conference.lawtek.ru
КОНФЕРЕНЦИИ ПРАВОТЭК
media.lawtek.ru
ВЫШЛИ В СВЕТ
КОНТАКТЫ

115054 Москва, ул. Зацепа, 23

Тел.:  +7 (495) 215-54-43,
Тел.:  +7 (499) 235-47-88,
Тел.:  +7 (499) 787-70-22,
Тел.:  +7 (499) 787-76-85.
Факс: +7 (499) 235-23-61.

e-mail: info@lawtek.ru

Внимание!!!

Временно единый телефон ПравоТЭК +7 (495) 215-54-43

24.03.2020

Москва и Минск договорились о цене на нефть.

"Газета РБК"

Россия согласилась увеличить скидку на поставляемую в Белоруссию нефть до $15,7 за тонну, сообщило агентство Reuters со ссылкой на три источника в нефтяной отрасли. Источник РБК, близкий к одной из нефтяных компаний, подтвердил порядок скидки.

В этом случае Россия будет поставлять нефть Белоруссии даже на более выгодных условиях, чем до сих пор просил Минск. Ранее Белоруссия настаивала на обнулении премий для российских нефтяных компаний, составлявших $11,7-12 за тонну, говорили РБК два чиновника, близких к обеим сторонам переговоров.

В случае поставки 18 млн т нефти (столько ежегодно Белоруссия закупала у России в последнее время) при скидке $15,7 за тонну суммарная скидка за год могла бы достичь около $283 млн. Но в этом году экспорт будет ниже: Белоруссия приняла решение о диверсификации поставок и теперь будет закупать "альтернативную нефть" — минимум два танкера в месяц (в средний танкер помещается около 0,16 млн т нефти), максимум не определен. Об этом 11 марта сообщил журналистам премьер-министр Белоруссии Сергей Румас (цитата по "Интерфаксу").

О том, что Россия и Белоруссия договорились о поставках нефти, в субботу, 21 марта, сообщила пресс-служба российского правительства. Ранее в тот же день президент Белоруссии Александр Лукашенко заявил, что россияне "полностью пошли" на предложения Белоруссии по поставкам нефти.

Кто оплатит скидку Белоруссии

Из общего размера скидки $15,7 за тонну российские нефтяники снизят цену только на $10,7, кто компенсирует остальную часть скидки ($5 за тонну) — пока предмет обсуждения, рассказал РБК собеседник в одной нефтяной компании. Об этом же со ссылкой на источник сообщило в понедельник, 23 марта, и "РИА Новости".

Дополнительную скидку мог бы компенсировать российский бюджет, но об окончательных параметрах говорить рано, добавил источник "РИА Новости". Замминистра финансов Алексей Сазанов сказал, что пока компенсация Белоруссии скидки из бюджета не обсуждается (цитата по "Интерфаксу").

Крупнейший поставщик нефти в Белоруссию "Роснефть" (в 2019 году поставила 8,8 млн т) сообщила 23 марта, что договорилась о поставках в Белоруссию нефти с премией $5 за тонну. С учетом того что российские нефтяные компании до последнего времени поставляли Минску нефть с премией примерно $12, "Роснефть" согласилась ее снизить лишь на $7 за тонну.

Представитель "Роснефти" отказался от дополнительных комментариев, также поступили представители "Газпром нефти" и "Белнефтехима". Представители ЛУКОЙЛа, "Зарубежнефти" и "Сургутнефтегаза" не ответили на запросы РБК.

Почему Россия согласилась на условия Минска

Reuters отмечает, что компромисс с Белоруссией стал возможен на фоне подготовки России к прекращению действия соглашения об ограничении нефтедобычи ОПЕК+, которое истекает 31 марта. Когда в начале марта стало известно, что соглашение ОПЕК+ больше не будет продлеваться, нефтяные цены рухнули больше чем на 30%, а цена российской Urals 18 марта оказалась ниже $19 за баррель. Белорусский премьер Сергей Румас говорил, что договоренности были достигнуты после того, как Белоруссия передала России новые предложения, сформированные после падения цен на нефть.

