conference.lawtek.ru
КОНФЕРЕНЦИИ ПРАВОТЭК
media.lawtek.ru
ВЫШЛИ В СВЕТ
КОНТАКТЫ

115054 Москва, ул. Зацепа, 23

Тел.:  +7 (495) 215-54-43,
Тел.:  +7 (499) 235-47-88,
Тел.:  +7 (499) 787-70-22,
Тел.:  +7 (499) 787-76-85.
Факс: +7 (499) 235-23-61.

e-mail: info@lawtek.ru

Внимание!!!

Временно единый телефон ПравоТЭК +7 (495) 215-54-43

26.01.2018

Правительство поддержало увеличение санкций за разливы нефти и нефтепродуктов.

"Известия"

Государство планирует ужесточить контроль за соблюдением экологических норм в нефтегазовой отрасли. Об этом заявил председатель правительства Дмитрий Медведев во время заседания кабинета министров. Для этого предлагается внести изменения в закон "Об охране окружающей среды" и Кодекс об административных правонарушениях (КоАП). Минприроды подготовило и представило в правительство соответствующие документы.

— Разработан ряд поправок в Кодекс об административных правонарушениях. Они повышают ответственность организаций за нарушение экологической безопасности при проведении работ. Устанавливаются меры административной ответственности за нарушения, которые связаны с невыполнением требований по предупреждению и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов, — сообщил Дмитрий Медведев.

В настоящее время санкции за невыполнение норм и правил по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций предусмотрены статьей 20.6 КоАП. Соответствующее нарушение на объектах производственного или социального назначения влечет штраф: для должностных лиц — в размере от 10 тыс. до 20 тыс. рублей, для компаний — от 100 тыс. до 200 тыс. рублей.

В правительстве считают данные меры наказания недостаточными. Предлагается добавить в КоАП новую статью о штрафах за отсутствие плана предупреждения и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов или его несоответствие установленным требованиям. Также могут появиться санкции за отсутствие на предприятии системы наблюдения за состоянием окружающей среды и аварийно-спасательной службы, собственной или привлеченной на договорной основе. Размеры предлагаемых штрафов пока неизвестны.

Дмитрий Медведев напомнил, что разливы нефти и нефтепродуктов могут привести к экологической катастрофе в соответствующем районе.

— Понятно, что это наносит огромный ущерб окружающей среде и для восстановления экологических систем в пострадавших районах могут понадобиться десятилетия, а может быть, даже иногда столетия. Поэтому в нефтегазовой отрасли необходимо придерживаться самых высоких стандартов — это мировая практика сейчас и мировая тенденция. Но если все-таки подобные аварии случаются, то крайне важно быстро устранять их последствия, — подчеркнул председатель правительства.

Необходимо повысить ответственность работающих в нефтегазовой индустрии компаний. У всех организаций этой отрасли должны появиться планы предупреждения и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов. Рассмотренный на заседании правительства законопроект предусматривает, что утверждать такие планы будут сами компании при условии согласования с Росприроднадзором.

— Это упрощает порядок внесения изменений в план и позволяет быстрее вводить в эксплуатацию новые объекты нефтегазовой отрасли, минимизировать негативные последствия воздействия на окружающую среду, — отметил премьер-министр.

Сегодня планы предупреждения и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов необходимо принимать и утверждать только для морских акваторий, при этом требуется положительное заключение государственной экологической экспертизы. Для сухопутных территорий аналогичных требований не предусмотрено.

Нефтяные компании составляют планы защиты акваторий. Их направляют в региональные и федеральные органы власти на согласование, которое, как правило, затягивается в связи с отсутствием регламентации сроков и необходимостью учета противоречивых позиций согласующих органов. После этого план утверждается Минэнерго и МЧС. В правительстве считают, что эта процедура приводит к затягиванию сроков ввода в эксплуатацию уже построенных объектов нефтяной отрасли.

