей, а в качестве преференции за откладывание средств на устранение последствий добычи государство уменьшит плательщику налогооблагаемую базу. Размер отчисляемых в фонд средств для каждого отдельного проекта будет определен индивидуально: в среднем это будет 5-7% капзатрат на реализацию каждого конкретного проекта. Бизнес по-прежнему выступает против принятия поправок в их нынешнем виде: основной аргумент — резервирование на банковских счетах крупных сумм, необходимых только через 10-15 лет, может ударить по финансовой стабильности крупных игроков.

— Последнюю версию законопроекта мы тщательно отработали с бизнесом, учли их замечания. В частности, помимо отчисления в фонд живых денег предусмотрены другие инструменты, в том числе предоставление компаниями банковских гарантий своей платежеспособности, — заявил на прошлой неделе Сергей Донской.

Замминистра природных ресурсов Денис Храмов пояснил, что материнская компания сможет гарантировать оплату ликвидационных мероприятий для месторождений своей "дочки", избавив тем самым дочерние структуры от необходимости резервировать деньги в фондах. Кроме того, по итогам международных рейтингов финансовой устойчивости компаний размер такого платежа может быть снижен. А те компании, которые будут активно вкладывать средства в новые проекты, получат особые условия.

— Если компания вкладывается в новые проекты, имея одновременно  большое количество действующих добычных активов, то результаты новых финансовых проектов будут подкреплять старые, — сказал Денис Храмов.

Крупный бизнес при этом всё равно видит в законе немало недостатков. Глава РСПП Александр Шохин направил заместителю министра природных ресурсов Денису Храмову письмо с замечаниями по законопроекту о ликвидационных фондах (копия есть у "Известий").

"Для предприятий, эксплуатация которых предполагает длительное время, данное решение (ликвидационный фонд. — "Известия") не решает проблему накопления средств, поскольку требует, чтобы средства индексировались с учетом инфляции. Если изымать их из оборота и размещать в финансовых активах, то надежность последних, как правило, не компенсирует инфляцию. А в случае высокодоходных финансовых инструментов есть риск потери средств. Отчисления в ликвидационный фонд не уменьшают налогооблагаемую базу, фактически формируясь за счет прибыли после налогообложения, средства которой являются источником модернизации предприятий. Это приведет к снижению производительности труда и безопасности производства", — пишет Александр Шохин.

Он также отмечает, что статус корпоративных гарантий от материнских компаний не будет прописан в самом законе, а станет регулироваться подзаконными актами и распоряжениями правительства — это может привести к тому, что часть недропользователей не сможет ими воспользоваться. По подсчетам РСПП, расходы горнодобывающих и нефтегазодобывающих предприятий на ликвидационные фонды могут составить 10-20% стоимости проектов. В общей сложности принятие законопроекта может привести, помимо экономических, к негативным социальным последствиям в виде потери рабочих мест из-за отказов бизнесменов от эксплуатации ряда месторождений по причине нерентабельности. Среди других опасностей, по мнению Александра Шохина, фигурируют снижение инвестпривлекательности, злоупотребления отложенными в фонд деньгами и снижение темпов геологоразведки.

Бизнес согласен, что часть замечаний в Минприроды учли, но уверены — этого недостаточно.

— По сравнению с первоначальной редакцией закон "О ликвидационных фондах" больше учитывает интересы бизнеса. Но не все. Если закон останется в текущей редакции, это может в итоге привести к снижению рентабельности ряда проектов разработки месторождений. В частности, действующей редакцией Налогового кодекса предусмотрена возможность создания резерва предстоящих расходов, связанных с завершением деятельности по добыче нефти или газа на новом морском месторождении. Данный резерв создается начиная с налогового периода, в котором степень выработанности запасов на нем достигла уровня 70%, — отмечает заместитель главы комитета по энергетической политике РСПП Юрий Станкевич РСПП. — Причем суммы отчислений в такой резерв включаются в состав расходов, учитываемых при налогообложении прибыли. Из предлагаемой редакции  законопроекта о ликвидационных фондах, вносящего поправки в закон "О недрах", эта преференция изъята. Это практически лишает разработчиков шельфовых месторождений ("Роснефть" и "Газпром") одной из ранее утвержденных льгот. В ходе доработки законопроекта нужно прописать необходимость создания ликвидационных фондов только для новых нефтегазовых месторождений при достижении ими степени выработанности в размере 70%.

