conference.lawtek.ru
КОНФЕРЕНЦИИ ПРАВОТЭК
media.lawtek.ru
ВЫШЛИ В СВЕТ
КОНТАКТЫ

115054 Москва, ул. Зацепа, 23

Тел.:  +7 (495) 215-54-43,
Тел.:  +7 (499) 235-47-88,
Тел.:  +7 (499) 787-70-22,
Тел.:  +7 (499) 787-76-85.
Факс: +7 (499) 235-23-61.

e-mail: info@lawtek.ru

Внимание!!!

Временно единый телефон ПравоТЭК +7 (495) 215-54-43

25.03.2019

Разворачивается конфликт вокруг богатого золоторудного месторождения.

"Российская газета"

Золото веками сохраняет огромную притягательную силу для государственных мужей и финансистов. Страны мира давно ушли от "золотого стандарта", соблазнившись на американский доллар и другие твердые валюты, но золото уверенно сохраняет за собой статус надежного резерва и средства сбережения. Золото может дорожать или дешеветь, однако никогда не обесценивается. Мировые центробанки в 2018 году нарастили свои официальные запасы золота на 651,5 тонны — это крупнейший показатель с 1971 года, когда был отменен "золотой стандарт". Россия стала крупнейшим покупателем золота — 274 тонны. Всемирный совет по золоту (World Gold Council, WGC) связывает эти покупки с "повышенным уровнем геополитической и экономической неопределенности", который заставляет центробанки диверсифицировать резервы и фокусироваться на безопасных и ликвидных активах. Так что золото — штука стратегическая, и все, что связано с ним, в том числе золотодобыча, неизменно вызывает пристальное внимание. Особенно если возникают конфликтные ситуации.

Сейчас такая ситуация разворачивается вокруг Итакинской золотодобывающей компании (ИЗК). Итакинское месторождение рудного золота на реке Итака в Могочинском районе — одно из крупнейших в Забайкалье. Его разведанные запасы золота составляют около 62 тонн, поэтому оно относится к участкам недр федерального значения. По оценкам, стоимость актива составляет не менее 100 миллионов долларов.

История с ИЗК такова. Как писали СМИ, группа компаний "Мангазея" Сергея Янчукова договорилась с владельцем лицензии на месторождение Виктором Литуевым о приобретении лицензии. В августе 2017 года группа компаний "Мангазея" Сергея Янчукова фактически получила операционный контроль над ИЗК, покупатель должен был оплатить стоимость компании и закрыть сделку. Спустя год Литуев потребовал вернуть актив, потому что покупатель не хотел платить. "В апреле 2018 года Сергей Янчуков заявил Виктору Литуеву, что не будет платить за актив. Янчуков должен был перевести деньги за актив еще год назад, но так этого и не сделал", — рассказал СМИ гендиректор "Ксеньевского прииска" Егор Литуев (сын Виктора Литуева).

Виктор Литуев направил исковое заявление в Арбитражный суд г. Москвы. Истец хотел вернуть все переданные авансом активы и взыскать неустойку, оцененную почти в полмиллиарда рублей. Суд в иске отказал, и Сергей Янчуков может вздохнуть свободно — пока не начались апелляции.

"Обоснованность решения суда вызывает сомнения, — говорит адвокат Александр Молохов, председатель московской коллегии адвокатов "Последний дозор". — Начать с вывода о том, что речь идет о споре об исполнении условий корпоративного договора. На самом деле во исполнение Генеральной сделки по передаче корпоративного контроля над рудным бизнесом по Итакинской золоторудной лицензии истец и ответчик заключили целый ряд взаимосвязанных договоров и соглашений. Актуальная правоприменительная практика давно выработала подход к оценке правоотношений сторон с учетом всех заключенных ими взаимосвязанных сделок, являющихся этапами Генеральной сделки. Кроме того, отказывая в иске, суд сделал необоснованный, на мой взгляд, вывод о неправомерности одностороннего отказа Литуева от корпоративного договора и признал, что этот отказ не влечет юридических последствий, поскольку суд квалифицирует действия Литуева как недобросовестные и представляющие собой злоупотребление правом. Этот вывод, на мой взгляд, полностью противоречит обстоятельствам дела, которые изложены в опубликованном решении арбитражного суда".

