media.lawtek.ru
ВЫШЛИ В СВЕТ
КОНТАКТЫ

115054 Москва, ул. Зацепа, 23

Тел.:  +7 (495) 215-54-43,
Тел.:  +7 (499) 235-47-88,
Тел.:  +7 (499) 787-70-22,
Тел.:  +7 (499) 787-76-85.
Факс: +7 (499) 235-23-61.

e-mail: info@lawtek.ru

Внимание!!!

Временно единый телефон ПравоТЭК +7 (495) 215-54-43

27.06.2017

Финансы "Роснефтегаза" закрыты пока не только для общества, но и для акционера — правительство требует достоверной информации от компании, через которую владеет своими крупнейшими активами.

"Ведомости"

"Роснефтегаз" — это прослойка, через которую правительство владеет 50% "Роснефти", 10,9% "Газпрома", 27,63% "Интер РАО". Их дивиденды, причитающиеся государству, оседают в холдинге, и бюджету он должен отдавать лишь половину чистой прибыли (норма для последних двух лет). Хотя основные доходы "Роснефтегаз" получает от госкомпаний, он непрозрачен для общества — с 2015 г. правительство разрешило ему не составлять отчетность по МСФО и вообще не публиковать отчетность (если этого не захочет акционер). Чиновники разных министерств предупреждали: правительство себя же лишает информации. Что и произошло, следует из письма директора департамента экономики и финансов правительства Владимира Сидоренко от 20 июня. Правительство рассмотрело замечания Минэкономразвития и Минэнерго на решение освободить "Роснефтегаз" от составления отчетности по МСФО и поручает обеспечить получение "достоверной" информации от госкомпании, следует из письма. "Роснефтегаз" должен предоставить данные об остатках средств на счетах, об акциях, которыми владеет, и инвестпрограмме. Эту информацию правительство просит предоставлять впредь "систематически".

Подлинность письма подтвердили два федеральных чиновника и представитель Минэнерго. "Поручение будет исполнено", — обещает представитель Минэнерго, не поясняя, как именно министерство собирается его исполнять. Поручение передано в Росимущество, которое в ближайшее время напишет письмо "Роснефтегазу", рассказывает другой чиновник. Пресс-секретарь премьера Наталья Тимакова не ответила на запрос. Представители Минэкономразвития и Росимущества отказались от комментариев.

Получить хотя бы информацию от "Роснефтегаза" — уже большой прогресс, признается федеральный чиновник. Чиновники давно бьются за дивиденды, собранные в госхолдинге, председателем совета директоров которого является главный исполнительный директор "Роснефти" Игорь Сечин.

Еще в 2012 г. "Роснефтегаз" отдал государству почти всю чистую прибыль. Ситуация изменилась в 2013 г. (годом ранее Сечин стал председателем правления "Роснефти"): на продаже BP 5,66% акций "Роснефти" "Роснефтегаз" заработал $4,87 млрд и хотел отдать государству лишь 25% доходов (46,3 млрд руб.). Минфин настаивал на 95% (176 млрд руб.), но проиграл.

В прошлом году правительство потребовало от госкомпаний отдавать акционерам половину прибыли, но крупнейшие плательщики дивидендов сумели избежать этого, ссылаясь, например как "Газпром", на большие инвестпрограммы. Удалось это и "Роснефтегазу" — он отдал лишь 12% прибыли, или 18 млрд руб., рассчитав дивиденды без учета дохода от переоценки ценных бумаг. Минфин продолжил бой и предложил изъять в 2017 г. у "Роснефтегаза" все полученные им дивиденды и снова проиграл. Бюджет остался и вовсе без этих денег — "Роснефтегаз" показал убыток за 2016 г., несмотря на 596 млрд руб., полученных от "Роснефти". Убыток был технический: "Роснефтегаз" в декабре прошлого года ускоренно перечислил в бюджет 717 млрд руб. от продажи 19,5% акций "Роснефти", а сам получил деньги только в январе 2017 г.

Тогда министр финансов Антон Силуанов предложил взять дивиденды из большой нераспределенной прибыли "Роснефтегаза". На вопрос "Ведомостей", сможет ли "Роснефтегаз" так сделать, Сечин на прошлой неделе ответил: "Вы с ума сошли? Все решения по "Роснефтегазу" принимает правительство — сколько оно скажет, столько и будем платить". Тимакова вчера не ответила на вопрос. Высокопоставленный чиновник утверждает, что убыток обсуждался у президента Владимира Путина. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков утверждает, что это вопрос правительства.

