media.lawtek.ru
ВЫШЛИ В СВЕТ
КОНТАКТЫ

115054 Москва, ул. Зацепа, 23

Тел.:  +7 (495) 215-54-43,
Тел.:  +7 (499) 235-47-88,
Тел.:  +7 (499) 787-70-22,
Тел.:  +7 (499) 787-76-85.
Факс: +7 (499) 235-23-61.

e-mail: info@lawtek.ru

Внимание!!!

Временно единый телефон ПравоТЭК +7 (495) 215-54-43

22.01.2019

Главная проблема — неурегулированные споры между "Газпромом" и "Нафтогазом".

"Известия"

В Брюсселе 21 января прошел второй раунд переговоров между Россией, Украиной и Еврокомиссией (ЕК). Как и ожидалось, никаких юридически обязывающих документов подписано не было, однако стороны обозначили реперные точки по теме будущего газового транзита: ЕК представила Москве и Киеву предложение по длительности, объемам и тарифам ресурсов, которые могут проходить через украинскую территорию. Как заявили "Известиям" в Минэнерго РФ накануне встречи, Москва готова подписать с Киевом контракт, только если его условия будут экономически обоснованны. Тем временем в конце 2019 года истекают сроки российско-украинских газовых соглашений, а потому решить, будет ли заключено новое, стороны должны как можно скорее.

А будет ли транзит?

Трехсторонняя встреча в Брюсселе прошла в представительном составе. От России в переговорах участвовали министр энергетики Александр Новак и глава "Газпрома" Алексей Миллер, от Украины — министр иностранных дел Павел Климкин и глава "Нафтогаза" Андрей Коболев, от ЕК — комиссар по энергетике Марош Шефчович. На повестке встречи стояло продление трансфера российского газа через Украину после 2019 года. Именно тогда истечет срок контрактов о прямых поставках и транзите, которые "Газпром" и "Нафтогаз" заключили в январе 2009 года.

По итогам встречи Марош Шефчович сообщил, что представил российской и украинской делегациям предложения по длительности, объему и тарифам дальнейшего транзита. В детали он вдаваться не стал. Андрей Коболев заявил, что "Нафтогаз" изучит предложения ЕК. Александр Новак сообщил, что третья министерская встреча пройдет в мае: по его словам, к этому времени эксперты должны поработать над деталями будущего контракта с Украиной. При этом он отметил, что надо урегулировать судебный спор "Газпрома" с "Нафтогазом".

Накануне встречи в российском Минэнерго "Известиям" заявили, что Москва готова подписать контракт о транзите через Украину. Однако сделает это только при экономически обоснованных условиях. Другими словами, тарифы по транзиту должны быть приблизительно такими же, как в период до 2019 года, или аналогичные тем, которые применяются на альтернативных российских потоках.

— Мы готовы подписывать контракт, если договоренности будут экономически выгодны, а не в 10 раз превышать тарифы, — заявила "Известиям" пресс-секретарь главы Минэнерго РФ Ольга Голант.

По мнению руководителя аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности Александра Пасечника, судебные тяжбы двух компаний могут стать разменной монетой во всем газовом споре России и Украины.

— Условия, при которых "Газпром" и "Нафтогаз" могут пойти на мировую, сводятся к обнулению всех взаимных претензий в обмен на новый контракт, условия которого будут оговариваться отдельно, — сказал эксперт. — Запросы Киева по транзиту кратно выше, чем то, что может предложить "Газпром" с учетом "Турецкого потока" и "Северного потока — 2".

Дополнительные осложнения

Работу трехсторонней группы осложняют несколько факторов. Во-первых, переговорщик от ЕК Марош Шефчович с 1 февраля уходит на два месяца в отпуск, чтобы поучаствовать в выборах президента Словакии. Ему на смену придет еврокомиссар по энергетике и климату Мигель Ариас Каньете.

Во-вторых, в марте 2019 года истекает контракт с руководством "Нафтогаза", что также может повлиять на ход трехсторонних контактов.