Вместо существующего механизма предлагается перейти на согласование плана исключительно с Росприроднадзором, без заключения государственной экологической экспертизы.

Павел Панов

 

 

ФАС намерена резко ужесточить наказание за антимонопольные нарушения.

"Ведомости"

"Мы сталкиваемся сегодня со всеобщей картелизацией российской экономики", — жаловался год назад руководитель Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Игорь Артемьев, призывая ужесточить борьбу с картелями. И, похоже, многолетние усилия службы могут увенчаться успехом. Ей уже удалось заручиться поддержкой президента Владимира Путина — в конце 2017 г. он одобрил план развития конкуренции и предупредил крупный бизнес на встрече в Кремле: "Намерены жестко пресекать нарушения антимонопольного законодательства".

Рецепт борьбы с картелями ФАС предложила во внесенном в правительство пакете поправок в законодательство — от ужесточения ответственности для владельцев бизнеса до расширения полномочий антимонопольных инспекторов. Правительство проект в целом поддержало, следует из протокола совещания у первого вице-президента Игоря Шувалова в декабре ("Ведомости" ознакомились с копиями документов, подлинность подтвердил федеральный чиновник). Начальник правового управления ФАС Артем Молчанов подтвердил через представителя, что проект внесен в правительство: он разработан по поручению президента. Представитель Шувалова отказался от комментариев. Уголовное преследование должно грозить бизнесу только за два преступления — уклонение от налогов и любые проявления ограничения конкуренции, говорил ранее Шувалов.

В поправках в Уголовный кодекс ФАС предлагает ввести отдельную ответственность для акционеров компаний, топ-менеджеров и членов совета директоров — более жесткую, чем для обычных сотрудников: срок лишения свободы — от четырех до восьми лет против максимальных четырех лет (сейчас три года), а штраф — в 5 раз выше, от 2 млн до 4 млн руб. против 300 000-500 000 руб. Картельный сговор акционеров более опасен для общества, чем сговор рядовых сотрудников, объясняет начальник управления ФАС по борьбе с картелями Андрей Тенишев.

Получается, что ответственность возлагается на человека, который даже не может напрямую контролировать работу компании, опасается руководитель антимонопольной практики Goltsblat BLP Николай Вознесенский, это большие риски. Пока нет однозначных критериев, что считать картелем, нельзя вводить такие жесткие наказания, особенно для членов совета директоров, которые вообще не участвуют напрямую в управлении бизнесом, указывает он.

При этом ФАС предлагает не ограничиваться штрафом и лишением свободы. Нужно конфисковывать имущество, деньги и ценности, полученные благодаря картелю, считает служба (сейчас это невозможно). Картель по своей сути то же самое хищение, указывает Тенишев: "У вас вытащили из кармана кошелек с 10 000 руб. или эти же деньги вы переплатили участникам картеля, сговорившимся о цене, — механизм изъятия денег разный, а результат один". А лучшего средства удержать от корыстных преступлений, чем конфискация имущества, в мире никто еще не придумал, говорит Тенишев.

Бизнес от такой меры в ужасе, признается член бюро правления РСПП. Конфискованы могут быть и дивиденды, и недвижимость, и даже акции компании, предупреждает вице-президент палаты адвокатов Москвы Вадим Клювгант, правда, доказать, что человек получил их именно от картеля, невозможно. Мера может использоваться для отъема бизнеса, опасается член бюро правления РСПП.

Рисков необоснованной конфискации нет, решение об изъятии принимает суд и гарантий в уголовном процессе достаточно, не согласен Тенишев, цель — не забрать имущество, а создать угрозу, которая удерживала бы бизнес от картелей. Случается, что у компании ничего нет — не из чего взять штраф, говорит руководитель антимонопольной группы Art de Lex Ирина Акимова. В других странах подобные меры есть, но и антимонопольных дел меньше, а доказываются они лучше, отмечает Вознесенский.

