media.lawtek.ru
ВЫШЛИ В СВЕТ
КОНТАКТЫ

115054 Москва, ул. Зацепа, 23

Тел.:  +7 (495) 215-54-43,
Тел.:  +7 (499) 235-47-88,
Тел.:  +7 (499) 787-70-22,
Тел.:  +7 (499) 787-76-85.
Факс: +7 (499) 235-23-61.

e-mail: info@lawtek.ru

Внимание!!!

Временно единый телефон ПравоТЭК +7 (495) 215-54-43

21.10.2014

Индонезия предлагает России поставлять ей больше нефти и построить на ее территории предприятия по ее переработке.

"Ведомости"

Индонезия предлагает России поставлять ей больше нефти и построить на ее территории предприятия по ее переработке. Об этом заявил согласно сообщению "Прайма" российский министр промышленности и торговли Денис Мантуров. Идея, по словам министра, прозвучала из уст председателя Совета представителей регионов Индонезии Ирмана Гусмана. "Нас это предложение заинтересовало. Мы обязательно его проработаем в ближайшее время", — пообещал Мантуров. Российские компании готовы участвовать в освоении шельфа Индонезии, уверен он.

Планы работать в Индонезии были у "Лукойла". В 2007 г. его "дочка" Lukoil Overseas и индонезийская Pertamina даже подписали меморандум о взаимопонимании по вопросам сотрудничества в разведке и разработке нефтегазовых месторождений в Индонезии, России и третьих странах. Индонезия хотела, чтобы "Лукойл" разрабатывал месторождения на ее шельфе, говорилось в материалах, опубликованных Минэкономразвития в конце 2010 г. Но сейчас, сказал представитель "Лукойла", Индонезия не является приоритетной страной с точки зрения разведки и добычи.

Представители "Роснефти", "Газпром нефти" и Минэнерго на запросы не ответили.

По данным Федеральной таможенной службы, в 2013 г. Россия поставила в Индонезию около 155 000 т нефти и нефтепродуктов. Всего в прошлом году Индонезия импортировала 25,3 млн т нефти (данные EIA) — в частности, из Саудовской Аравии (26% всех поставок). Собственную добычу Индонезия вот уже 18 лет сокращает — с 1,63 млн барр./сутки в 1996 г. до 942 000 барр./сутки в 2013 г. Потребление за это же время удвоилось до 1,6 млн барр./сутки. В 2008 г. Индонезия вышла из ОПЕК, надеясь на приток инвестиций в отрасль и на восстановление добычи. Ее доказанные запасы составляют 3,6 млрд барр. В стране работают Chevron и Total.

Суммарная мощность девяти индонезийских НПЗ — 1 млн барр./сутки. Этих заводов недостаточно, чтобы удовлетворить растущий спрос на топливо в стране. Министерство энергетики и минеральных ресурсов Индонезии сообщало о планах строительства еще трех НПЗ — каждый мощностью 300 000 барр./сутки.

Индонезия нуждается в инвестициях в геологоразведку, подтверждает аналитик "Сбербанк CIB" Валерий Нестеров, но российские компании сейчас не смогут ей помочь — для них самих начинаются голодные годы и деньги нужны им для погашения долгов и инвестиций в свои проекты.

 

 

Восточноевропейские страны против планов ЕС по сокращению выбросов углерода к 2030 г. Надежды "Газпрома" на развитие в ЕС газовой генерации могут не сбыться.

"Ведомости"

Все больше восточноевропейских стран выступает против планов Евросоюза ограничить выбросы парниковых газов, сообщает Financial Times. Если на саммите 23-24 октября не удастся прийти к соглашению, под угрозой может оказаться глобальное соглашение ООН, которое планируется к подписанию в Париже в 2015 г.

ЕС предлагает сократить объем вредных выбросов на 40% по сравнению с уровнем 1990 г. Но страны Восточной Европы опасаются, что сильнее других пострадают от роста цен на электроэнергию и снижения конкурентоспособности промышленности. По оценкам ЕС, 15 наименее богатым странам блока может потребоваться потратить 47,6 млрд евро ($60,7 млрд) на модернизацию электростанций и другой инфраструктуры. Один из главных оппонентов соглашения — Польша, где почти 90% электроэнергии генерируют угольные электростанции. По утверждению Варшавы, помощь из фондов, созданных с помощью торговли квотами на вредные выбросы, не сможет компенсировать 120%-ный рост цен на электроэнергию. Это может вызвать "массовое банкротство польских компаний", предупредила замминистра иностранных дел Польши Катаржина Касперчик.