И, наконец, в-третьих, на Украине 31 марта пройдут президентские выборы. По словам депутата Верховной рады от "Оппозиционного блока" Евгения Балицкого, люди, которые придут к власти на Украине, должны сохранить транзит российского газа. Проблема заключается в том, что сегодня Киев не может обеспечить бесперебойные поставки, в том числе и из-за нестабильной политической ситуации в стране, а потому главная задача новой власти — стать для России и Евросоюза надежным партнером.

Разменная монета

Камнем преткновения в газовых отношениях Москвы и Киева стали договоренности 2009 года. Согласно контракту, при покупке российского газа Украиной его цену составляла базовая европейская сумма в $450 за 1000 куб. м со скидкой 20%, а ставка на транзит сводилась к $1,7 за 1000 куб. м на 100 км, которая к 2013 году в соответствии с оговоренной формулой выросла до $3,4.

После 2014 года скидки для "Нафтогаза" были отменены, и компания инициировала пересмотр контрактов 2009 года, поскольку Украина якобы переплачивала за газ с 2011 года, а "Газпром" поставлял меньше ресурсов на транзит, чем предусматривали договоренности. Год спустя Украина отказалась от российского газа и заменила его на реверсный из Европы. К 2017 году общая сумма взаимных требований компаний составила около $60 млрд.

Стокгольмский арбитраж снизил обязательные годовые закупки "Нафтогаза" до 4 млрд куб. м, отклонил большинство его требований к "Газпрому" по переплате за газ и обязал российскую компанию выплатить украинской примерно $2,6 млрд. В России решение выполнять отказались, и Киев начал арестовывать газпромовские зарубежные активы. Параллельно с этим российский холдинг начал расторжение договоров с Украиной по поставке и транзиту топлива.

Если экономическая заинтересованность Киева в переправке российского газа очевидна, то стремление Москвы определить условия транзита лежит несколько глубже.

— "Газпром" и его партнеры до этого времени не успевают запустить "Северный поток — 2" и "Турецкий поток" на полную мощность, соответственно на некоторое время украинский транзит сохраняет важное значение для поставок российского газа в ЕС, — рассказал "Известиям" глава Института национальной энергетики Сергей Правосудов.

По словам эксперта, именно поэтому "Газпром" вынужден договариваться с Киевом, который, в свою очередь, кровно заинтересован сохранить транзит как главный источник валютных поступлений в бюджет.

Екатерина Постникова, Дмитрий Лару, Николай Хренков

 

 

Потребление WTI в Европе сопоставимо с нефтью мельчающих североморских месторождений.

"Ведомости"

В этом году может измениться методика расчета нефтяного индекса Brent и появиться Новый североморский датированный (New North Sea Dated), анонсировали рассчитывающие их агентства — S&P Platts и Argus. Эти индексы ложатся в основу стоимости большинства контрактов европейских нефтяных компаний с потребителями. К примеру, "Роснефть" предлагает покупателям оплачивать нефть исходя из индексов Dubai или Brent, которые публикуются в бюллетене Platt’s Crude Oil Market Wire.

Argus и Platts рассчитывают котировки спотового рынка физических поставок, говорит независимый эксперт Вячеслав Мищенко. Спотовый рынок лежит в основе производных биржевых инструментов, в том числе фьючерсов на Brent.

Старой нефти не хватает

Сейчас оба агентства учитывают при расчете индексов стоимость нефти, добытой на пяти месторождениях Северного моря: Брент, Фортиз, Осеберг, Экофиск и Тролль.

"Объемы нефти, доступной для расчета североморского эталона, уменьшаются", — констатирует старший вице-президент Argus по развитию бизнеса в Евразии Уильям Харвуд. Ликвидность торгов в портах Северного моря снижается, отмечается в сообщении S&P Platts.