Пока уголовных дел, касающихся картелей, очень мало, а до судов они не доходят. За 2016 г. правоохранители обнаружили всего три картеля и возбудили три уголовных дела, ни одно в суд не попало, в 2017 г. из девяти дел в суде также не оказалось ни одного. Но когда-нибудь следователи научатся расследовать такие дела и риски для бизнеса будут огромными, опасается член бюро правления РСПП.

ФАС хочет для этого увеличить свои полномочия. Поправки разрешают сотрудникам службы изымать документы при проверках, получать данные от оперативников. Срок давности за нарушение может быть увеличен с трех до пяти лет или до 10 лет, если есть признаки преступления.

Но есть и послабления для бизнеса — ФАС предлагает удвоить доход и ущерб, при котором можно возбудить уголовное дело: преступный доход, считающийся крупным, увеличить до 100 млн руб., а особо крупным — до 500 млн руб., а ущерб — до 20 млн и 60 млн соответственно. На этом настояли члены РСПП, говорил в начале января замруководителя ФАС Андрей Цариковский (цитата по "Интерфаксу"). Но даже с такими суммами средний бизнес рискует подпасть под уголовную ответственность, опасается Вознесенский.

Кроме того, ФАС предлагает упростить освобождение от уголовной ответственности тех, кто первым сознается в картеле и поможет в его расследовании. Сейчас "явки с повинной" для этого недостаточно — нужно еще возместить ущерб от преступления, заплатив за всех участников картеля. ФАС предлагала убрать это условие, но правительство идею не поддержало, следует из протокола. Пришли к компромиссу: участник картеля, сообщивший о нем, должен будет возместить лишь ущерб, причиненный им лично, рассказывает Тенишев.

Ужесточение борьбы с картелями оправданно, считает Акимова, их масштабы действительно огромны. Ущерб от картелей может достигать 1,5-2% ВВП, говорил Артемьев. В 2016 г. число только выявленных картелей выросло на 18%, а в 2017 г. — на 9% (до 360 дел), большая часть из них — на торгах, сообщала ФАС. Пока, впрочем, ФАС борется в основном со сговорами малого и среднего бизнеса — против него было возбуждено 77% дел и 95% дел о картелях на торгах в 2016 г. ФАС должна сосредоточиться на крупных сговорах, замечает Акимова. И отличать картельные сговоры от рыночных ситуаций, например связанных с ростом цен из-за неурожая, считает старший научный сотрудник РАНХиГС Вадим Новиков. Все ужесточения будут бессмысленны, если не повысить качество расследований, говорит Вознесенский. Законопроект не панацея, признает Тенишев, но хорошее лекарство от картелей.

Елизавета Базанова

 

 

Развитие предпринимательства невозможно без приемлемых и предсказуемых цен на электроэнергию.

"Независимая газета"

На днях общероссийская общественная организация "Деловая Россия" направила письмо на имя министра энергетики РФ Александра Новака. Речь в документе (копия имеется в "НГ") идет о проблемах роста тарифов на электроэнергию и реакции бизнеса на этот факт.

Дело в том, что недавно на официальном сайте Минэнерго России были размещены предложения ведомства о механизме конкурсного отбора проектов реконструкции (технического перевооружения, модернизации) тепловых электрических станций на оптовом рынке электрической энергии и мощности. Естественно, этот документ был тщательно изучен и в "Деловой России". И, судя по всему, вызвал немало вопросов. Особенно беспокоят бизнесменов ускоренные сроки модернизации тепловой генерации и объем программы этой модернизации.

"В предыдущие годы Минэнерго России сделало ощутимые шаги к повышению доступности энергетической инфраструктуры, — говорится в письме. — Но приемлемые и предсказуемые цены (тарифы) на электрическую энергию (мощность) являются не менее важным условием поддержки комфортной предпринимательской среды и развития бизнеса в России".