Европа стремилась снизить выбросы углерода за счет развития возобновляемых источников энергии, а "Газпром" надеялся, что эта стратегия также увеличит спрос в Европе на газовую генерацию. Но сланцевая революция в США снизила там цены на газ, из-за чего дешевый американский уголь стал востребован в Европе. Доля газа в энергобалансе ЕС стала снижаться, а газовые электростанции закрываться. "Газпром" рассчитывал, что ужесточение экологического законодательства в ЕС изменит ситуацию. Стратегия "Газпрома" предполагала приобретение газовых электростанций в Европе, чтобы получить доступ к конечному потребителю. Но ни одной станции "Газпром" там так и не купил. В частности, в феврале компания претендовала на покупку двух парогазовых установок во Франции у австрийской Verbund AG, но она недавно продала их американскому инвестфонду KKR. "Газпром" посчитал покупку этих станций нецелесообразной, сообщил представитель концерна. При этом в начале октября предправления "Газпрома" Алексей Миллер заявил, что прежняя стратегия концерна в Европе по выходу на конечного потребителя может быть изменена. Потом Миллер отправился на переговоры в Китай, после чего "Газпром" сообщил, что новым направлением сотрудничества с этой страной могут стать проекты в электроэнергетике в Китае. На фоне кризиса вряд ли в Европе кто-то будет серьезное внимание уделять экологии, страны скорее будут переходить на более дешевый уголь и отказываться от газа, речь о росте газовой генерации в текущих условиях там не идет, говорит директор Small Letters Виталий Крюков.

,

 

 

Импорт ключевых технологий для добычи нефти и газа заместят только в 2020 г.

"РБК daily"

Государство готово поддержать российских производителей техники и технологий для нефтегазового комплекса, но на скорую отдачу от этих вложений не рассчитывает. Как следует из расчетов Минпромторга, доля импортного оборудования в нефтяной отрасли может начать заметно сокращаться лишь после 2018 года. Отдельные производители уже ведут переговоры с нефтяными компаниями.

Дальнейшее ужесточение санкций ЕС и США и распространение их на лицензионные соглашения и работу иностранных сервисных компаний может привести к "острому дефициту нефтегазового оборудования на российском рынке", пре­дупреждает Минпромторг в плане мероприятий по снижению зависимости российского ТЭКа от импорта оборудования, сервисных услуг и софта (копия документа есть у РБК). Источник в министерстве подтвердил РБК актуальность документа.

Чиновники подготовили комплекс мер, которые должны помочь российским производителям нефтегазового оборудования заместить импорт. Ряд предложений стандартный: государство может начать субсидировать процентные ставки по кредитам, привлеченным на техническое перевооружение и инвестпроекты, а также затраты на реализацию пилотных проектов в области инжиниринга. Кроме того, Минпромторг предлагает предоставлять преференции исполнителям госзаказа – в размере 15% от цены контракта. Все эти меры поддержки регламентированы уже принятыми с 2009 по февраль 2014 года постановлениями правительства.

Какую сумму предлагается заложить в бюджет на реализацию этих мер, пока не ясно. Финансирование будет осуществляться в рамках нескольких федеральных целевых программ на 2013–2030 годы (развитие судостроения, социально-­экономическое развитие Арктики, электронной и радиоэлектронной промышленности, повышение конкурентоспособности промышленности).

Помимо этого, по мнению Минпромторга, в рамках импортозамещения планируется реализация вертикально интегрированными компаниями пилотных проектов по увеличению загрузки мощностей предприятий нефтегазового машиностроения, а также сервисных компаний. Они должны сосредоточиться на разработке подводных добычных комплексов, газотурбинных установок большой мощности, проектировании судов и морской техники.

Доля импорта в нефтегазовом машиностроении сегодня составляет 57%, и лишь к 2020 году он может сократиться до 43%, прогнозирует Минпроторг. "В настоящее время 95% продукции для работы на проектах на суше уже приобретается на российском рынке, в том числе полностью вся трубная продукция, различные емкости для хранения нефти и нефтепродуктов, насосы и энергетическое оборудование", – за­явил представитель "Газпром нефти".

По программному обеспечению ситуация еще хуже – там доля импорта превышает 90%. При этом чиновники отмечают потенциальные риски сотрудничества с зарубежными производителями программного обеспечения. Чтобы снизить зависимость, чиновники предлагают ввести разработку российского софта в рамках Фонда универсального программного обеспечения (идею его создания озвучил глава Минкомсвязи Николай Никифоров).

По словам директора Союза поддержки и развития отечественных сервисных компаний нефтегазового комплекса "Союзнефтегазсервис" Нины Захаровой, российские производители нефтегазового софта не нуждаются в бюджетной поддержке, но им нужна политическая воля для того, чтобы уже разработанное ими программное обеспечение начали закупать и внедрять. "Уже есть эффективные программные решения в области моделирования разработки нефтегазовых месторождений, сейсморазведки, баз данных и корпоративного софта. Но до санкций нефтяники предпочитали приобретать зарубежное программное обеспечение", – отметила Захарова.

Андрей Дутов, заместитель министра промышленности и торговли, ранее рассказывал РБК, что министерство не собирается координировать заказы нефтяников на оборудование. "Мы доносим идеи до заказчиков, координируем их взаимодействие", – пояснял он.