Российские нефтяники включили премию в цену для Белоруссии еще в 2011 году. Тогда Россия обнулила пошлины на поставки сырья в эту страну в рамках Таможенного союза, поэтому нефтяники смогли сделать Белоруссии скидку на размер пошлины (при экспорте нефти ее платят поставщики), но также установили небольшую надбавку к цене. Это было выгодно всем: при экспортной пошлине $67 за тонну (в марте 2020 года) и премии порядка $12 за тонну в пользу российских нефтяников нефть все равно обходилась Белоруссии дешевле примерно на $55 за тонну.

Но в 2020 году из-за постепенного снижения экспортной пошлины при пропорциональном росте налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) в России (предусмотрено налоговым маневром) скидка для Белоруссии сократилась на 35%. В итоге за 2019-2020 годы стоимость нефти для Белоруссии, по оценкам Минска, должна была вырасти примерно на $800 млн. На фоне налогового маневра Белоруссия и просила российских нефтяников обнулить свои премии.

При падении цен на нефть экспортная пошлина, а с ней и возможная максимальная скидка для Белоруссии сокращается. При $20 за баррель Urals она составит всего $12,8 за тонну, а при $15 и вовсе обнулится, говорит главный экономист Vygon Consulting Сергей Ежов.

Этот фактор мог усилить переговорную позицию Белоруссии, но, вероятно, стороны достигли договоренностей прежде всего из-за обострившейся конкуренции на нефтяном рынке, считает аналитик рейтингового агентства АКРА Василий Танурков. Цена на нефть обвалилась, и страны-производители пытаются выдавить друг друга с рынков, Саудовская Аравия предлагает огромные скидки на свою нефть, напоминает аналитик. Вероятно, Россия решила, что безопаснее будет договориться с Белоруссией о поставках до 1 апреля, когда истекает срок действия сделки ОПЕК+ и саудиты могут нарастить поставки дешевой нефти, заключает Танурков.

Алина Фадеева

 

 

Что будет с ценами на газ из-за вируса и дешевой нефти.

"Российская газета"

Цена природного газа по спотовым (быстрым) контрактам в Европе сейчас находится на многолетних минимумах — чуть выше 100 долларов за 1 тысячу кубометров и даже опускалась ближе к 90 долларам за 1 тысячу кубометров. При этом падение котировок нефти на рынке трубопроводного газа сказалось слабо. Когда 9 марта цены на "черное золото" обвалились более чем на 30%, газ упал только на 11% и очень быстро отыграл снижение.

В годовом отношении природный газ стал даже выглядеть привлекательнее нефти. Марки Brent и WTI за год потеряли более 60% цены, а трубопроводный газ — 41%. Впрочем, это только статистика, не отменяющая для "голубого топлива" печальной не менее чем для "черного золота" действительности. Но у экспортеров трубопроводного газа есть некоторые поводы с большим оптимизмом смотреть в будущее.

"Цены на нефть обвалились совсем недавно и прямого влияния на котировки газа не оказали, так как спотовые цены на него уже давно находятся в упадке из-за избытка предложения СПГ, которое наложилось на теплую зиму и коронавирус в Китае", — говорит замглавы Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач. По его мнению, если цены на нефть останутся на этом уровне, то они потянут вниз цены на сжиженный природный газ (СПГ) по долгосрочным контрактам в Азии. Это может поддержать спрос в АТР и тем самым помочь и европейскому рынку обрести баланс. Правда, все это справедливо только в условиях победы над эпидемией и ее последствиями, уточнил эксперт.

Уже летом прошлого года многие производители СПГ были вынуждены торговать им на грани рентабельности, а в этом году из-за снижения спроса на фоне эпидемии коронавируса ситуация только ухудшилась. Известно об отказах от поставок СПГ как в Европе, так и в Азии. Ряд экспертов считают, что из-за снижения цен и спроса в 2020 году в США, Катаре и Австралии не будет запущено ни одного нового СПГ-производства.

"В этих условиях очень сложно принимать новые инвестиционные решения", — считает Гривач. Он подчеркнул, что, возможно, будут отсрочки и по строящимся проектам. Не только из-за карантина: падение цен осложнит привлечение финансовых ресурсов как из собственных денежных потоков, так и заемных.

