media.lawtek.ru
ВЫШЛИ В СВЕТ
КОНТАКТЫ

115054 Москва, ул. Зацепа, 23

Тел.:  +7 (495) 215-54-43,
Тел.:  +7 (499) 235-47-88,
Тел.:  +7 (499) 787-70-22,
Тел.:  +7 (499) 787-76-85.
Факс: +7 (499) 235-23-61.

e-mail: info@lawtek.ru

Внимание!!!

Временно единый телефон ПравоТЭК +7 (495) 215-54-43

24.01.2018

После 2024 года отрасль должна развиваться на рыночных принципах.

"Ведомости"

С 2024 г. возобновляемая энергетика (ВИЭ) должна развиваться по рыночным принципам и на основе стимулирования спроса на электроэнергию, следует из письма Минэнерго в правительство от 29 декабря. "Ведомости" ознакомились с копией, представитель вице-премьера Аркадия Дворковича подтвердил получение документа. Сейчас проекты ВИЭ поддерживаются за счет договоров о предоставлении мощности (ДПМ ВИЭ, рассчитаны до 2024 г.) в европейской части России, на Урале и в Сибири. Для их финансирования Минэнерго предлагает использовать средства институтов развития, госгарантии по коммерческим кредитам, средства госфондов для долгосрочного (до 15 лет) софинансирования на возвратной основе. Привлечение средств фондов — распространенная практика поддержки ВИЭ в мире, говорит Наталья Порохова из АКРА: для пенсионных фондов это может быть интересно, если возврат средств будет осуществляться по принципу ДПМ. Привлечение госфинансирования фактически является квазисубсидией, считает аналитик "ВТБ капитала" Владимир Скляр.

Поддержка ВИЭ должна включать развитие изолированных энергосистем, неценовых зон, удаленных от сетевой инфраструктуры объектов, территорий, энергоснабжение которых субсидируется за счет ценовых зон или федерального бюджета, считает Минэнерго.

В ценовых зонах проекты ВИЭ проигрывают конкуренцию газовой генерации, особенно в преддверии запуска программы модернизации тепловых мощностей, говорит Скляр. Но в изолированных энергосистемах, где цены на электроэнергию высокие из-за дорогого топлива, ВИЭ конкурентоспособны, добавляет Порохова. Объем таких проектов вряд ли превысит 500 МВт, сомневается Алексей Жихарев из Vygon Consulting. Текущие проекты ВИЭ предполагают запуск около 1 ГВт солнечных и ветряных мощностей в год, говорит он: эффективность инвестиций может быть обеспечена за счет внутреннего спроса и увеличения целевых объемов ДПМ ВИЭ до 20 ГВт в течение 15 лет.

Указанные меры временные, реализуются не в рамках ДПМ и должны сокращаться при достижении целей, считает Минэнерго. Отказ от ДПМ ВИЭ поддержало Минэкономразвития, следует из письма. Минпромторг выступил за продление ДПМ, но с повышением требований по локализации. Их представители не ответили на запросы. Для инвесторов важно сохранить набранный темп технологического развития, условия локализации потребовали значительных вложений, а новые производства без продления мер поддержки будут обречены, отметил представитель Ассоциации предприятий солнечной энергетики: "Мы выступаем за продление ДПМ ВИЭ на новых, более конкурентных условиях — с увеличением доли выручки с рынка на сутки вперед". При продлении ДПМ экономия потребителей составит 100 млрд руб. в год за счет снижения цен на электроэнергию, оценивает он.

Иван Песчинский

 

 

ФАС: Доля налогов в цене литра бензина — 65 процентов.

"Российская газета"

Большое влияние на рост стоимости автобензина в рознице оказывают налоги, которые в структуре цены литра на АЗС занимают 65 процентов. Кроме того, влияние оказывают динамика мировых цен, отраслевые издержки и инфляция. Чтобы не допустить необоснованного роста цен на бензин, Федеральная антимонопольная служба (ФАС) постоянно мониторит рынок.