Владелец "Мангазеи" Сергей Янчуков — скандальный бизнесмен с длинным послужным списком на Украине и в России. Он родился в Одессе и, как писали СМИ, там же начинал свой бизнес в скромном валютном обменнике на Привозе. Потом пришла очередь ценных бумаг, приватизационных компенсационных сертификатов и т.д. Первой крупной сделкой Янчукова с российскими компаниями стало соглашение о переработке нефти на Кременчугском НПЗ. В 2005 году он перебрался в Москву, занялся нефтетрейдингом, а потом и нефтедобычей. В начале 2006 года он купил нефтяные компании "Квантум ойл" и "Фобоснефтедобыча" с месторождениями в Нижневартовском районе Ханты-Мансийского АО. В 2007 году Ростехнадзор Тюменской области обнаружил, что Янчуков нарушает лицензионные условия. Как утверждали СМИ, все шло к возбуждению уголовного дела, но отчего-то чиновники спустили все на тормозах. В 2011 году "Квантум ойл" была признана банкротом. Выкупленная из муниципальной собственности Красноселькупского района Ямала нефтегазовая компания "Мангазея" тоже скоро столкнулась с определенными проблемами, но ее Янчуков сумел сохранить.

18 ноября 2009 года прямо в Красноселькупском аэропорту Янчукова, как сообщали СМИ, встретили местные прокуроры: в вину владельцу "Мангазеи" поставили невыплату зарплаты. Проведя в СИЗО несколько дней, он заплатил долги из собственного кармана, и дело прекратили.

"Мангазея" дала имя целой группе компаний Янчукова, в которой нашлось место, кроме нефти и газа, золотодобыче в Забайкалье, девелоперству в Москве. Янчуков легко находил партнеров и легко с ними расставался.

Несмотря на деловую хватку, обширные связи и покровителей, Янчукову не удалось поставить нефтегазовый бизнес на широкую ногу и добиться в нем ощутимых успехов. Возможно, он и обратил свое внимание на золотодобычу, чтобы дела пошли в гору.

В этом бизнесе его партнером стал Максим Финский, бывший зампредседателя правления "Норильского никеля". Потом, как писали СМИ, Янчуков обвинил Финского в мошенничестве. Сбежав за границу, тот подал встречные иски. Как утверждает Финский, за его оппонентом стояли люди, "имена которых будут названы" в западных судах, где Янчукову "не удастся избежать очевидного вопроса, откуда у украинского мальчика взялось состояние в полмиллиарда долларов".

Насчет "мальчика" и полумиллиарда, наверное, сказано грубовато и слишком сильно, но было событие, которое заметно укрепило финансовую устойчивость Янчукова и позволило ему увереннее оперировать и на золотоносных просторах, и в московской недвижимости. Этим событием, возможно, стала его женитьба на дочери бывшего мэра Киева Леонида Черновецкого. Леонид Черновецкий входит в список самых богатых украинцев с состоянием 680 млн долларов. А его сын Степан — давний партнер Янчукова — возглавляет семейную компанию Chernovetskyi Investment Group. В 2016 году, по данным СМИ, Степан Черновецкий и еще несколько человек были на месяц задержаны в Испании по подозрению в участии в деятельности преступной организации, отмывании денег, подделке официальных документов, а также в налоговых махинациях.

Вряд ли кто-то сможет поручиться, что капиталы Черновецких не используются их близким родственником для освоения российских природных богатств и в иных прибыльных предприятиях.

И здесь возникает одно важное обстоятельство, связанное с текущей напряженностью в российско-украинских отношениях. Дело в том, что Леонид и Степан Черновецкие числятся в списке подлежащих санкциям украинских физических и юридических лиц, утвержденном властями РФ. Банковские счета оказавшихся под санкциями лиц подлежат замораживанию, их имущество на территории России должно быть заблокировано, им запрещено перечислять средства (выводить капитал) за пределы РФ. Меры суровые, но, как показывает практика, фигурантам санкционного списка можно и не "светиться" в качестве владельцев и бенефициаров компаний. Даже тех, которые работают в стратегически важных отраслях российской экономики.

Стоит задуматься над тем, как практически осуществлять контроль за исполнением законодательных актов, которые защищают национальные интересы страны.

Сергей Манский

Это может стать альтернативой переносу обязательных платежей за вред окружающей среде в Налоговый кодекс.

"Известия"

Новый фонд — экологический — предложило создать Минэкономразвития, рассказали "Известиям" в ведомстве. Пополнять его министерство предлагает за счет трех обязательных платежей компаний: экологического и утилизационного сборов, а также платы за негативное воздействие на окружающую среду (НВОС). Появление такого фонда — альтернатива инициативе Минфина по переносу этих платежей в Налоговый кодекс (НК). Бизнес в целом не против создания новой структуры, которая будет аккумулировать деньги от "природных" платежей, однако при условии, что ответственность предпринимателей не возрастет. Реализация инициативы Минэкономразвития поможет наладить использование средств по назначению, но полностью проблему неналоговых платежей не решит, полагают эксперты. По их мнению, с одной стороны, это не гарантирует предпринимателям защиту от роста фискальной нагрузки, с другой — не способствует улучшению администрирования.

Деньги для природы

Создание фонда обеспечит адресное расходование денег и может стать альтернативой внесению платежей за вред экологии в НК, считают в Минэкономразвития.

