media.lawtek.ru
ВЫШЛИ В СВЕТ
КОНТАКТЫ

115054 Москва, ул. Зацепа, 23

Тел.:  +7 (495) 215-54-43,
Тел.:  +7 (499) 235-47-88,
Тел.:  +7 (499) 787-70-22,
Тел.:  +7 (499) 787-76-85.
Факс: +7 (499) 235-23-61.

e-mail: info@lawtek.ru

Внимание!!!

Временно единый телефон ПравоТЭК +7 (495) 215-54-43

22.01.2020

Нефтетрейдеров могут допустить к льготам по таможенным пошлинам.

"Российская газета"

Преференции для компаний в нефтяной отрасли, связанные с действием налога на добавленный доход (НДД), могут быть расширены. Планируется изменить порядок предоставления льгот по экспортной пошлине для новых месторождений, участвующих в пилоте НДД.

Теперь этими льготами смогут воспользоваться не только недропользователи, но и сторонние компании, продающие нефть за границу. Нефть при этом должна добываться с месторождений в новых регионах добычи. Законопроект об этом одобрил ко второму чтению Комитет Госдумы по бюджету и налогам. Ожидается, что Госдума рассмотрит его 22 января.

Фактически законопроект уравнивает налоговые условия для всей нефти, добытой в режиме НДД на новых месторождениях, вне зависимости от того, кто ее производит и экспортирует за рубеж, а также особенностей ее извлечения из недр. В случае принятия законопроекта суммы вывозных таможенных пошлин, уплаченные трейдерами до вступления его в силу, будут им возвращены. Они не будут считаться выпадающими доходами (расходами) федерального бюджета, поскольку данные суммы не планировались в качестве его доходов.

НДД пока применяется лишь для сравнительно небольшой группы месторождений. Причем значительная их часть — уже выработанные месторождения, а еще часть находится в Западной Сибири и не относится к новым регионам нефтедобычи. "Думаю, возможное расширение льгот по уплате вывозной таможенной пошлины на трейдеров не окажет значимого влияния на отрасль, так как повлияет только на базис перехода права собственности на товар", — пояснил руководитель международной практики КПМГ по оказанию услуг компаниям нефтегазового сектора Антон Усов.

Сергей Тихонов

 

 

Компания может поставлять СПГ в страны Азиатско-Тихоокеанского региона и даже Африку, считают эксперты.

"Ведомости"

Минувшей весной "Газпром" объявил о строительстве в Усть-Луге под Санкт-Петербургом гигантского комплекса по переработке газа. Он может стать одним из крупнейших инвестпроектов "Газпрома" в этом десятилетии. Инвестиции в него превышают 2 трлн руб., говорил "Ведомостям" федеральный чиновник. Общая потребность в финансировании оценивается в 2,4 трлн руб., сообщал РБК со ссылкой на презентацию проекта. Планируется построить сразу два завода — перерабатывающий (ГПЗ) и газохимический.

ГПЗ будет строить СП "Газпрома" и "Русгаздобычи" — ООО "Русхимальянс". Оно будет производить 13,3 млн т сжиженного природного газа (СПГ), до 2,2 млн т сжиженных углеводородных газов (СУГ) и около 19 млрд куб. м "сухого" (очищенного от этана) газа. Газохимией будет заниматься "дочка" "Русгаздобычи" — ООО "Балтийский химический комплекс" (БХК). Компания планирует производить 2,8 млн полиэтилена. Оба завода образуют единый комплекс, вводить их планируется двумя очередями в 2023-2024 гг.

Как говорится в декабрьских материалах БХК, планируемый "Газпромом" и "Русгаздобычей" средневзвешенный нетбэк СПГ при отгрузке непосредственно с завода составит $5,1/MBTU (1 млн британских термальных единиц, 1 т СПГ равна 52,4 MBTU), СУГ — $406,3 за 1 т. Оценка консультанта проекта, PwC, еще выше — $6,5/MBTU для СПГ и $452,8 для 1 т СУГ. Эти цифры "Ведомостям" подтвердили три человека, близких к разным участникам проекта. Цифр по газохимическому заводу в материалах БХК нет.

Нетбэк — это цена реализации продукции за вычетом транспортных затрат. Получается, что выручка ГПЗ может составить $4,5-5,5 млрд.

Представители "Газпрома" и "Русгаздобычи" комментировать эти цифры отказались.