Большинство этих месторождений старые, их пики добычи давно позади. Ситуацию усугубило подписание в 2011 г. соглашения о свободной торговле между ЕС и Южной Кореей, отмечалось в декабрьском бюллетене Argus: поставки североморской нефти туда сильно выросли, оставив еще меньше для европейского рынка. "По нынешней методике стоимость Североморского датированного определяется исходя из цены самого дешевого сорта корзины — последнее время это в основном Фортиз, — отмечали эксперты Argus. — Но стоимость этого сорта часто зависит от объемов его экспорта в Азиатско-Тихоокеанский регион". Такие отгрузки "заметно выросли" после соглашения ЕС с Южной Кореей.

В результате в Европу поставляется все больше легкой нефти из самых разных регионов — Азербайджана, Алжира, Западной Африки, Мексиканского залива и др.

Две возможные замены

Оба агентства ищут способы увеличить ликвидность своих индексов. Platts предлагает изменить базис (место) поставки для расчета Brent — добавить в него порт Роттердама (за вычетом стоимости доставки нефти в порт). Это может удвоить торги, на основе которых рассчитывается индекс Brent, рассуждает редакционный директор Platts по Европе и Африке Джоэл Хэнли. Argus хочет расширить корзину сортов нефти, которые формируют его North Sea Dated. Platts также не исключает расширения сортов, но пока будет наблюдать и проводить консультации с участниками рынка, говорит Хэнли.

New North Sea Dated будет определяться более широким диапазоном малосернистых сортов, включая поставляемые в Европу из других регионов, отмечает Харвуд: "Argus намерено уточнить корзину марок в феврале. Предполагается включить в нее американский сорт WTI, три сорта нефти, добываемой в Западной Африке (Bonny Light, Qua Iboe и Escravos), смесь легкой азербайджанской нефти (BTC) и сахарскую смесь из Алжира".

В Европу уже поступает примерно 800 000 барр. нефти WTI в день, она по поставкам конкурирует с марками Северного моря, говорит Харвуд, это надо учитывать при формировании цен в регионе. "Методология Argus направлена на максимальное увеличение числа участников рынка", — добавляет он.

Чем больше, тем лучше

"Чем большее количество сделок учитывать, тем точнее бенчмарк", — хвалит агентства аналитик АКРА Василий Танурков, благодаря этому может увеличиться и ликвидность фьючерсов на нефть. Это произойдет за счет того, что улучшение соответствия между фьючерсами и реальными ценами поставки облегчит хеджирование, говорит он, ликвидность создают спекулянты и на хеджирование придется сравнительно небольшая доля торгов.

"Любые методологические изменения, как правило, проводятся так, чтобы оказать минимальное воздействие на цену, — отмечает директор отдела корпораций Fitch Дмитрий Маринченко. — Поэтому вряд ли нефтяным компаниям, в том числе российским, стоит в результате ждать материального изменения выручки".

Старый и Новый североморский датированный какое-то время будут рассчитываться параллельно.

Виталий Петлевой

 

 

Члены кабинета Меркель впервые открыто выступили против американского давления на "Северный поток — 2".

"Российская газета"

Заявление министра экономики и энергетики Германии Петера Альтмайера, вновь подтвердившего, что федеральное правительство не намерено вмешиваться в строительство трубопровода "Северный поток — 2", несмотря на давление извне, снизило градус дискуссий вокруг этого проекта. О том, сумеет ли официальный Берлин отстоять свои экономические интересы на фоне беспрецедентного шантажа и ультиматумов со стороны Вашингтона, "Российская газета" беседует с немецким политологом Александром Раром.

– Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию вокруг "Северного потока — 2"? Будет ли он достроен?

– Я думаю, что "Северный поток — 2" будет построен. Евросоюз нуждается в дополнительных объемах газа на будущее. Ресурсов природного газа на территории единой Европы не хватает. С Россией у Германии больше 50 лет складывались прекрасные отношения. Доверительные отношения. Несмотря на холодную войну, советский, а затем российский газ поступал в Германию, а Германия дальше перепродавала его в страны Европы. Немецкие фирмы давно наладили работу с российскими компаниями, и эти исторические связи очень трудно разрубить. Поэтому Германия выступает за то, чтобы дополнительный газ, в котором нуждается и будет нуждаться Европа, поступал через российские трубы, как это происходит уже 50 лет.