На конец 2016 г. на счетах у "Роснефтегаза" было 544 млрд руб., по оценкам Райффайзенбанка. В конце прошлого года, отвечая на вопрос "Ведомостей", не стоит ли изъять эти деньги, Путин защитил "Роснефтегаз": это резерв, который финансирует приоритеты, о которых правительство забывает. Но эта сумма в разы больше инвестпрограммы госхолдинга (исходя из тех проектов, которые назывались публично). "Роснефтегаз" финансирует принадлежащую "Роснефти" верфь "Звезда", а также строительство четырех электростанций в Калининградской области стоимостью 60 млрд и 100 млрд руб. соответственно. По словам Путина, "Роснефтегаз" также вкладывает в проекты в сфере науки и образования, потратил десятки миллиардов на модернизацию Ил-114.

Случается, что мелкий акционер не может получить всю информацию о компании, если этого не хотят другие акционеры, рассуждает партнер юрфирмы КИАП Антон Самохвалов: "Но чтобы единственный акционер не мог — это нонсенс". Такой акционер может напрямую, минуя совет директоров, направить запрос менеджменту и тот обязан предоставить документы, может сменить менеджмент, продолжает Самохвалов, подать на него в суд, хотя это и будет странно. Но "Роснефтегаз" — уникальная компания с интересным менеджментом, поэтому государство делает вид, что просит, а менеджмент делает вид, что дает, заключает федеральный чиновник.

Маргарита Папченкова, Галина Старинская

 

 

Глава "Роснефти" Игорь Сечин — об основных принципах развития компании в ближайшие годы.

"Известия"

Мир изменился, нефтяной рынок изменился, и стратегия "Роснефти" должна меняться. Изменения, происходящие в мире, приводят к обострению борьбы нефтегазовых компаний за рынки сбыта, к необходимости поиска стратегий, которые позволят быть устойчивыми при любом сценарии спроса и цен на нефть.

Высокие цены на нефть остались в прошлом

Период относительно низких цен на нефть пришел надолго. Волатильность на мировых рынках значительно выросла, неопределенность продолжает сохраняться. Темпы роста мировой экономики замедляются.

В мире активно идет дискуссия о том, когда же наступит пик спроса на нефть. Многим аналитикам кажется, что времена нефти как основного источника энергии проходят. Но так ли это? Действительно, идет разработка альтернативных источников энергии, развивается сектор производства электромобилей, растет энергоэффективность…

Но что совершенно упускается? Какое это дорогое удовольствие — перейти с углеводородного сырья на возобновляемые источники энергии. И, самое главное, возобновляемые источники энергии пока не могут обеспечить необходимый масштаб для замещения традиционных источников энергии и устойчивое энергоснабжение. Притом что роль угля снижается по экологическим причинам, атомная энергетика ограничивается... Таким образом, основная нагрузка по удовлетворению спроса мировой экономики в конечном итоге ложится на нефть и газ. До 2050 года и далее углеводородная энергетика была и будет востребована.

Отмечу, что при достаточно длительном сохранении цен на нефть на уровне $40 за баррель половина производства нефти в мире будет убыточна. Добыча будет нерентабельна на глубоководных песках Бразилии, на нефтяных песках Канады. Возникнут сложности у производителей сланцевой нефти, за исключением высокоэффективных участков Пермского бассейна.

Только производители России, Саудовской Аравии, ряд эффективных проектов в США, Иран и проекты в некоторых других странах, которые имеют относительно низкие издержки, способны сохранить устойчивость при низких ценах на нефть. Остальные производители вынуждены будут уйти.

Всё это создает новые возможности для "Роснефти" и для России в целом. Наша компания за последние пять лет из регионального игрока превратилась в мирового мейджора, крупнейшую публичную компанию по добыче, запасам и масштабам бизнеса, а также самую эффективную по операционным затратам. И я уверен, что она должна стать еще успешней, еще эффективней. Это потребует новой стратегии и новой организационно-штатной структуры.