Такое разъяснение служба выпустила накануне. В список факторов, значимых для динамики цен на топливо, ФАС также включила сезонность спроса, ремонт на нефтеперерабатывающих заводах (НПЗ), объемы выпуска топлива и условия мелкооптовой торговли.

Госрегулирования цен на моторное топливо в России нет, но регулятор следит за ценообразованием и в случае завышения стоимости выносит предупреждения производителям. Иногда дело доходит до штрафов. С 2008 по 2016 год ФАС рассмотрела 460 дел на региональных рынках нефтепродуктов, а также три "волны" по факту нарушений на оптовом рынке, разбирательства по которым доходили до Высшего арбитражного суда РФ. Они касались пяти вертикально интегрированных компаний (ВИНК), которым в итоге пришлось заплатить штрафы. Всего в федеральный бюджет таким образом перечислено за восемь лет 20,7 миллиарда рублей.

Несмотря на отдельные нарушения, выявленные службой, в целом по стране в последние три года средневзвешенные цены на бензин росли темпами ниже уровня инфляции. "Эта тенденция складывается уже на протяжении десяти лет", — утверждает ФАС. На основе данных Росстата и биржи (СПбМТСБ) служба подсчитала, что в среднем за три года цена на Аи-92 выросла 5,53 процента, на Аи-95 — на 4,69 процента, на зимний дизель — на 6,63 процента. Правда, если взять изменение средневзвешенной цены в крупном опте в 2017 году к 2016-му, то цифры будут больше: 9,53, 7,2 и 18,62 процента соответственно. По данным Росстата, в рознице цены на бензин по итогам года выросли на 7,3 процента (почти в три раза больше инфляции).

Разъяснения ФАС вышли на фоне повышения акцизов, налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ), относительной стабилизации цен в рознице и не характерном для января падении индексов на бирже. За первые три недели 2018 года бензин подешевел на четыре процента, а если считать от пика декабря, то более чем на десять процентов.

"Нарушена обычная для начала года картина поведения оптовых цен, когда производители топлива на повышенном спросе перед длинными новогодними каникулами приподнимают цены, закладывая частично в них повышенные с нового года налоги и акцизы, зная наперед, что спрос в январе традиционно засыпает до первых весенних дней. Нынешний сезон выпадает из традиций: биржевые цены против обыкновения рушатся", — указывает в обзоре ведущий аналитик компании "Алгоритм Топливный Интегратор" Виктор Костюков. Похожая картина складывалась в начале 2012 года.

"Падению стоимости бензина на бирже также способствовал предшествовавший резкий рост цен на товар, который привел к ухудшению экономики независимых сетей АЗС в ноябре и первой половине декабря прошлого года, — считают в агентстве "Аналитика товарных рынков". — Когда оптовая цена слишком высока и генерирует убытки независимым операторам рынка, их тактика закупок меняется, и это ускоряет последующее снижение биржевых цен, как только на рынке появляются поводы к удешевлению товара".

Александра Воздвиженская

 

 

Право на расширение национального шельфа нашим ученым приходится доказывать за свой счет.

"Независимая газета"

На конец января — начало февраля в Нью-Йорке запланировано проведение очередного заседания специальной комиссии ООН, которая рассматривает заявку России на расширение национального арктического шельфа. На этот раз у экспертов ООН возникли вопросы к геофизической модели, которая доказывает, что подводный хребет Ломоносова — это продолжение российского континентального шельфа. Однако автор этой модели, сотрудник Института океанологии им. П.П. Ширшова РАН, член-корреспондент РАН Леопольд Лобковский столкнулся с неожиданными трудностями при оформлении командировки в Нью-Йорк — государство фактически самоустранилось от этого.

Кратко история вопроса такова. Первая заявка нашей страны на расширение своей шельфовой зоны — с 200 до 350 миль — была отклонена специальной комиссией ООН по формальным юридическим основаниям в 2002 году. В сентябре 2008 года на заседании Совета безопасности России под председательством президента Дмитрия Медведева была рассмотрена  Стратегия развития Арктической зоны. И первая задача, которую поставил президент, — решить эту проблему к 2014 году. Однако до сих пор юрисдикция континентального арктического шельфа находится в неопределенном состоянии.