Цена на уровне

Средневзвешенный нетбэк не является показателем эффективности проекта, указывают опрошенные "Ведомостями" аналитики. Но если из этих значений принималось решение о строительстве, значит, в этих условиях комплекс должен обеспечивать определенный уровень доходности. Если нетбэк составит $5,1/MBTU, "можно утверждать, что предполагаемые полные издержки проекта, за вычетом транспортировки, находятся ниже этой цифры", говорит старший директор отдела корпораций Fitch Дмитрий Маринченко.

У арктических проектов "Новатэка" себестоимость ниже — $4,2/MBTU для "Ямал СПГ" и ожидается $3,8/MBTU для "Арктик СПГ — 2", указывает директор по исследованиям Vygon Consulting Мария Белова. Но с учетом стоимости транспортировки в Европу цена СПГ у всех заводов будет близка и не превысит $5,5/MBTU. Получается, он будет дешевле американского, указывают Белова и Маринченко. По оценке Vygon Consulting, стоимость СПГ из США в Европе составляет $6,3/MBTU."В какой-то степени этот газ будет неизбежно конкурировать с трубопроводными поставками из России, — продолжает эксперт. — Но это не повод отказываться от новых СПГ-проектов, которые должны дать России больше гибкости на мировом газовом рынке".

Впрочем, одной только Европой "Газпром" вряд ли ограничится. Белова считает, что СПГ будет поставляться в Китай и Индию — наиболее динамично растущим потребителям, а также в другие страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР). Маринченко не исключает, что география поставок может включать и Африку.

Ждать ли отскока

СПГ продается по долгосрочным контрактам и на спотовом рынке. На споте за шесть лет он подешевел примерно втрое. Сейчас в Европе СПГ стоит около $4/MBTU, в Азии — чуть выше $5/MBTU. Но по долгосрочным контрактам газ продается дороже. Например, в 2019 г. в АТР цены были на $5/MBTU выше спотовых, говорит Белова. Индия платит за СПГ по долгосрочному контракту с Катаром порядка $9/MBTU. В Японию и Китай газ по долгосрочным контрактам тоже поставляется примерно по $8-9/MBTU, добавляет аналитик энергетического центра бизнес-школы "Сколково" Сергей Капитонов.

По мере развития глобального рынка СПГ будет стираться разница в ценах между новыми долгосрочными контрактами и спотовыми котировками, продолжает он. Fitch прогнозирует, что в среднесрочной перспективе цены стабилизируются на уровне $6-7/MBTU. "Но есть риск, что восстановление рынка займет больше времени, — говорит Маринченко. — Особенно в случае глобальной рецессии, из-за которой Китай может повременить с планами по переходу на газовую генерацию".

Представители "Газпрома" и "Русгаздобычи" не стали комментировать, на какие рынки сбыта партнеры планируют направлять СПГ и рассчитывают ли они на заключение долгосрочных контрактов. "При этом отмечаем, что долгосрочные off-take контракты — стандартный инструмент маркетинга для таких крупных проектов", — говорится в совместном ответе компаний.

Артур Топорков

 

 

Сумма исковых требований к НК "Дулисьма" превышает 18 млрд рублей.

"Ведомости"

В понедельник, 20 января, Агентство по страхованию вкладов (АСВ) от лица банка "Югра", подконтрольного Алексею Хотину, подало в Арбитражный суд Москвы иск о банкротстве нефтяной компании "Дулисьма", которая также принадлежит Хотину. Подробности дела не раскрываются.

О планах обанкротить "Дулисьму" "Югра" объявила в апреле 2019 г., когда Хотина отправили под домашний арест по делу о хищении у банка 7,5 млрд руб.

Сумма предъявленных требований в иске составляет 14,138 млрд руб. и $64,5 млн (около 4 млрд руб. по курсу ЦБ на 21 января. — "Ведомости"), она основана на акцессорных обязательствах компании перед банком, сообщил "Ведомостям" представитель АСВ. Обычно акцессорные обязательства возникают в обеспечительных сделках, говорит адвокат Forward Legal Карим Файзрахманов: "Возможно, нефтяная компания поручалась за какие-то обязательства перед банком, например была поручителем или залогодателем по кредиту другой компании".

Сама "Югра" осталась без лицензии в июле 2017 г., а в сентябре 2018 г. была признана банкротом. Активы банка на тот момент оценивались в 34 млрд руб., обязательства — в 194,8 млрд руб. Крах этой кредитной организации стал крупнейшим страховым случаем в истории России: выплаты вкладчикам составили около 173 млрд руб.