О какой стратегии идет речь? О той, которая обеспечит добычу с наименьшими издержками и наиболее эффективное продвижение продуктов к рынкам потребления. Мы должны найти инструменты, которые позволят повышать эффективность компании на всех этапах производственной цепочки — от разведки нефти и газа до розничной реализации нефтепродуктов. До конца года мы эту стратегию разработаем и представим. По каждому сегменту бизнеса.

Умные технологии добычи

Начнем с добычи. Наше стратегическое преимущество — огромные традиционные запасы нефти на суше в регионах с развитой инфраструктурой. Наши стратегические перспективы — колоссальные запасы шельфа.

Наш анализ показывает, что существующие запасы позволяют нам за 20 лет добыть на 500 млн т нефти больше, чем предполагают наши существующие технические планы. Но это можно сделать только при условии повышения эффективности процессов добычи.

Какие меры нам следует для этого принять? Это прежде всего — повышение коммерческой скорости бурения, применение многостадийных гидроразрывов пласта, увеличение доли горизонтального бурения скважин, как минимум до 40%. Это повышение эффективности внутреннего сервиса, применение типовых решений в процессах строительства, пересмотр стандартных решений в пользу инновационных.

Благодаря развитию технологий мы планируем обеспечить 98% успешности геологоразведочных работ. Мы проводим и будем проводить углубленные экспериментальные исследования внутрипластовых давлений для развития технологий "умного заводнения" и повышения нефте- и газоотдачи. Мы ищем пути внедрения технологических решений нового уровня для добычи "тяжелой" нефти. Это и "безводные" технологии повышения продуктивности скважин, технологии "внутрипластовой нефтепереработки", технологии улучшенного апгрейдинга.

Хорошим примером инновационных решений является проект по разработке ультралегкого сверхпрочного полимерного пропанта на основе полидициклопентадиена. Отказ от использования традиционного пропанта в пользу сверхпрочного полимерного пропанта позволит добиться большего эффекта при проведении гидроразрывов.

Мы будем добиваться технологического лидерства в нашей работе. Нам нужно сфокусироваться на повышении коэффициента извлечения нефти (КИН) месторождений. Мы проведем анализ всего фонда скважин, чтобы выделить бездействующие и низкодебитные скважины, которые для нас, как большого бизнеса, малорентабельны. Мы готовы передать такие скважины в аренду/эксплуатацию предприятиям малого и среднего бизнеса, которые могут искать пути повышения эффективности на каждой отдельно взятой скважине.

Новая стратегия позволит еще больше расширить наши возможности в нефтесервисе. Нам нужно улучшать свои технологические компетенции. Нужно инвестировать в IT-решения в бурении. Мы понимаем, что в строительстве скважин будущее — за масштабным использованием высокоавтоматизированных буровых комплексов, за роботизацией процессов строительства, за развитием технологий строительства и заканчивания высокотехнологичных скважин сложной архитектуры. Это сверхдлинные горизонтальные, горизонтально-разветвленные и многозабойные скважины. Нам нужно изменить подход к нашим сервисам, поменять их стратегию "иждивенчества" и заставить сервис перестроиться с учетом тенденций нефтяных рынков к снижению цен на нефть и всё большей конкуренции по издержкам. В конечном итоге наш нефтесервисный бизнес должен стать более независимым, развивать сотрудничество со сторонними заказчиками. В свою очередь, заказчики внутри компании должны иметь возможность получать предложения по сервисным услугам на рынке.

Ставка на нефтехимию и международный трейдинг

Не менее важные направления нашего бизнеса — переработка, нефтехимия, коммерция и логистика. Здесь также огромный задел для получения дополнительной доходности. За последние годы, кстати, в результате модернизации переработки была решена главная задача — мы ликвидировали дефицит на внутреннем рынке автобензинов и перешли на новые, более экологичные виды топлива. Новая стратегия компании должна помочь сделать наш портфель активов в переработке устойчивым при любом сценарии цен на нефть. И при любом сценарии налогового регулирования.

Тут особая роль отводится нефтехимии. Мы ожидаем, что мировой спрос на нефтехимическую продукцию будет расти быстрее, чем рост ВВП и потребление нефтепродуктов. И это создает дополнительные перспективы для этого направления нашего бизнеса.