Людмила Подобедова

 

 

Многие налоговые схемы могут быть приравнены к злоупотреблению правом и стать преступлением: правительство обсуждает поправки, расширяющие возможности налоговиков и следователей.

"Ведомости"

В распоряжении "Ведомостей" оказался проект поправок в Налоговый кодекс, называющий многие способы налоговой оптимизации злоупотреблениями и расширяющий полномочия налоговиков. Инициатор — Совет Федерации, он подготовил первую версию проекта, которую изменила ФНС, и теперь документ обсуждается на ведомственном уровне, говорит высокопоставленный чиновник правительства. Представитель ФНС документ не комментирует, его подлинность подтвердили два федеральных чиновника.

Идея старая, но сейчас это не просто пожелания, рассказывают участники совещаний в правительстве. В апреле премьер Дмитрий Медведев поручил проработать вопрос расширения возможностей налоговиков (копия протокола совещания есть у "Ведомостей"). В ближайшее время документ будет направлен на межведомственное согласование, говорит федеральный чиновник.

Конец схемам

Налоговая база может занижаться за счет применения льгот, вычетов, пониженных ставок, создания условий для использования спецрежима, перечисляются способы злоупотребления налоговыми правами в проекте и пояснительной записке к нему. Также это могут быть любые "действия (бездействие), направленные на уклонение от уплаты налогов". Если сделки и операции совершаются лишь для вида или прикрывают другие, то налоговых преференций быть не должно, говорится в проекте.

Злоупотреблением может быть совершение фиктивных и притворных сделок, без деловой цели, а формулировка "действия (бездействие)" позволяет назвать злоупотреблением любые сделки, объясняет управляющий партнер "Щекин и партнеры" Денис Щекин: пусть в них нет обмана, но налоговая выгода, которой они позволяют достичь, важнее деловой цели. Это удар и по многим офшорным схемам, а не только по фиктивным сделкам, уверен он.

Признаки необоснованной налоговой выгоды уже сформулированы и активно используются ФНС, но на уровне постановлений пленума и президиума Высшего арбитражного суда (ВАС), нужно закрепить их в Налоговом кодексе, объясняет чиновник: это способ борьбы с однодневками.

Многие юристы считают, что решений ВАС достаточно. Но после слияния ВАС и Верховного суда практика может поменяться, не ясно, будет ли новый суд так же отстаивать прецедентность решений, как это делал ВАС, обеспокоен чиновник.

Суды, тем более общей юрисдикции, имеют право не учитывать рекомендации ВАС, согласен партнер "Налоговика" Роман Терехин. К тому же Налоговый кодекс рассчитан на добросовестных налогоплательщиков и ФНС вынуждена ссылаться, доказывая нарушения, не на закон, а на судебную практику, рассказывает чиновник.

Запретить в законе злоупотребление налоговым правом впервые предложил Следственный комитет России (СКР). Без прямого запрета нельзя привлекать создателей схем к уголовной ответственности, объясняет старший инспектор СКР Георгий Смирнов. По Уголовному кодексу (УК) это возможно только в прямо перечисленных случаях: например, фальсификация отчетности, предоставление недостоверных сведений, невыполнение обязанностей налогового агента. Потребуются и поправки в УК, говорит Смирнов: список должен стать открытым. Поправки в УК обсуждаются, признает руководитель экспертной группы Совета Федерации по разработке законодательства о деофшоризации Сергей Шугаев (он подтвердил, что СФ посылал в ФНС свой законопроект), "цель — криминализация офшорных схем".

И сейчас ничто не мешает, если доказан умысел, возбудить уголовное дело за фиктивные или притворные операции, сложнее — за сделки, в которых нет деловой цели (т. е. за компании-прослойки), объясняет Щекин. Если будет прямое указание в НК, возбуждать дела станет проще.