"Дулисьма" принадлежала Urals Energy, потом перешла за долги Сбербанку, а в 2012 г. была продана за 3,6 млрд руб. структурам семьи Хотиных. Компания является недропользователем Дулисьминского нефтегазоконденсатного месторождения в Иркутской области. Это крупное месторождение, подключенное к экспортному нефтепроводу Восточная Сибирь — Тихий океан. По итогам 2016 г. DeGolyer and MacNaughton оценивала запасы нефти Дулисьминского месторождения в 42 млн т. Это не единственный актив компании. Летом 2014 г. "Дулисьма" за 1,8 млрд руб. купила у "Алросы" компанию "Иреляхнефть", которая добывает нефть в Западной Якутии, сообщал "Коммерсантъ" со ссылкой на источники.

"Дулисьма" может стоить не менее 20 млрд руб., говорит начальник отдела инвестидей "БКС брокера" Нарек Авакян. Если реализация будет происходить на торгах, то конечная оценка, вероятно, будет значительно ниже — 10-12 млрд руб., продолжает он. Этот актив будет интересен в первую очередь небольшим частным компаниям, например "Русснефти" или Независимой нефтегазовой компании, считает он. Представители этих компаний от комментариев отказались.

Это не первая угроза банкротства для "Дулисьмы", с 2009 г. в отношении компании поступило восемь исков о банкротствах. Так, в 2017 г. Федеральная налоговая служба пыталась инициировать банкротство компании из-за неуплаты налога на добычу полезных ископаемых в 482,5 млн руб. После погашения задолженности дело было закрыто.

Отзыв лицензии у "Югры" мог существенно подорвать финансовое состояние "Дулисьмы" и без поддержки компания могла не справиться с обязательствами, рассуждает руководитель юридического департамента Национальной юридической службы "Амулекс" Надежда Макарова. Она напоминает, что для банкротства компании требование к ней должно составлять не менее 300 000 руб. В 2018 г. выручка компании была 27,2 млрд руб., чистая прибыль — почти 11,1 млрд руб.

Формально банкротство бизнеса собственника, находящегося под следствием и под домашним арестом, не отличается от прочих процедур банкротства, говорит Макарова. Но на практике при банкротстве для ответчика важны умение и возможность перехватывать инициативу у заявителя, добавляет она: "Для должника критично отстаивать свои позиции, что требует немало ресурсов как экономических, так и управленческих. В данном случае АСВ находится в явно преимущественном положении, располагает необходимыми ресурсами и сведениями, в том числе материалами уголовного дела, которые могут служить доказательствами в банкротстве". С учетом этого благоприятный исход для "Дулисьмы" маловероятен, предполагает Макарова.

Связаться с представителем "Дулисьмы" вечером во вторник не удалось.

Елена Вавина

 

 

"Взгляд"

Нефтяная ссора с Россией вынудила Белоруссию искать альтернативное черное золото. И первую партию нероссийской нефти Белоруссия уже приобрела — в Норвегии. План Александра Лукашенко состоит в том, чтобы в разы сократить закупки российской нефти. Что же не поделили два соседа и чем обернется для Белоруссии отказ от российского сырья?

После долгих угроз Белоруссия нашла альтернативу российской нефти. Она закупила 80 тыс. тонн топлива у Норвегии. Нефть будет доставлена через порт в литовской Клайпеде на белорусский НПЗ "Нафтан". До недавнего времени республика получала черное топливо из России в объеме 18 млн тонн по льготной цене, однако с нового года Москва перестала поставлять соседу сырье.

Президент Белоруссии Александр Лукашенко периодически говорит о том, что может найти альтернативу российской нефти. То Минск планирует получать нефть из Саудовской Аравии или США через Польшу по нефтепроводу "Дружба" в реверсном режиме. То сырье хотят покупать у Азербайджана, Казахстана и балтийских стран. Продавать нефть белорусам в принципе никто не против, вот только экономическая целесообразность в этом для самой Белоруссии сомнительна. Наконец после долгих разговоров Белоруссия перешла к делу и действительно закупила первую партию нефти не из России.

План Лукашенко такой: около 30% нефти должно завозиться из Балтии и примерно столько же — через Украину. Поставки нефти из России должны сократиться со 100% сегодня до 30-40%, отметил он.

Все это следствие ссоры двух соседей. К концу прошлого года России и Белоруссии не удалось договориться о заключении нового договора о поставках нефти. Стороны не сошлись в цене, и торг продолжается. Проблема в налоговом маневре, который проводится в России.

Россия придумала этот маневр, чтобы залатать бюджетные дыры, когда цена на нефть в 2014-2015 годах упала и было непонятно, как долго она будет находиться на низких уровнях в районе 40 долларов. Налоговый маневр предполагает постепенное снижение экспортных пошлин на нефть при одновременном увеличении НДПИ (налог на добычу полезных ископаемых) с 2019 по 2024 годы.