У нас есть целый ряд перспективных проектов. Это и проект в Восточной Сибири по конверсии природного газа в полиолефины. Мощность производства около 2,2 млн т в год — завод будет построен в Богучанах или на другой площадке. Есть проект в Поволжье по конверсии сжиженного углеводородного газа (СУГ) и нафты в полиолефины мощностью около 2,6 млн т в год, который планируется реализовать в Самаре. На Дальнем Востоке на базе "Восточной нефтехимической компании" (ВНХК) мы ожидаем показатель выработки полиолефинов до 1,6 млн т в год. Нефтехимический комплекс будет создан также на площадке Новокуйбышевской нефтехимической компании. Большие перспективы в этой области и у наших зарубежных активов: Эссара в Индии, Тубана в Индонезии, Тяньцзина в Китае. Мы ставим перед собой цель довести долю нефте- и газохимии до 20% от общего объема перерабатывающих мощностей "Роснефти". И эта цель вполне достижима, особенно учитывая тот факт, что инвестиции будут реализовываться с привлечением проектного финансирования.

Что касается логистики и трейдинга, мы уже научились получать наибольшую маржу при продаже нашей нефти и нефтепродуктов, осваиваем новые рынки сбыта, продолжаем развивать международный трейдинг, планируем открыть новый офис в Сингапуре. Мы стремимся к тому, чтобы создавать новые трейдинговые хабы, приближенные к конечному потребителю, в том числе на новых перспективных рынках.

Газовый бизнес

В прошлом году "Роснефть" превратилась в крупнейшего независимого производителя газа в России и вышла по добыче газа на шестое место в мире среди публичных компаний. Наша задача — уже в начале следующего десятилетия стать третьей компанией в мире. К 2020 году — нарастить добычу газа до 100 млрд кубометров и долю на российском рынке — до 20%. Одновременно мы расширяем наш газовый бизнес на международном уровне — стратегический проект Zohr на шельфе Египта, перспективные проекты в Венесуэле, Бразилии, Мозамбике, Вьетнаме и Норвегии. Мы рассматриваем возможности использования газа для собственной электрогенерации. Хочу отметить, что компания владеет энергетическими объектами в России мощностью более чем 2,5 ГВт и планирует нарастить мощности до 3-3,5 ГВт. По масштабу это сопоставимо с мощностями территориальных генерирующих компаний. Отдельная тема — расширение рынков сбыта газомоторных топлив, в том числе для бункеровки судов, например, танкерного флота.

Холдинговая структура

Мы рассчитываем сформировать в компании правильный "климат": это сочетание организационной структуры, бизнес-процессов и норм поведения людей. В последние годы мы провели огромную подготовительную работу, выстраивали системы мотивации, учитывали лучшие практики, совершенствовали бизнес-процессы, и сейчас мы готовы к новому этапу. Это — переход от централизованной структуры управления к холдинговой. В первую очередь мы отработаем эту модель на нашей рознице. Это — пилотный проект реорганизации: уже сейчас в единый субхолдинг консолидировано почти 90% ритейла, и уже сейчас объединение розничных активов доказало свою эффективность.

С учетом роста масштабов бизнеса решение о переходе на холдинговую модель абсолютно логично. Во-первых, это большая ответственность бизнес-блоков за финансовый результат и более гибкая система принятия решений, которая упростит внедрение инноваций на уровне бизнеса. Во-вторых, это возможность для отдельных сегментов бизнеса конкурировать за капитал, что упрощает привлечение проектного финансирования на отдельные проекты. В итоге мы рассчитываем, что холдинговая структура позволит нам более эффективно распределять финансовые ресурсы, повышать отдачу на вложенный капитал и увеличивать доходность для наших акционеров.

Цифровая экономика

"Роснефть" будет добиваться технологического лидерства. Напомню, что президент поручил правительству подготовку программы развития цифровой экономики, опираясь на инновационные ресурсы российских компаний. Хочу отметить, что "Роснефть" — именно такая компания: у нас 26 научных институтов, это 12 тыс. высококвалифицированных специалистов — огромный научно-технический комплекс, ядром которого является Центр технологических компетенций ("РН-ЦИР"), колоссальный опыт внедрения новейших технологий и инновационных решений. За счет чего нам, кстати, удалось добиться стабилизации добычи на "старых" месторождениях в Западной Сибири. Компании принадлежат мировые рекорды по бурению скважин: например, на "Сахалине-1" самая большая в мире протяженность по стволу — 15 тыс. м с отходом от вертикали — более 14 тыс. Это — наш потенциал.