На этом фоне российская газовая отрасль выглядит вполне устойчиво. Объемы экспорта российского газа в Европу пока лишь немного уступают показателям прошлого года, а на некоторых направлениях ("Северный поток" и "Турецкий поток") даже показывают рост. Другое дело, что "Газпром" также находится в заложниках низких цен на свой товар, но запас прочности у него значительно выше, чем, например, у американских производителей СПГ. Это, впрочем, не может гарантировать российской компании возможное падение объемов экспорта уже во втором квартале этого года. Холодов уже не предвидится, а европейские хранилища газа по-прежнему заполнены до отказа.

Благодаря предоставленным льготам предприятиям газохимии и по производству СПГ, а также налоговым преференциям для ресурсных баз, новые российские газовые проекты не потеряли привлекательность для инвесторов даже в период низких цен на газ.

Сергей Тихонов

 

 

Газпромбанк договорился о продаже своей части Эльгинского месторождения.

"Газета РБК"

Газпромбанк подписал соглашение о продаже компании "А-Проперти", принадлежащей сооснователю телекоммуникационного оператора Yota Альберту Авдоляну, 49% Эльгинского угольного проекта. Об этом РБК сообщил представитель банка Антон Трифонов и подтвердила представитель "А-Проперти" Анастасия Харитонова.

За сколько будет продана "Эльга"

Это соглашение — опцион, он может быть реализован только в том случае, если "А-Проперти" приобретет еще 51% "Эльги" у "Мечела" Игоря Зюзина, говорят два источника, близких к разным сторонам сделки. В конце февраля Федеральная антимонопольная служба (ФАС) разрешила компании Авдоляна консолидировать 100% Эльгинского проекта. Сделку по покупке доли "Мечела" планируется завершить до конца апреля, говорят оба собеседника РБК.

Эльгинское месторождение, расположенное в Якутии, — крупнейшее в России по залежам коксующегося угля: его запасы составляют 2,2 млрд т.

Газпромбанк, один из основных кредиторов "Мечела", приобрел 49% "Эльги" за 34,3 млрд руб. в ходе реструктуризации задолженности "Мечела" в июне 2016 года. Банк всегда рассматривал этот пакет как инвестиционный актив, сказал Трифонов. По его словам, "сумма опциона значительно превосходит стоимость приобретения пакета, банк высоко оценивает прибыльность сделки".

Сумму сделки ни Трифонов, ни Харитонова не раскрывают. Но еще в августе 2019 года "А-Проперти" предложила Газпромбанку продать 49% "Эльги", исходя из оценки всего пакета примерно в 45 млрд руб.: тогда компания была готова купить 34% проекта примерно за 31 млрд руб., рассказывал РБК источник, близкий к одной из сторон сделки; при аналогичной оценке еще 15% ей обошлись бы в 13,7 млрд руб. У "Мечела" было преимущественное право на выкуп этой доли, поэтому Газпромбанк сначала предложил компании Зюзина выкупить 49% по такой цене, а когда бизнесмен не смог найти деньги и отказался от сделки, возобновил переговоры с "А-Проперти".

Следующий этап сделки — продажа "А-Проперти" 51% Эльгинского проекта, принадлежащих "Мечелу", которая должна состояться до конца апреля, сказал РБК источник, близкий к Газпромбанку. За эту долю "Мечел" просил 100 млрд руб., писали "Ведомости" в начале марта. Сумма сделки составит около 95 млрд руб., уточнял РБК собеседник, близкий к одной из ее сторон. А первый зампред правления ВТБ (крупнейший кредитор "Мечела") Юрий Соловьев в интервью РБК назвал такие условия сделки "абсолютно рыночными, справедливыми".

То есть 100%"Эльги" могут обойтись "А-Проперти" примерно в 140 млрд руб. "Для финансирования сделки будут использованы собственные и заемные средства от консорциума банков", — сказал РБК источник, близкий к компании.

