media.lawtek.ru
ВЫШЛИ В СВЕТ
КОНТАКТЫ

115054 Москва, ул. Зацепа, 23

Тел.:  +7 (495) 215-54-43,
Тел.:  +7 (499) 235-47-88,
Тел.:  +7 (499) 787-70-22,
Тел.:  +7 (499) 787-76-85.
Факс: +7 (499) 235-23-61.

e-mail: info@lawtek.ru

Внимание!!!

Временно единый телефон ПравоТЭК +7 (495) 215-54-43

23.09.2016

Минфин хочет, чтобы весь удар от повышения налоговой нагрузки приняли на себя нефтяники, а не потребители: поднять только НДПИ и не трогать акцизы.

"Ведомости"

В 2017 г. Минфин рассчитывает получить от нефтяников дополнительно 200 млрд руб. налогов, но спорит с Минэнерго и нефтяниками, в какой форме изъять эти деньги. До сих пор обсуждалось два варианта: полностью через повышение НДПИ или, разделив нагрузку с потребителями, изъять половину через акцизы. Минфин будет настаивать на первом варианте, рассказали "Ведомостям" два федеральных чиновника. "Мы считаем, что хватит уже людям страдать", — говорит чиновник Минфина: акцизы только повысили — весной 2016 г., еще одно изменение планов сильно ударит по потребителям.

Разделить дополнительное бремя между нефтяниками и потребителями предлагало Минэнерго. Сейчас акцизы на бензин и дизельное топливо — 10 130 и 5290 руб./т соответственно, в 2017 г. они должны снизиться до 7430 и 5090 руб. Нефтяники предложили не снижать акцизы в 2017 г. Это дало бы бюджету дополнительно 100 млрд руб., оценивал федеральный чиновник.

На последнем совещании у первого вице-премьера Игоря Шувалова Минфин предложил новые расчеты: акциз на бензин снизить всего на 1 руб. за литр (или на 1350 руб./т), а на дизельное топливо немного поднять, рассказали два чиновника. Тогда через акцизы бюджет получил бы в 2017 г. дополнительные 73 млрд руб. (43 млрд от бензина и 30 млрд от дизтоплива), через НДПИ — 127 млрд. Но теперь Минфин изменил позицию и будет настаивать на изъятии всех 200 млрд руб. через НДПИ, говорит чиновник министерства. Представитель Минфина не ответил на запрос "Ведомостей".

Главное, чтобы рост цен на топливо не обогнал инфляцию, говорил чиновник Минэнерго, а нефтяники и так сильно пострадают. По расчетам Минэнерго, даже если дополнительная нагрузка будет поделена между НДПИ и акцизами, то через пять-шесть лет налоговые поступления от нефтяников начнут падать, продолжает собеседник "Ведомостей". Нефтяники просто не смогут, повысив цены, переложить большую часть нагрузки на потребителя, согласен другой чиновник.

Повышение нагрузки по акцизам может привести к росту розничных цен за литр дизтоплива на 1,8 руб., бензина — на 0,5 руб., оценивал экономист Vygon Consulting Сергей Ежов, это укладывается в инфляционные ожидания. Изъятие 200 млрд руб. через НДПИ приведет к снижению валового операционного дохода нефтедобычи на 6% при цене нефти $40/барр., отмечает директор по развитию бизнеса Vygon Consulting Антон Рубцов. Негативное влияние на инвестиционную активность проявится после 2020 г., а до тех пор динамика добычи будет определяться новыми месторождениями, которые пользуются льготами, объясняет он.

Изъятие части дополнительных налогов через акцизы Рубцов считает плохим вариантом: это может подорвать экономику нефтепереработки и ударить по программам модернизации НПЗ. Нужен комплексный маневр, включая отказ от экспортной пошлины на нефть и нефтепродукты, предлагает Рубцов, это сбалансировало бы интересы добычи, переработки, потребителей и бюджета.

Диверсификация дополнительных изъятий через акцизы при росте цен на топливо в пределах инфляции — более подходящий вариант, чем одно только увеличение НДПИ, которое для поддержки маржи переработки может быть заменено чуть меньшим снижением экспортных пошлин на нефть, чем предусмотрено законом, полагает директор Московского нефтегазового центра EY Денис Борисов. Налоговая нагрузка (как процент от выручки) в российской нефтедобыче остается одной из самых высоких в мире, объясняет он, 73% против 35% у мировых мейджоров до падения цен на нефть и около 58% против 12% у мейджоров сейчас.