Но мы понимаем, что в мире, где информация становится всё более ценным активом, будет трудно конкурировать без передовых IT-технологий. Будущее — за технологиями удаленного мониторинга, диагностики и управления производством на основе обработки больших массивов данных (Big data), предиктивной аналитики, самообучающихся нейросетей. Мы должны перейти к новой, "цифровой" модели работы компании. На прошедшей неделе мы договорились с лидером отрасли — компанией General Electric — о создании совместного предприятия, которое займется внедрением современных цифровых технологий и новых стандартов промышленного интернета на наших активах.

На собрании акционеров я предложил сформировать в компании технологический совет, в который войдут такие уважаемые представители бизнеса и науки, как президент BP Роберт Дадли, президент "GE нефть и газ" Лоренцо Симонелли, ректор МГУ Виктор Садовничий.

Думаю, новая стратегия позволит нам выплачивать дивиденды на уровне 50% от прибыли, что способствует росту акций и, соответственно, капитализации компании. Мы ожидаем, что реализация стратегии "Роснефть-2022" даст повышение капитализации на 25-30%. И, как я уже отмечал, 500 млн т дополнительной добычи за 20 лет по отношению к нашим текущим планам. Но главное — это существенное повышение эффективности и конкурентоспособности. Мы поставили перед компанией цель добиться в долгосрочном плане себестоимости добычи на уровне Saudi Aramco. Это гарантирует "Роснефти" и российской нефтегазовой отрасли лидерство в мировой энергетике.

Игорь Сечин

 

 

НОВАТЭК пообещал стать крупнейшим в мире экспортером СПГ.

"Газета РБК"

НОВАТЭК в ближайшие десять лет планирует стать крупнейшим экспортером сжиженного газа в мире, обогнав Катар. С таким обещанием выступил финансовый директор компании Марк Джетвей, подчеркнув, что санкции США этому не помешают.

"Серьезные амбиции"

В ближайшие десять лет НОВАТЭК планирует стать крупнейшим в мире экспортером сжиженного природного газа (СПГ), об этом заявил финансовый директор компании Марк Джетвей, сообщает Reuters. "У нас серьезные амбиции — достичь уровня Катара, только как компания", — сказал Джетвей в кулуарах энергетического форума в Лондоне.

Это станет возможным после запуска двух СПГ-проектов компании: "Ямал СПГ" и "Арктик СПГ 2", пояснил Джетвей. При этом он подчеркнул, что российскому нефтегазовому сектору не стоит опасаться влияния на отрасль санкций США.

НОВАТЭК намерен начать экспорт газа с первой фазы "Ямал СПГ" к концу 2017 года и на полгода ускорить сроки завершения конечной фазы проекта, отметил финансовый директор. По его словам, вторая фаза "Ямал СПГ" будет завершена во второй половине 2018 года, а третья — к первому полугодию 2019 года. Джетвей отметил, что поставка всех установок для проекта запланирована на 2017 год.

"Что касается "Арктик СПГ 2", то мы начнем строительство в 2019 году, если будет принято окончательное инвестиционное решение. План состоит в том, чтобы обеспечить выход первого СПГ на рынок к 2023 году", — рассказал финансовый директор НОВАТЭКа. По его словам, ожидается, что мощность "Арктик СПГ 2" будет выше, чем "Ямал СПГ".

"Если мы будем действовать в таком же ключе и такими же темпами, что для меня даже, честно говоря, несколько удивительно, то, конечно, Россия, без всяких сомнений, не только может, но и станет крупнейшим производителем сжиженного природного газа в мире", — заявил в конце марта президент Владимир Путин. В ответ на это председатель правления и крупнейший совладелец НОВАТЭКа Леонид Михельсон заявил, что достижение этой цели реально. "Доля России в общемировых запасах газа составляет 22-24%, считаю, что такую же долю наша страна должна иметь на рынках СПГ", — сказал он.

На момент публикации представитель НОВАТЭКа не ответил на запрос РБК.