"Цель налогового маневра изначально была в повышении доходов бюджета от нефти. Экспортная пошлина позволяла облагать фискальной нагрузкой только половину от всей добытой нефти, именно столько в чистом виде отправляли на экспорт. Налоговый маневр позволяет обложить фискальной нагрузкой всю добываемую нефть в России", — рассказывает ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

С тех пор макроэкономическая ситуация стабилизовалась, бюджет стал профицитным и цены на нефть стабилизировались на приемлемых уровнях — 60-70 долларов за баррель. Поэтому Россия решила компенсировать российским НПЗ потери от налогового маневра, ведь для них нефть становится дороже.

Казалось бы, это внутренние дела России. Однако они прямым образом задевают Белоруссию. Дело в том, что сейчас белорусские НПЗ получают из России нефть без уплаты экспортной пошлины в 30%, то есть по цене ниже рыночной. Однако в рамках налогового маневра с каждым годом экспортная пошлина снижается и в 2024 году станет нулевой. Это значит, что цена российской нефти для белорусских НПЗ с каждым годом будет увеличиваться до тех пор, пока в 2024 году она не станет полностью рыночной. Проще говоря, для белорусов сейчас действует скидка на российскую нефть в размере экспортной пошлины, и снижение экспортной пошлины означает уменьшение этой скидки для белорусов.

Белоруссии такой сценарий не нравится, поэтому она стала выбивать себе сохранение низкой цены уже с этого года.

У Минска свое видение ситуации. Белоруссия считает, что Россия должна из своего бюджета компенсировать белорусским НПЗ расходы на нефть, как Россия это делает для российских НПЗ. Однако Москва посчитала, что это уже слишком. Почему одно государство из своего бюджета должно дотировать НПЗ другого государства?

"Политические элиты РФ решили провести аудит — что Россия имеет от того, что существенно дотирует белорусскую экономику? Мы продаем белорусам нефть по низким ценам, они ее перерабатывают и продают в Европу по высоким ценам. Этот аудит привел к понимаю того, что Белоруссия нам особо ничего не дает. Они не признали ни Абхазию, ни Крым. Поэтому надо либо увеличивать профит наших отношений, теснее интегрироваться, либо будем торговать как со всеми — по рыночным ценам. Но Минск считает дальнейшую интеграцию ударом по белорусскому суверенитету", — говорит Юшков.

Другой вариант решения проблемы состоит в том, чтобы российские нефтяные компании снизили свою маржу (примерно 10 долларов с каждого барреля) при поставках нефти в Белоруссию взамен удорожания ее из-за налогового маневра. Конечно, российские компании не желают терять прибыль из-за Белоруссии.

Юшков уверен, что Россия как государство не только не потеряет, а даже сможет заработать на остановке поставке нефти в Белоруссию.

"Лукашенко грозит тем, что Россия потеряет белорусский рынок сбыта, но российскому государству это выгодно. Если вместо Белоруссии Россия будет продавать 18 млн тонн нефти в дальнее зарубежье, то есть в страны, которые не входят в ЕАЭС, то российский бюджет сможет получить доход в виде уплаченных экспортных пошлин", — отмечает отраслевой эксперт.

А вот с российскими нефтяными компаниями ситуация двоякая. "Когда российская компания экспортирует нефть в Европу, ее маржа иногда бываем меньше, чем когда она продает нефть белорусам. Но это не постоянно, все меняется в зависимости от экспортной пошлины. Когда экспортная пошлина снижается, то становится выгодней продавать в Европу, а не в Белоруссию", — отмечает Юшков.

По его словам, с нового года скидка для белорусов на российскую нефть марки Urals будет не 13-15 долларов, как раньше, а восемь долларов за баррель. То есть российская нефть будет обходиться Минску все равно дешевле, чем на рынке. Поэтому, несмотря на российский налоговый маневр, Белоруссии по-прежнему выгодней покупать российскую нефть, чем любую другую.

Минск уже несколько месяцев шантажирует Москву обещанием перейти на альтернативную нефть. Россия на это никак не реагирует. "Чтобы доказать, что Минск не блефует, а серьезен, ему надо было купить хотя бы один танкер нероссийской нефти".