Новые полномочия

Если налоговики заподозрят компанию в злоупотреблениях, то срок давности и глубина налоговой проверки по проекту могут вырасти с трех до 10 лет. Срок давности по налоговым преступлениям — 10 лет, правоохранители часто хотят инициировать налоговую проверку по таким преступлениям, но она ограничена тремя годами, говорит Терехин. Госдума уже приняла в первом чтении президентский законопроект, возвращающий следователям возможность самостоятельно возбуждать налоговые дела без учета позиции налоговиков. Сейчас обсуждаются поправки, регулирующие взаимодействие СКР и ФНС.

Проверка и за три года испытание для компании, а за 10 лет — может парализовать ее работу, говорит Терехин. Это будут исключительные случаи, точечные проверки, а решение примет вышестоящий налоговый орган, говорит федеральный чиновник. Такие проверки были бы редкостью, если бы определение злоупотребления в законе было более четким, а не просто указанием на действия и бездействие, настаивает Щекин.

Кроме того, законопроект обязывает проявлять "должную осмотрительность" при выборе контрагентов. Если однодневка не заплатит НДС или налог на прибыль, ее партнер может лишиться права уменьшить свои налоги, если он не проверил контрагента, следует из проекта. Оценивать репутацию контрагента и использовать базы данных ФНС — это уже норма в деловом обороте и если компания этого не делает, то ее действия можно рассматривать как "косвенный умысел" (знала или могла знать о нарушении), предупреждает ФНС в пояснительной записке. Инструменты уже сформулированы в судебной практике, говорит чиновник.

Минфин в целом поддерживает идею законодательно запретить злоупотребление правом, но должны быть урегулированы все вопросы, говорит его представитель. "Версия закона ФНС еще сырая, это только первые подходы. Но есть принципиальная позиция — презумпции из судебных доктрин уже должны перейти в НК", — подчеркивает чиновник Минфина.

Маргарита Папченкова

 

 

Металлургам предлагают продавать мощность.

"РБК daily"

Минэкономразвития предлагает промышленным потребителям стать продавцами на рынке электрической мощности. Это снизит цены на мощность для всех потребителей, говорят в НП "Совет рынка". По оценке эксперта, ежегодная экономия может составить 1,5 млрд руб., в первую очередь выиграют металлургические компании.

Предложения Минэкономразвития содержатся в проекте постановления правительства, который ведомство разработало и опубликовало для общественного обсуждения на www.regulation.gov.ru. Если крупные промышленные потребители способны на несколько часов снижать свое потребление, то они могут начать участвовать в конкурентном отборе мощности (КОМ) наравне с производителями, пояснил РБК представитель министерства.

При подготовке проекта расчеты экономического эффекта проводились на примере UC Rusal, добавляет источник в Минэкономразвития.

По словам представителя НП "Совет рынка", который консультировал ведомство при разработке документа, благодаря этому механизму крупные потребители смогут не платить за избыточные мощности и сократить свои расходы. А для всех покупателей может снизиться цена мощности, определяемая по итогам КОМа, за счет увеличения числа заявок на продажу.

Замминистра энергетики Вячеслав Кравченко (курирует электроэнергетику) заявил РБК, что пока не видел предложений Минэкономразвития. Общественное обсуждение на regulation.gov.ru продлится до 2 мая.

На первом этапе потребители смогут предложить рынку до 1 ГВт избыточной мощности, говорят источники в Мин­экономразвития и компании, участвовавшей в разработке проекта. Это 1,5 млрд руб. в год (при расчете в действующих ценах на 2014 год), подсчитала аналитик Газпромбанка Наталья Порохова. По ее словам, предложение Минэкономразвития может быть интересно крупным энергоемким предприятиям, преимущественно металлургам. Но участников такой системы будет не очень много — только те, кому не придется модифицировать производственные циклы для снижения потребления, считает заместитель председателя правления НП гарантирующих поставщиков и энергосбытовых компаний Елена Фатеева.

UC Rusal поддерживает этот проект и планирует воспользоваться нововведениями, говорит представитель компании. Представители других металлургических компаний не ответили на запросы РБК.

Идея сделать аукционы на мощность более конкурентными — работающая, полагает аналитик Deutsche Bank Дмитрий Булгаков. Это может ограничить возможности генерирующих компаний управлять ценами и в конечном итоге привести к их снижению, так как увеличивается число участников КОМа, добавляет он.