Маргарита Папченкова

 

 

Trafigura оценила потери российских нефтяных компаний.

"Газета РБК"

Из-за санкций стоимость российских нефтяных компаний за последние три года снизилась в семь раз сильней, чем у их зарубежных конкурентов, подсчитал топ-менеджер трейдера Trafigura. По его оценкам, нефтяной сектор России недооценен на $1 трлн.

Стоимость российских нефтяных компаний за три года — с 2013 до 2016 года — снизилась по сравнению с их зарубежными конкурентами в семь раз, сообщил президент Trafigura Eurasia Джон Коллек в ходе конференции "Глобальные и локальные рынки нефти и нефтепродуктов: анализ, ценообразование, торговые потоки". Под стоимостью компаний (Enterprise value, EV) подразумевается сумма их рыночной капитализации и общего долга за вычетом денежных средств на счетах.

Коллек считает, что основная причина такого резкого падения EV российских компаний — международные санкции, введенные в 2014 году после присоединения к России Крыма и обострения на юго-востоке Украины. Из-за этих ограничений у большинства крупных российских нефтяных компаний нет возможности привлекать долгосрочные дешевые кредиты на западных рынках, приобретать высокотехнологичное оборудование и сервисные услуги для проектов глубоководной добычи и разведки сланцевых ресурсов, напоминает он. В итоге за три года стоимость "Роснефти" рухнула в два раза — с $151,4 млрд до $78,4 млрд (в четверг, 22 сентября, капитализация на Московской бирже составила $60,02 млрд), ЛУКОЙЛа — с $59,4 млрд до $45,7 млрд (капитализация — $41,75 млрд), "Газпром нефти" — с $26,6 млрд до $24,6 млрд (капитализация — $13,3 млрд). За тот же срок стоимость американских ExxonMobil и Chevron подешевела лишь на 12 и 6,4%, до $404,7 млрд и $226,1 млрд соответственно. А EV англо-голландской Shell даже выросла — с $256,2 млрд до $281,6 млрд, указывает топ-менеджер, ссылаясь на данные Reuters.

В России продолжает расти добыча нефти (в 2015 году выросла на 1,4%, до 545 млн, а за январь-август 2016 года — еще на 1,9%, до 361,25 млн) и падает ее себестоимость, а свободный денежный поток российских нефтяных компаний в 2015 году составил $65 млрд — это на $10 в пересчете на баррель выше, чем у их зарубежных конкурентов, подсчитал Коллек. Если бы баррель российской нефти оценивался таким же образом, как и за рубежом, то российская нефтяная промышленность стоила бы на $1,02 трлн выше, чем она стоит сейчас, делает вывод Коллек.

При этом соотношении капитализации к уровню добычи нефти и газа у российских компаний за последние три года снизилось на 38%, а у крупнейших зарубежных компаний, наоборот, увеличилось на 2%, говорится в отчете Газпромбанка. Например, на один баррель нефти, добытый "Роснефтью", приходится лишь $49 в оценке компании, а у ExxonMobil почти в шесть раз больше — $290. При оценке ЛУКОЙЛа этот показатель составляет $54, "Газпром нефти" — $38. В 2013 году соотношении капитализация к добыче российских компаний было лишь в 2,5 раза ниже, чем у зарубежных, указывает Коллек.

Директор по консалтингу IHS Максим Нечаев согласен с выводами Коллека о недооцененности российских нефтяных компаний. Он считает, что дело не только в санкциях. Основная причина — трудности с привлечением недорогих долгосрочных кредитов.

Но оценка российских компаний сейчас справедливая, парирует старший аналитик UBS Максим Мошков. "На оценку влияют страновые риски, рост налоговой нагрузки и ее меняющиеся параметры, а также падение мировых цен на нефть, в результате которого в России была свернута часть проектов", — перечисляет эксперт. Разница в стоимости российских и зарубежных нефтегазовых активов обусловлена историческим дисконтом российского сорта нефти Urals к эталонному Brent, добавляет старший аналитик Sberbank CIB Валерий Нестеров. Этот дисконт обычно колеблется между $2 до $6 за баррель. Сейчас Urals торгуется на $3 дешевле эталона, что объясняется необходимостью демпинга из-за высокой конкуренции с ближневосточными производителями нефти в Европе, говорит он.

Людмила Подобедова

 

 

Австралийская Lighthouse Corporation претендует на "Башнефть" и обещает заплатить за госпакет больше "Роснефти" — $6 млрд. Проблема одна: о покупателе ничего не известно.