"Уверен, что Норвегия продала нефть по мировой рыночной цене, никаких скидок норвежцы не давали. Норвежская нефть стоит на 10 долларов дороже. Белорусы также заплатят за разгрузку танкера в Клайпеду, потом за поставку нефти по железной дороге, что значительно дороже, чем по нефтепроводу. В итоге только за транспорт Минск отдаст по 15-20 долларов с каждого барреля. Получается, что Белоруссия переплатит 25-30 долларов с каждого барреля норвежской нефти, тогда как российскую нефть она покупала за 50-55 долларов", — отмечает Игорь Юшков.

Впрочем, Белоруссия, по его словам, может долго заниматься таким "экономическим мазохизмом". Ведь 10 лет назад она уже закупала венесуэльскую нефть целых полтора года (в 2010-2011 гг.), хотя она стоила в два раза дороже российской.

Однако кроме экономической целесообразности могут возникнуть технические проблемы. Белорусские НПЗ настроены под переработку российской нефти. Когда белорусы закупали нефть в Венесуэле, поставки из России тоже продолжались, поэтому Минск мог смешивать оба сорта нефти, и технических проблем с переработкой не было. Сейчас же поставки российской нефти остановлены и нефть не с чем смешивать. "Возможно, норвежскую нефть смешают с российской в Клайпеде. Не удивлюсь, если это вообще были своповые операции, и в итоге в Белоруссию придет нефть марки Urals", — допускает Юшков.

Еще одна проблема — это вопрос доставки нефти в Белоруссию, у которой нет выхода к морю. Поэтому логистика поставок будет непростой и дорогой.

Юшков не исключает, что белорусы могут выискивать танкеры с нефтью и в Черном, и в Балтийском море. "Минск может прийти к тому, что будет закупать российскую либо казахстанскую нефть у трейдеров, например в Усть-Луге на Балтике или в портах Черного моря. С севера нефть будут гнать по железной дороге, а с юга ее придется гнать по трубопроводу "Одесса — Броды", — говорит эксперт. Например, казахи гонят 8,8 млн тонн нефти в год в Усть-Лугу через российскую транспортную систему, а также в Новороссийск через Каспийский трубопроводный консорциум.

Правда, трубопровод "Одесса — Броды" стоит пустой, поэтому потребуется закачать туда 600-700 тыс. тонн буферной нефти, чтобы трубопровод заработал. А это дополнительные затраты.

"В итоге Минск может насобирать даже 18 млн тонн, но это будет сверхдорого и бессмысленно. Потому что продажа нефтепродуктов на экспорт по рыночным ценам может не окупить затраты на закупку нефти и ее переработку. Маржа может уйти в минус", — говорит Юшков.

Однако Минску в любом случае нужна импортная нефть для удовлетворения собственных потребностей в нефтепродуктах, чтобы не было дефицита бензина и дизеля внутри страны. Белоруссия перерабатывает 6 млн тонн нефти для внутреннего потребления, тогда как добывает лишь 1,6 млн тонн собственной нефти. Поэтому, отказавшись от российской нефти, Минску нужно закупать на стороне минимум 4,4 млн тонн. Учитывая серьезные объемы закупки белорусского бензина и дизеля Украиной в условиях ограничений российских поставок, под угрозой оказывается и украинский рынок.

Попытки Белоруссии шантажировать Россию закрытием на ремонт трубопровода "Дружба", по которому транзитом в Европу идет 48 млн тонн российской нефти в год в дополнение к 18 млн тонн для нужд Белоруссии, не выгодны самому Минску.

Белоруссия лишится транзитных доходов, а Россия сможет пристроить всю эту нефть на рынках. "В прошлом году, когда почти месяц был перекрыт транзит российской нефти по "Дружбе" из-за загрязнения, поставки российской нефти в Европу на себя взяли три российских порта — Усть-Луга, Новороссийск и Приморск. Добыча в России не останавливалась", — напоминает эксперт ФНЭБ. И сейчас, по его мнению, часть нефти может уйти потребителям через российские порты, которые только выиграют от этой истории. Все, что не поместится в порты, уйдет на российские НПЗ. Россия сможет больше экспортировать нефтепродуктов. Ведь без дешевой российской нефти Белоруссия не сможет поставлять европейцам 12 млн тонн нефтепродуктов, а это значит, что место на рынке освободится под российские нефтепродукты. Кроме того, с каждым годом все больше нефти уходит в Азию.

Ольга Самофалова

<< Январь, 2020 >>
Пн Вт С Ч П С В
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Если Вы хотите подписаться
на рассылку новостей
перейдите по ссылке

АНАЛИЗ И КОММЕНТАРИИ
МОНИТОРИНГ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
ПРАКТИКА МИНИСТЕРСТВ И ВЕДОМСТВ