"Мы просим зафиксировать за нами кусок арктического пирога. И никакая другая страна в мире в этом не заинтересована", — подчеркивал еще в 2009 году академик Роберт Нигматулин. Прежде всего это, конечно, касается приарктических стран: США, Канада, Дания… Но не только. И Германия, и Китай, и даже Индия, например, имеют свои интересы в этом регионе. Все они рассчитывают на свою долю шельфа. И этот геополитический ребус тоже вполне объясним. По существующим оценкам, до 30% неразведанных запасов природного газа находится в Арктике, до 10% неразведанных запасов нефти — тоже в Арктике.

Цена вопроса велика. Только в Баренцевом и Карском морях — 60-70 млрд т разведанных запасов газа. А по оценкам специалистов, Штокмановское газоконденсатное месторождение содержит более 3 трлн куб. м газа. В свое время руководитель "Газпрома" Рем Вяхирев говорил: "Мы-то знаем, что там есть. Но чтобы начать там добычу газа — это все равно что на Луну высадиться".

Легко представить себе, какое значение — и экономическое, и геополитическое — может иметь международно-правовое признание права России на расширение границ национального арктического шельфа. Однако, как это ни парадоксально, государство российское не может или не хочет найти даже скромные средства на продвижение своей заявки.

В Нью-Йорк едет официальная делегация во главе с руководителем Минприроды Сергеем Донским. В состав делегации входит и Леопольд Лобковский как представитель от Российской академии наук. Тот же Лобковский уже несколько раз за свой счет ездил в Нью-Йорк на заседание комиссии ООН. Сейчас у экспертов ООН возникли научные вопросы к нашей заявке, в том числе к модели Лобковского. Эта модель фактически  оболочка всей нашей заявки. Надо обязательно ехать, для этого нужно оплатить командировочные расходы. У Академии наук на это денег не нашлось. Правда, РАН обещает оплатить командировку Лобковскому позже. Государство тоже самоустранилось. Так, врио директора Института океанологии Алексей Соков резонно замечает: "Поскольку, как я понимаю, это дело государственной важности, я гарантировал, что Институт океанологии из своих скромных бюджетных средств оплатит командировку в Нью-Йорк. Институт океанологии, например, на эту деятельность ничего не получает от государства. Разве это дело?"

Выходит, что государство заявляет свои претензии на часть арктического шельфа, но не собирается оплачивать командировку эксперта, который отстаивает и научно обосновывает эти претензии. Как такое возможно, если это государственное задание?!

При всей заявленной в последнее время активности России в Арктическом регионе — правда, по большей части эта активность реально проявляется в оборонной сфере — объяснить такую ситуацию сложно. По некоторым оценкам западных экспертов, стоимость всех основных видов полезных ископаемых России составляет около 30 трлн долл. И 75% разведанных полезных ископаемых находится на Севере России. Например,  100% разведанных запасов по никелю, кобальту, танталу, олову, ниобию и редкоземельным металлам. Отсюда очевидно значение Севера и Арктики. Это абсолютно важный элемент любой государственной политики.

Именно поэтому невозможно не согласиться с недоумением, которое высказывает Алексей Соков: "Я, честно говоря, не понимаю, почему все перекладывается на плечи института. Государственные задачи не решаются таким способом, чтобы ведущие специалисты, отстаивающие позицию государства в важнейшем вопросе, должны были сами изыскивать деньги на поездку в обыкновенную рабочую командировку".

Андрей Ваганов

<< Январь, 2018 >>
Пн Вт С Ч П С В
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Если Вы хотите подписаться
на рассылку новостей
перейдите по ссылке

АНАЛИЗ И КОММЕНТАРИИ
МОНИТОРИНГ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
ПРАКТИКА МИНИСТЕРСТВ И ВЕДОМСТВ