"Ведомости"

Среди претендентов на покупку "Башнефти" может появиться еще один — компания "Лайтхауз Донойлгаз", которой владеет гражданин Австралии Владимир Джамирзе. Это следует из письма бизнесмена президенту России Владимиру Путину и правительству. "Лайтхауз Донойлгаз" готова заплатить за госдолю в 50,1% больше $6 млрд. В швейцарских банках компания и ее партнеры аккумулировали $10 млрд, которые готовы инвестировать в нефтегазовую индустрию России. Джамирзе просит президента разрешить "соответствующим органам" перевести деньги в Россию и содействовать проведению честного и открытого аукциона с равным доступом для всех участников.

"Лайтхауз Донойлгаз" зарегистрирована в 2013 г. в Ростове-на-Дону, но пока не ведет никакой деятельности. Джамирзе связан с частной австралийской корпорацией Lighthouse Corporation, рассказал он сам "Ведомостям". Семья Джамирзе имеет черкесские корни, но еще из СССР эмигрировала в Австралию. Lighthouse Corporation зарегистрирована в 1998 г. в Мельбурне. Согласно выписке из реестра Австралийской комиссии по ценным бумагам и инвестициям (ASIC), у Lighthouse Corporation нет "дочек", а ее владельцем является австралийская Lighthouse Capital Properties. 100% акций последней, по данным ASIC, принадлежат гендиректору обеих компаний Альберту Якобсу.

Финансовую отчетность Lighthouse не раскрывает. Какова эффективная доля Джамирзе в корпорации, он не говорит.

Никакой информации о бизнесе компании на ее сайте нет, но Джамирзе утверждает, что Lighthouse Corporation занимается трейдингом нефти, нефтепродуктов и СПГ, а ее выручка в 2015 г., очищенная от налогов, составила $1,3 млрд. У структур Lighthouse есть три долгосрочных контракта на поставку СПГ на 25-30 лет, говорит Джамирзе. Корпорация работает с малазийской Petronas, с Брунеем, владеет добычными проектами в Малайзии, Индонезии и Бразилии, акциями НПЗ в Италии и Греции, а также производит оборудование для солнечных панелей в Китае, перечисляет бизнесмен. Деталей он не приводит.

Федеральные чиновники, несколько собеседников в "Лукойле" и "Роснефти" не слышали о Lighthouse Corporation. "Восемь лет работаю на рынке СПГ в Австралии, но такую компанию не знаю", — сказал и руководитель направления СПГ ICIS Heren Роман Казьмин. Знающий Джамирзе человек говорит, что бизнесмен знаком с совладельцем и президентом "Лукойла" Вагитом Алекперовым. К сделке этот вопрос отношения не имеет, отвечает Джамирзе.

Правительство планировало продать госпакет "Башнефти" в этом году, но в августе отложило сделку. Возник спор, кому продавать пакет. Правительство отказало в участии "Роснефти", но компания настаивала на своем и, как писал Bloomberg, предложила самую высокую цену за пакет — $5 млрд. Путин сказал Bloomberg, что не хотелось бы отдавать "Башнефть" "Роснефти", но нужно принимать во внимание цену продажи. По текущим биржевым котировкам госпакет стоит 276 млрд руб. ($4,3 млрд).

Приватизацию отложили правильно: цены, которые предлагались за госпакет, были слишком низкими, считает Джамирзе. Но "Лайтхауз Донойлгаз" хочет ввести деньги в Россию только в случае получения гарантий на участие в аукционе, иначе вывести деньги потом может быть сложно.

Похоже на историю с "Татнефтегазом", только здесь компания действует открыто, удивляется старший аналитик "Атона" Александр Корнилов. Вряд ли неизвестной компании разрешат купить такой стратегический актив, как "Башнефть", считает он. В России при продаже крупного госактива сначала ведется большая непубличная подготовка, а потом объявляется решение, через публичные апелляции серьезные инвесторы не действуют, говорит политолог Евгений Минченко. Либо компания не понимает, как устроена система принятия решений в России, либо преследует какие-то другие цели, заключает он.

Алина Фадеева

<< Сентябрь, 2016 >>
Пн Вт С Ч П С В
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Если Вы хотите подписаться
на рассылку новостей
перейдите по ссылке

АНАЛИЗ И КОММЕНТАРИИ
МОНИТОРИНГ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
ПРАКТИКА МИНИСТЕРСТВ И ВЕДОМСТВ