Почему этот доверительный союз, сложившийся газовый альянс между Москвой и Берлином, хотят разрушить? Во-первых, это хотят сделать американцы, которые действительно рассчитывают торговать своим сланцевым газом на европейском рынке. Но для этого им нужно вытолкнуть с него газ российский. Очевидный геополитический интерес Америки заключается в желании ослабить Германию, превратить ее в младшего партнера. В Вашингтоне стремятся к тому, чтобы Россия вообще не играла никакой роли в Европе. В Белом доме прекрасно понимают: влияние России на Европу сегодня осуществляется "через трубы", через поставку газа в Старый Свет, против чего американцы еще во время холодной войны всегда выступали. Но тогда западная Германия все равно покупала газ у Советского Союза.

Сейчас у американцев появился целый ряд очень "надежных" союзников в Евросоюзе, которых не было прежде: поляки, прибалтийские страны. Они пытаются с подачи США изнутри сломать альянс, который выстроили немцы и россияне еще в советское время.

Россию хотят вытолкнуть из Европы. Я думаю, что это концепция американцев, которую поддерживает ряд бывших членов организации Варшавского договора. Они стремятся изолировать Германию, утверждают, что она якобы "агент Кремля" и защищает скрытые российские интересы. Конечно, это полный бред, но в европейских средствах массовой информации эта антироссийская карта часто разыгрывается. Российский бизнес, российскую политику хотят вытолкнуть из Европы в Азию. Я думаю, это главная проблема.

Конечно, Германия настолько мощная страна Евросоюза, что ее изолировать невозможно. Я думаю, что у Германии есть союзники — Австрия, Италия, частично Франция, страны, которые будут всегда заинтересованы в сохранении газового сотрудничества с Россией. Поэтому я думаю, что ситуация выглядит следующим образом: восточные европейцы не хотят покупать газ у России, а старый Запад хочет. И эта часть Запада будет и дальше придерживаться традиционной точки зрения, что нужно с Россией иметь какие-то связи. "Изменения через торговлю" — это лозунг, который в 60-е годы был придуман в Германии и связан с возможностью западного влияния на Советский Союз с помощью торговли. Я думаю, что этого подхода инстинктивно и сегодня придерживаются немецкие элиты. Поэтому они хотят завершить строительство "Северного потока — 2".

Германия не может отказаться от этого проекта, в противном случае она потеряет свое лицо и покажет себя в качестве вассала Соединенных Штатов. Поэтому официальный Берлин будет закулисно поддерживать строительство этого газопровода, но не станет делать этого публично, чтобы не идти на ужесточение конфликта с Польшей и Америкой. Но запрещать его строительство тоже никто не собирается, и этим немецкие фирмы пользуются для реализации своих коммерческих планов.

Что будет дальше, я не знаю. Сейчас действительно наступил решающий момент, и неясно, какая концепция победит в Европе. Произойдет выталкивание навсегда России из Европы в сторону Азии, что продвигают американцы и их сообщники в Восточной Европе. Или все-таки победят страны континентальной Европы, старого Запада, которые понимают, что будущую Европу от Лиссабона до Владивостока нужно строить вместе с Россией.

– Новые приходящие к власти в Германии политики все чаще выступают с проамериканских позиций. Означает ли это, что в перспективе Берлин окончательно потеряет геополитическую самостоятельность?

– Сегодня исчезает сама идея так называемой старой восточной политики, которая основывалась на изменениях через торговлю. Она была направлена на стабилизацию Европы, на мирную Европу. Этот подход, который был священен для Германии, для старого Запада, бывшие члены Варшавского договора вместе с американцами ломают.  Они "заразили" своей русофобией всю следующую политическую генерацию по всей Европе. В книгах, в средствах массовой информации, на телевидении постоянно твердят, что страны Варшавского договора плюс республики Советского Союза, такие как Украина, Грузия, Молдавия и даже Белоруссия, — все были жертвами советской оккупации. Каждую неделю здесь, в Германии, напутствуют немцев: забудьте старые принципы, на которых строился диалог с Россией, ориентируйтесь на новые принципы.