Насколько может снизиться долг "Мечела"

В итоге "Мечел", у которого очень высокая долговая нагрузка (соотношение чистый долг/EBITDA в прошлом году увеличилось с 5,6 до 7,5), может продать свою долю в "Эльге" вдвое дороже, чем Газпромбанк свой пакет. Но средства, полученные от продажи доли "Мечела", "будут направлены на погашение задолженности перед ВТБ и Газпромбанком пропорционально их долям в кредитном портфеле", сообщил РБК источник, близкий к Газпромбанку.

Общий долг "Мечела" по итогам 2019 года составил 454,08 млрд руб. (с учетом опциона Газпромбанка на продажу "Мечелу" 49% "Эльги" по фиксированной цене — 46,5 млрд руб. начиная с 2021 года, который банк получил при покупке этого пакета), без учета этого опциона — 407,6 млрд руб., следует из материалов компании, поданных в комиссию по ценным бумагам и биржам США (SEC). Из них долг перед ВТБ — 192,8 млрд руб. (47,3% от общего долга без учета опциона), перед Газпромбанком — 139,97 млрд руб. (34,3%).

Таким образом, в случае продажи 51% "Эльги" за 95 млрд руб. ВТБ может рассчитывать на погашение около 45 млрд руб., а Газпромбанк — 32,6 млрд руб. "У "Мечела" есть все возможности успешно завершить реструктуризацию долга, которая позволит снизить долговую нагрузку на компанию более чем на 30%", — заключает собеседник РБК, близкий к Газпромбанку. В случае завершения этих двух сделок помимо возврата кредитов почти на 100 млрд руб. "Мечел" избавится от необходимости выкупать у Газпромбанка 49% "Эльги" почти за 50 млрд руб.

"Продажа "Эльги" выведет долговую нагрузку компании в очень хорошую метрику. В совокупности с девальвацией рубля это очень благоприятно повлияет на саму компанию", — говорил РБК Соловьев.

"Мечел" никогда не комментировал переговоры о продаже "Эльги". Но в январе 2020 года пресс-служба компании сообщила, что "Мечел" отказался от права выкупить 49% месторождения у Газпромбанка, потому что ему поступило "альтернативное предложение" о продаже 51%, изучение которого "требует дополнительного времени и консультаций со всеми сторонами, включая крупнейших кредиторов компании". "Подобное решение не может быть принято в отрыве от реструктуризации текущей задолженности компании, и в "Мечеле" рассчитывают, что кредиторы его поддержат", — подчеркивал представитель компании.

На прошлой неделе гендиректор "Мечела" Олег Коржов заявил, что в течение ближайших месяцев ожидается подписание с банками соглашений о реструктуризации задолженности. В понедельник, 23 марта, представитель "Мечела" отказался от комментариев.

Зачем "А-Проперти" угольный проект в Якутии

"А-Проперти", которая в сентябре 2019 года получила контроль над Якутской топливно-энергетической компанией (ЯТЭК), скупив ее долги, намерена создать промышленный кластер в Якутии, говорила ранее РБК представитель компании. В этот кластер помимо "Эльги" и ЯТЭК войдут Огоджинский проект, владеющий лицензией на разработку Огоджинского угольного месторождения в Амурской области (на 50% принадлежит "Востокуглю" Дмитрия Босова и Александра Исаева, 12,5% — у "Ростеха" и 37,5% — у Екатерины Лапшиной, которая ранее управляла активами Альберта Авдоляна и его партнера, сооснователя Yota Сергея Адоньева) и портом Вера в Приморье (им на паритетных началах владеют "Востокуголь" и "Ростех").

"А-Проперти" видит значительные возможности для развития "Эльги", — сказал РБК в понедельник, 23 марта, источник, близкий к компании. По словам источника, компания по-прежнему намерена создать этот промышленный кластер. "В настоящее время "А-Проперти" активно формирует менеджерскую команду проекта и ведет переговоры с пулом потенциальных подрядчиков", — добавил собеседник РБК.

Тимофей Дзядко

 

 

"Взгляд"

В США нашлись компании, которые готовы пойти на заключение международной сделки с ОПЕК вместо России и сократить добычу сланцевой нефти ради роста цен на черное топливо. После переговоров с ОПЕК американского представителя пригласили на очередное заседание клуба нефтяников. Возможен ли союз США и ОПЕК?