Как сообщили РБК в пресс-службе ЛУКОЙЛа, компания ориентирована на экономически обоснованное импортозамещение оборудования, технологий и софта, который невозможно закупить из‑за санкций. "Мы будем ориентироваться на соотношение цена-качество продукции и смотреть, что можно оперативно приобрести в России без потери качества, а что – в странах, не поддержавших санкции, например в АТР".

"Роснефть" тему импортозамещения не комментирует. Но, по словам источника РБК, близкого к компании, летом делегация топ-менеджеров "Рос­нефти" из сектора закупок оборудования ездила в Китай для изу­чения возможностей импортозамещения части санкционного оборудования и услуг.

В Минпромторге подготовили список российских производителей, которые могут заместить иностранцев: три – пять компаний по каждой из 45 позиций нефтесервисного оборудования. В их числе ОМЗ, Объединенная двигателестроительная корпорация, Уралвагонзавод, "Криогенмаш".

Так, "Волгограднефтемаш" назван в качестве потенциальной замены Samson (Германия), Emerson (США) и еще шести иностранных компаний, специализирующихся на производстве запорно-регулирующей арматуры. По словам генерального директора компании Александра Лазарева, для успешной конкуренции с зарубежными компаниями российским производителям требуются доступные и дешевые кредиты. "Сегодня кредитные ставки по займам у Сбербанка и ВТБ составляют не ниже 12–14% годовых. А нужны под 2–3%, как в Китае для их промышленников", – говорит он. По его мнению, могут помочь и таможенные пошлины в 10–15% от стоимости зарубежной продукции, аналоги которого производятся в России.

Впрочем, как рассказал РБК управляющий директор ООО"НПП ОЗНА-Инжиниринг" Максим Жуков, неф­тяники уже сегодня не хотят покупать оборудование с импортными комплектующими, опасаясь проблем с поиском запчастей. Найти замену импортным комплектующим оперативно в России сложно, поэтому производитель ищет новых поставщиков в Китае и Корее. "Компании необходима бюджетная поддержка в размере не менее 500–700 млн руб. плюс налоговые льготы – это сделает продукцию конкурентоспособной по цене и качеству. Защитить производителя смогут также трех- и пятилетние контракты с заказчиками", – говорит Жуков.

Руководитель Союза производителей нефтегазового оборудования Александр Романихин считает, что неправильно для поддержки промышленности, обеспечивающей самую доходную отрасль экономики, ориентироваться исключительно на бюджетные ресурсы. "Нужно активнее использовать регулятивные меры", – считает он. "Очень много российских разработок лежит под сукном из‑за того, что сырьевые компании предпочитали приобретать все в США и странах ЕС. Теперь ситуация иная, поэтому надо поддержать собственных конструкторов и производственников или закупать все в Китае", – добавляет Романихин.

"Мы сейчас проводим опытные испытания российской технологии, альтернативной гидроразрыву пласта, которую можно использовать для извлечения нефти из глубоких горизонтов, – рассказал РБК руководитель группы мониторинга по разработке трудноизвлекаемых запасов РИТЭК (входит в ЛУКОЙЛ) Ильдар Ахмадейшин. – Наша технология термогазового воздействия на пласт позволяет разрабатывать сланцевую нефть и трудноизвлекаемую нефть Баженовской свиты. В рамках импортозамещения планируется дальнейшее ее внедрение на месторождениях российских компаний, а пока она используется на месторождениях ЛУКОЙЛа и РИТЭК". По его словам, технология была разработана еще во времена СССР, но начала внедряться лишь в 2009 году. На ее испытание может потребоваться несколько лет.

"Санкции помогли нам тем, что на нас обратили внимание", – говорит Алексей Тюрин, исполнительный директор компании "Старт-катализатор", производящей установки по сероочистке углеводородного сырья (стартап "Сколково"). В технологии, которую разрабатывает его компания, нуждается треть месторождений нефти и газа в мире. "Сколково" выделило компании грант на 37 млн руб., также она рассчитывает на финансирование потенциальных заказчиков. Промышленный образец установки планируется произвести в 2016 году.

Аналитик по нефтегазовому рынку Сбербанк CIB Валерий Нестеров полагает, что на господдержку производителей российского нефтегазового оборудования, сервисных компаний и софта понадобится не менее $10 млрд. "Для отрасли будет эффективнее, если эти средства найдут и не размажут по отдельным предприятиям в малых долях".

Андрей Лемешко, Людмила Подобедова

<< Октябрь, 2014 >>
Пн Вт С Ч П С В
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Если Вы хотите подписаться
на рассылку новостей
перейдите по ссылке

АНАЛИЗ И КОММЕНТАРИИ
МОНИТОРИНГ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
ПРАКТИКА МИНИСТЕРСТВ И ВЕДОМСТВ