— Бизнес длительное время адаптировался к механизму расширенной ответственности производителя. Крупные и средние предприятия уже успели приобрести и внедрить необходимое для самостоятельной утилизации оборудование. Компании, занимающиеся переработкой, могут лишиться тех объемов вторичного сырья, на которые они рассчитывали, — объяснили в Минэкономразвития свои возражения против идеи Минфина перенести в НК утилизационный и экологический сборы, а также плату за негативное воздействие на окружающую среду.

На уточняющие вопросы "Известий" о том, каким может быть механизм работы нового фонда и как это разрешит опасения бизнеса о будущем неналоговых платежей, в ведомстве не ответили.

В Минфине на вопрос, поддерживает ли ведомство создание экологического фонда, ответили, что необходимости в этом нет, так как расходы на экологию могут формироваться и в рамках стандартного бюджетного процесса.

— Министерство ставит перед собой задачу сделать предсказуемым и прозрачным регулирование установления и изменения самих платежей. Созданием фонда эти вопросы не решить, — добавили в ведомстве.

В Минприроды предложения Минэкономразвития оставили без комментариев.

Представители бизнеса идею создать экологический фонд поддержали, но с рядом оговорок. Если за платежи в фонд будет такая же ответственность, как и за неуплату налогов (штрафы, блокировка счетов, уголовная ответственность), то принципиальной разницы между вариантами Минэкономразвития и Минфина для предпринимателей не будет, уверен президент Торгово-промышленной палаты (ТПП) Сергей Катырин.

Целесообразнее было бы создать отдельный фонд только для утилизационного сбора, который бы компенсировал предприятиям их вложения в дальнейшее использование отходов. Так проблема решается в Европе, добавил президент "Опоры России" Александр Калинин. Смешивать три платежа в "одном котле", по его мнению, не стоит. Это связано с рисками профинансировать одни области экологии в ущерб другим. А ведь, несмотря на идеологическую близость, каждый вид сбора вводился для решения конкретных задач.

Красивая идея

Реализация инициативы Минэкономразвития не решит основные проблемы неналоговых платежей, полагает руководитель аналитической службы "Пепеляев групп" Вадим Зарипов. С одной стороны, это не гарантирует предпринимателям защиту от роста фискальной нагрузки, с другой — не поспособствует лучшему администрированию таких платежей.

— Однако подобный фонд стране необходим. Сейчас поступления от платы за загрязнение окружающей среды часто используются на совершенно другие нужды. Появление в бюджете обособленной статьи исключит нецелевое использование сборов за экологию, — считает эксперт.

Без жесткой регламентации расходов фонда его создание выглядит лишь как еще одна красивая идея, полагает партнер юридической компании Taxology Алексей Артюх. Формально, действующая система экологических платежей тоже направлена на борьбу с негативными последствиями на природу, однако ощутимого эффекта это пока не приносит, отметил он.

Экологический фонд по механизму работы может напоминать действующие федеральный и региональные дорожные. Источником их наполнения служат акцизы на топливо и масла, на эти деньги ремонтируют и строят автодороги. Средства экологического фонда могут направляться как на финансирование "природных" госпрограмм, так и на компенсацию затрат компаний, работающих с окружающей средой (добыча полезных ископаемых, вылов рыбы и так далее), предполагает Вадим Зарипов.

Кроме трех платежей за вред экологии Минфин ранее предлагал перенести в НК еще и курортный сбор, плату за проезд большегрузов по автодорогам ("Платон") и обязательные отчисления для операторов связи. С критикой такой инициативы выступил бизнес. Главы ТПП, Российского союза промышленников и предпринимателей, "Опоры России" и "Деловой России" направили письмо президенту Владимиру Путину, где указали, что это не только не защитит их от роста фискальной нагрузки, но и увеличит административное давление. Деловые сообщества предложили разработать специальный закон для неналоговых сборов и запретить взимать с предприятий плату, не регламентированную этим документом.

Минэкономразвития не только предлагает создать новый фонд вместо переноса в НК трех "природных" сборов. Ведомство не поддерживает и перенос в Налоговый кодекс остальных платежей. В ведомстве отметили, что разделяют опасения предпринимателей, связанные с риском усиления административного давления. По мнению министерства, регулирование сборов не должно изменяться кардинальным образом. На вопрос "Известий", какими могут быть компромиссы по переносу в НК курортного сбора, "Платона" и обязательных отчислений для операторов связи, в Минэке не ответили.

Дмитрий Гринкевич

 

 

<< Март, 2019 >>
Пн Вт С Ч П С В
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Если Вы хотите подписаться
на рассылку новостей
перейдите по ссылке

АНАЛИЗ И КОММЕНТАРИИ
МОНИТОРИНГ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
ПРАКТИКА МИНИСТЕРСТВ И ВЕДОМСТВ