Выход России из сделки с ОПЕК и рекордное падение цен на нефть из-за развязанной затем Саудовской Аравией ценовой войны заставили страдать американских сланцевых производителей. Страдания оказались до того невыносимы, что компании из штата Техас обратились к регулятору с просьбой сократить добычу с целью поднять цены на черное золото. Местный регулятор — Техасская железнодорожная комиссия — вняла просьбам своих подопечных.

Представитель отраслевого регулятора штата Техас Райан Ситтон обратился к генсекретарю ОПЕК Мохаммеду Баркиндо. Они обсудили по телефону мировой спрос и предложение нефти. Стороны согласились, что ради мировой экономической стабильности "должна быть заключена международная сделка, чтобы оправиться от COVID-19", написал Ситтон в "Твиттере". Более того, генсекретарь картеля пригласил его на заседание ОПЕК в Вену, которое намечено на 6 июня 2020 года. Источник в ОПЕК рассказал, что разговор прошел очень успешно и плодотворно, а стороны договорились продолжить консультации. Однако более детальной информации нет.

В штате Техас расположена большая часть сланцевого бассейна Permian, который является основной нефтегазоносной провинцией США. Здесь начали получать нефть еще в 1970-х годах, и с тех пор вот уже полвека ее добыча ни разу не сокращалась. Однако их подкосил коронавирус и развал сделки ОПЕК+.

Неужели Россия своим выходом из сделки ОПЕК+ подтолкнула США сесть за стол переговоров с Саудовской Аравией? США, как только стали значимым игроком на рынке нефти, ни в какую не шли на взаимодействие с ОПЕК. Более того, США неоднократно обвиняли ОПЕК к неконкурентном поведении. Собственно, в то время как Россия с саудитами сокращали свою добычу ради дорогой нефти, американские сланцевые компании наращивали добычу нефти и экспорт.

Как только России надоело отдавать свою долю на мировом рынке, а Саудовская Аравия подбавила масла огонь своим дисконтом и колоссальным ростом добычи, американские сланцевики схватились за голову. При нефти в 25 долларов за баррель им не выжить, потому что себестоимость добычи сланцевых проектов составляет 40-50 долларов за баррель.

"США стоят первыми на выход из рынка нефти. Потому что уже при 50 долларах за баррель добыча сланцевой нефти там не растет. А в нынешнем положении, наверное, ни один сланцевый проект в США не является рентабельным. Поэтому если ничего не делать, то спрос и предложение мирового рынка черного золота сбалансируется за счет ухода американских сланцевых проектов", — считает ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

Эксперты Wood Mackenzie считают, что если цены на нефть останутся на 17-летних минимумах, то есть на уровне 25 долларов за баррель, то нерентабельными станут минимум 10% мировой добычи нефти. Иными словами, выручка от 10 млн баррелей в сутки мировых поставок нефти не покроет затраты на добычу и выплаты правительствам. Тогда нефтекомпании в борьбе за выживание будут вынуждены сокращать добычу или останавливать проекты. "Способность отрасли поддерживать высокозатратную добычу подвергнется серьезным испытаниям", — отмечают в Wood Mackenzie.

Именно сланцевые проекты США и битуминозные пески Канады, которые требуют цен в 40-50 долларов за баррель, — первые на очереди в выбывании с мирового рынка. Конечно, в мире есть и другие проекты, которые рентабельны лишь при более высоких ценах на нефть. Однако одни, как Венесуэла, уже выбыли с рынка по другим причинам (из-за американских санкций), а другие, например глубоководные проекты по добыче углеводородов, скорее всего, продолжат добычу. "В них уже сделаны большие инвестиции, поэтому будут продолжать добывать, чтобы хоть какие-то деньги получать. А сланцы имеют в основном операционные (а не инвестиционные), поэтому им проще остановить добычу, пока нефть дешевая, чтобы нивелировать убытки", — говорит отраслевой эксперт.

Добыча в Саудовской Аравии и России является одной из самых дешевых в мире — по 10 долларов за баррель или ниже, говорится в аналитическом отчете Wood Mackenzie, который приводит газета Financial Times.