При существующем профиците предложения на рынке мощности участие потребителей в КОМе не гарантирует снижения цены, возражает представитель генерирующей компании "Э.ОН Россия". К тому же из-за увеличения числа участников отбора вырастет и количество не прошедших его электростанций. Как правило, в таком случае они получают статус "вынужденных", тариф для которых зачастую выше цены, определенной в ходе КОМа. Это приведет к росту цен и аннулирует весь эффект от применения нового механизма, считает собеседник РБК.

Марина Коцубинская

 

 

Разведка ископаемых — приоритет.

"Российская газета"

Министерство природных ресурсов и экологии готово искать новые стимулы, в том числе налоговые, для того, чтобы частный бизнес больше вкладывал денег в геологоразведочные работы. Об этом сообщил министр Сергей Донской на итоговой коллегии ведомства.

В прошлом году государство направило на геологоразведку 32 миллиарда рублей, что существенно больше, чем в предыдущие годы. Однако это малая толика по сравнению с частными инвестициями, которые составили порядка 300 миллиардов рублей — абсолютный максимум за последнее десятилетие.

Именно благодаря частному бизнесу удалось сделать крупнейшее открытие, о котором стало известно буквально на днях. Это нефтегазовое месторождение Великое в Астраханской области. Его запасы составляют 300 миллионов тонн нефти и 90 миллиардов кубометров газа. "Уверен, — сказал министр, — что если приток частных инвестиций в геологоразведку будет продолжать расти такими же темпами, не за горами новые масштабные открытия". Но для этого бизнесу нужны пряники.

В прошлом году с подачи минприроды был принят целый комплекс таких законов: введены налоговые каникулы по налогу на добычу полезных ископаемых (НДПИ) на Дальнем Востоке по твердым полезным ископаемым, установлена дифференциация ставок НДПИ при разработке трудноизвлекаемых запасов нефти, а также особый налоговый режим при добыче углеводородов на континентальном шельфе. Для повышения инвестиционной привлекательности увеличен до семи лет срок геологического изучения в труднодоступных областях, рассекречены сведения по запасам углеводородного сырья.

Теперь надо двигаться дальше, считают в министерстве. "Мы будем продолжать разрабатывать новые механизмы, стимулирующие геологоразведку, — пообещал Сергей Донской. — В частности, предлагаем уменьшить НДПИ на сумму затрат на геологоразведку, предусмотреть возможность рассрочки уплаты разовых платежей".
Кроме того, в этом году планируется введение механизма предварительных гарантий, в том числе для иностранных инвесторов, по участкам недр федерального значения и заявительного принципа предоставления прав на геологическое изучение недр.

Одновременно в министерстве считают необходимым приостанавливать действие налоговых льгот для компаний, нарушающих лицензионные соглашения. И такие механизмы сейчас разрабатываются. Вообще практика показывает, что во многих случаях кнуты бывают не менее эффективны, чем пряники. Например, в прошлом году были повышены ставки платы за выбросы от сжигания попутного нефтяного газа (ПНГ), и это сразу дало результат. Как ожидают в минприроды, к 2015 году утилизация ПНГ составит запланированные 95 процентов.

Минприроды также подготовило ряд законопроектов, которые должны повысить инвестиционную привлекательность лесной отрасли и стимулировать производство продуктов переработки с высокой добавленной стоимостью. В частности, один из них предусматривает приоритетный доступ к лесным ресурсам предприятий, осуществляющих глубокую переработку древесины, через проведение конкурсов на право аренды. Критерием отбора станет наличие производственных мощностей и глубина переработки. Одновременно предоставляется доступ к лесным ресурсам малому и среднему бизнесу, который получит право заключать договоры купли-продажи лесных насаждений.

Татьяна Смольякова

<< Апрель, 2014 >>
Пн Вт С Ч П С В
1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Если Вы хотите подписаться
на рассылку новостей
перейдите по ссылке

АНАЛИЗ И КОММЕНТАРИИ
МОНИТОРИНГ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
ПРАКТИКА МИНИСТЕРСТВ И ВЕДОМСТВ