В письме отмечается, что значительный рост цен на электрическую энергию в 2017 году вызвал негативную реакцию представителей бизнеса, в том числе и членов "Деловой России". При этом прогнозируемый отраслевыми регуляторами дальнейший рост цен на период до 2021 года, обусловленный платежами за ввод новых электростанций и различными видами перекрестного субсидирования, увеличивает финансовую нагрузку на энергоемкие производства, снижает конкурентоспособность производимой продукции и в результате отрицательно сказывается на инвестиционном климате и деловой активности.

Бизнес, безусловно, заинтересован в устойчивой работе объектов по производству электрической и тепловой энергии, а также в своевременном обновлении объектов электроэнергетики, при этом, согласно основным принципам реформы электроэнергетики Российской Федерации, генерация электроэнергии (мощности) является конкурентным видом деятельности.

"Деловая Россия" напоминает, что при запуске "программы ДПМ (договор о предоставлении мощности)" для строительства генерирующих объектов в целях покрытия возможного дефицита мощности в период реорганизации РАО "ЕЭС России" утверждалось, что после их завершения развитие рыночных отношений позволит обеспечить надлежащие инвестиционные ресурсы в рамках рыночного ценообразования.

"Однако, несмотря на это, Минэнерго России предлагает вновь ввести механизм, аналогичный "программе ДПМ" для дополнительных инвестиционных сборов с бизнеса, на этот раз — в целях обновления генерирующих объектов, — говорится в письме. — При этом на длительном горизонте времени, вплоть до 2023 года, в Единой энергетической системе России сохраняются значительные избытки электрической мощности. Так, в схеме и программе развития Единой энергетической системы России на 2017-2023 годы, утвержденных приказом Минэнерго России № 143 от 1 марта 2017 года, отмечается, что избыток мощности в Единой энергетической системе России в 2023 году составит более 26 ГВт.

"Учитывая изложенное, — обращаются к министру представители "Деловой России", — считаем целесообразным пересмотреть срочность, необходимость и экономические последствия финансирования масштабной программы модернизации тепловой генерации по предложенному Минэнерго России механизму — в сторону смещения сроков ее реализации и оптимизации (снижения) ее стоимости".

"Необходимо более ответственно и взвешенно подходить к применению любых "нерыночных" механизмов привлечения инвестиций, внимательно оценить и учесть все возможные экономические последствия таких решений, — сказал "НГ" член генсовета "Деловой России", заместитель председателя комитета по энергетике Денис Черепанов. — Введение механизма, аналогичного "программе ДПМ", неизбежно приведет к дополнительным инвестиционным сборам с бизнеса при неочевидных результатах для энергосистемы в целом. Надеемся, что профильные ведомства учтут нашу позицию, мы, со своей стороны, рассчитываем на двусторонний, конструктивный диалог по таким значимым для предпринимателей вопросам".

"Гарантии возврата инвестиций теперь появятся не только для проектов новой генерации, но и для безусловно необходимой модернизации старой генерации, — сказал "НГ" заместитель гендиректора, руководитель Департамента исследований ТЭКа Института проблем естественных монополий (ИПЕМ) Александр Григорьев. — Это, конечно, хорошо для производителей электроэнергии, у которых начинает ослабевать денежный поток сверхприбылей по ДПМ, сроки действия которых подходят к концу. Немаловажно, что никто теперь не будет директивно обязывать генераторов строить или модернизировать что-то: не устраивают условия — не участвуй. Потребители же такой возможности остаются лишены и ни на что повлиять не могут, что ставит их в неравные условия с производителями. Если самые крупные потребители еще имеют возможность заключения прямых договоров с производителями, тем самым снизив свои затраты на электроэнергию, то все остальные, как и раньше, будут поставлены перед фактом: генераторы с государством о чем-то договорились, а вы, друзья, — давайте платите".

Сергей Никаноров

<< Январь, 2018 >>
Пн Вт С Ч П С В
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Если Вы хотите подписаться
на рассылку новостей
перейдите по ссылке

АНАЛИЗ И КОММЕНТАРИИ
МОНИТОРИНГ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
ПРАКТИКА МИНИСТЕРСТВ И ВЕДОМСТВ