С одной стороны, дешевая нефть дала большое преимущество американской экономике — а именно дешевый бензин, который в США напрямую коррелирует с мировыми ценами на нефть (в отличие от многих других нефтяных стран). Однако на прошлой неделе до американского руководства дошло, что дешевая нефть дает не только плюсы, но и проблемы. Во-первых, страдает нефтегазовая отрасль США, которая, как ожидается, резко снизит добычу сланцевой нефти, многие компании обанкротятся, вырастет безработица, и банкротов перекупят более крупные игроки. На добычу сланцевой нефти приходит больше 60% от общей добычи нефти в США.

Во-вторых, возникает угроза удорожания цен на газ на внутреннем рынке США, что приведет к росту цен на электроэнергию, а это ударит по внутреннему производству США.

"Добыча сланцевой нефти субсидирует добычу сланцевого газа. Благодаря этому в США удалось сбить цены на газ и цены на электроэнергию. Низкие цены на электроэнергию — это то конкурентное преимущество, которым Дональд Трамп заманивал производство обратно в США", — говорит Игорь Юшков. Однако скоро это преимущество канет в Лету.

На этом фоне в США и стали обсуждаться разные способы спасти положение. Одни предложили ввести санкции против нефти из России и Саудовской Аравии, чтобы сократить предложение на рынке за счет этих игроков. А в Техасе нефтяники решили пойти не войной, а миром и, по сути, готовы занять место России в ОПЕК.

Шансов США и ОПЕК договориться о сокращении добычи даже формально очень мало. Потому что в США действует очень жесткое антимонопольное и антикартельное законодательство. "Любая попытка согласовать цены на нефть внутри Соединенных Штатов напрямую запрещена законом. Мне кажется, даже если ввести военное положение, согласовать объемы добычи нефти в США все равно будет невозможно", — говорит Игорь Юшков.

Второе препятствие, по его словам, политическое. Администрация Дональда Трампа вряд ли решилась бы на договоренности с ОПЕК по сокращению добычи, даже если бы у нее была такая формальная, юридическая возможность. Потому что это автоматически означает повышение цен на нефть и рост стоимости бензина внутри США. "Для Трампа это если не политическое самоубийство, то явно крайне негативная история в предвыборный год, за которую обязательно ухватились бы политические оппоненты Трампа. Он сейчас, наоборот, пытается преподнести эту топливную историю как свое достижение. Каждый американец видит цену на заправке и радуется", — говорит Юшков.

Трамп оказался в двойственной ситуации. Если поднять цены на нефть, то простые американцы будут недовольны из-за подорожавшего бензина. Но если допустить резкий обвал сланцевой добычи нефти и газа, то из-за роста цен на электроэнергию будут недовольны производственные компании.

Наконец, третья причина, почему США вряд ли смогут договориться с ОПЕК о сокращении добычи, заключается в разрозненности и многочисленности самих американских нефтедобытчиков.

С предложением сократить добычу обратились компании только из одного штата. Однако есть еще сотни других компаний в Луизиане, Пенсильвании, Мексиканском заливе и т. д. Большой вопрос, готовы ли они пойти на сокращение добычи.

"Сразу возникает вопрос: почему я, Джон, сокращаю добычу, а мой сосед Джонсон не сокращает. Получается, что я уступаю ему место на рынке. Даже если регулятор попросит их, компании не будут его слушать", — говорит Юшков.

В России Министерство энергетики тоже не может регулировать объем производства нефти. Но нефтяная отрасль довольно консолидированная, вся добыча приходится в основном на пять-шесть крупных компаний, поэтому договориться с ними проще. В США же сотни мелких частных компаний и нет такого неформального инструмента, способного согласовать действия на рынке. Остается ждать, когда рынок сам выдавит сланцевиков, чего так добивается Россия и глава Роснефти Игорь Сечин.

Ольга Самофалова

<< Март, 2020 >>
Пн Вт С Ч П С В
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Если Вы хотите подписаться
на рассылку новостей
перейдите по ссылке

АНАЛИЗ И КОММЕНТАРИИ
МОНИТОРИНГ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
ПРАКТИКА МИНИСТЕРСТВ И ВЕДОМСТВ