А принципы эти таковы. Восточная политика Европы должна сосредоточиться только на новых странах, которые заново обрели независимость. Их нужно укреплять, они должны стать Европой. Восточная политика — это для них. А Россия — это враг, Россия — это конкурент, Россия — это азиатская страна. И в Германии, я должен это сказать, такой подход процветает. Но, слава Богу, в ФРГ еще остаются люди поколения "плюс 60", выступающие за иные подходы к диалогу с Москвой. К сожалению, многие из них уже на пенсии, и голоса их уже не такие громкие. Но все равно еще какие-то отголоски того времени присутствуют. Поэтому Германия держится. В Германии есть еще такие люди, как Шредер, целый ряд других политиков, которых в других странах уже давно нет. Они выступают за поиск компромисса для будущей Европы через взаимодействие с нынешним российским руководством. Но эти люди постепенно уходят, их влияние ослабевает.

Взять хотя бы социал-демократическую партию Германии, которая изобрела восточную политику. Она полгода тому назад написала прекрасную бумагу, стратегию, которая была направлена на то, чтобы возродить старый подход к России — "изменений через торговлю". И что? Либеральная пресса на них так яростно накинулась в Германии, что они сейчас пятятся назад, отказываются от многих своих идей, которые выдвинули в той стратегической бумаге по отношениям с Москвой. Вот такая ситуация.

– Неужели немцев не обижает тот откровенный диктат, который в их отношении проявляет не только президент США, но даже глава американской дипмиссии?

– Германия в этом отношении находится в каком-то странном положении. С одной стороны, да, немцев обижает это пренебрежительное отношение американцев, и они говорят: мы не будем никогда вассалами, поэтому нам нужно искать пути, как отдалиться от Америки. Это говорят фактически все политики. Американский посол своими заявлениями в отношении "Северного потока-2" обидел немецкую элиту. Немецкая элита просто такого языка ультиматумов, такого тона со стороны американского посла и президента не ожидала и потому испытала шок. Но в то же самое время у немцев, особенно, у молодого поколения сформировалось представление об Америке как о державе, которая фактически спасла, как здесь говорят и в школах учат, Германию от фашизма. Поэтому Америка здесь обладает, хотя этого в открытую никто не говорит, "священным статусом". И большинство немецких политиков не могут просто представить себе ни интеллектуально, ни духовно Европу без Америки, без этой трансатлантической связи, без атомного зонтика США, без американского напутствия. Не могут, потому что привыкли ко всему этому.  Госпожа Меркель, когда первый раз пришла к власти, сказала: я никогда ничего против Америки делать не буду, это просто невозможно. А сегодня она должна признать, что Америку нужно критиковать. Но она критикует Трампа, а не американцев: ведь есть надежда, что Трампа скинут и тогда все будет в отношениях Европы и США как прежде. В этих надеждах, я думаю, еще пребывают европейские элиты.

– Как вы считаете, те договоренности, которые были достигнуты между Меркель и Трампом по поставкам сжиженного газа в Германию, будут выполнены?

– Ни Меркель, ни Трамп не торгуют этим газом. Невозможно заставить газовых производителей в США поставлять сжиженный газ в Европу себе в убыток из политических соображений. А в Европе, пока есть российский и норвежский газ, никто не будет платить бешеные деньги за американский сжиженный газ. Поэтому американцы и хотят политическим путем отключить Европу от российского газа, чтобы привозить сюда свой. Но сейчас американский газ коммерчески не выгоден. Германия когда-нибудь будет покупать газ и в Америке, чтобы американцы успокоились, но только на коммерческих основаниях, а не под диктатом.

Евгений Шестаков

<< Январь, 2019 >>
Пн Вт С Ч П С В
1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Если Вы хотите подписаться
на рассылку новостей
перейдите по ссылке

АНАЛИЗ И КОММЕНТАРИИ
МОНИТОРИНГ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
ПРАКТИКА МИНИСТЕРСТВ И ВЕДОМСТВ