По словам аналитика энергетического центра бизнес-школы "Сколково" Александра Собко, сейчас на рынке СПГ складывается уникальная ситуация. С одной стороны, все участники рынка ожидают переизбытка газа и низких цен, но с другой — эти ожидания приводят к тому, что компании опасаются принимать инвестрешения по новым проектам. В результате к началу 2020-х годов, когда спрос и предложение вновь станут сбалансированными, на рынке может оказаться недостаточно нового СПГ, отмечает он. В этих условиях у некоторых компаний появляется желание рискнуть, чтобы попасть в новый цикл благоприятной конъюнктуры, поясняет Собко.

Однако эксперт отмечает, что за десять лет НОВАТЭК не сможет обогнать Катар по производству сжиженного газа — этот сценарий возможен не ранее 2035 года. После запуска "Ямал СПГ" на повестке у НОВАТЭКа — проект "Арктик СПГ 2" на Гыдане (именно этот завод будет запущен к началу 2020-х годов), но в перспективе возможно и расширение "Ямал СПГ", полагает он. По словам Собко, теоретически ресурсной базы на Ямале хватит для того, чтобы реализовать амбициозную программу по строительству мощностей свыше 70 млн т в год.

Преимущества НОВАТЭКа — дешевый в добыче газ, отсутствие экспортной пошлины на СПГ (в отличие от трубопроводного газа). "Ямал СПГ" также имеет ряд дополнительных налоговых льгот (в частности, по НДПИ), но не ясно, будут ли применяться дополнительные льготы к новым проектам компании, замечает Собко.

С учетом того что в ближайшие десять лет США и Австралия могут добавить 65-100 млн и 40-100 млн т мощностей по производству сжиженного природного газа соответственно, НОВАТЭК в этой гонке не может претендовать на первые места в рейтинге производителей СПГ, даже если построит 33 млн т мощностей по производству СПГ к указанному сроку, считает управляющий директор Vygon Consulting Григорий Выгон. На третьем месте, по его прогнозам, может оказаться Катар, который сейчас производит 78 млн т СПГ и не собирается останавливаться на достигнутом.

По мнению эксперта, НОВАТЭКУ надо стремиться не к объемам, а к экономической эффективности сбыта своего газа в условиях растущей конкуренции на внешних рынках. С учетом прогнозируемого избытка предложения на рынке СПГ возникает большой вопрос относительного того, будет ли проект "Арктик СПГ 2" так же конкурентоспособен, как "Ямал СПГ" в условиях объявленной локализации технологии производства СПГ и без соответствующей господдержки.

Ресурсов хватит

Ранее Михельсон заявил, что ресурсная база на Ямале и на соседнем с ним полуострове Гыдан составляет более 70 млн т СПГ в год — это цифра, сравнимая с объемами производства СПГ Катара.

Компания "Арктик СПГ 1" ("дочка" НОВАТЭКа) выиграла аукцион по Гыданскому газовому месторождению в ЯНАО, сообщала 9 июня пресс-служба Минприроды со ссылкой на главу ведомства Сергея Донского. Итоговый платеж составил 2,26 млрд руб. Условия аукциона на Гыданское месторождение были прописаны таким образом, что принять участие в нем могла только компания, имеющая производство сжиженного природного газа на полуострове Ямал, поэтому "Газпром" даже не подавал заявку на торги: две структуры НОВАТЭКа конкурировали друг с другом.

"Мы свое будущее видим на Гыданском полуострове и на полуострове Ямал, — говорил Михельсон на брифинге в начале июня в рамках Петербургского экономического форума. — Мы смотрим какие-то дополнительные возможности в районе нашего текущего присутствия. Думаю, в этом году мы сделаем приобретения". Михельсон также отмечал, что компания будет участвовать в новых аукционах на месторождения на Ямале и Гыдане.

Роснедра в текущем году готовятся выставить на аукцион право разработки Верхнетиутейского, Западно-Сеяхинского и Штормового месторождений на Ямале, писал 20 июня "Коммерсантъ". Общие запасы газа Гыданского месторождения и этих трех участков оцениваются в 1,3 трлн куб. м, указывает издание. Условия торгов по новым участкам сходны с аукционом по Гыданскому: участвовать в нем смогут только компании, уже имеющие участки на Ямале, Гыдане и в акватории Обской губы, а также они обязаны сжижать добываемый газ на Ямале. Под эти требования также подходят только структуры НОВАТЭКа.

Катар — крупнейший экспортер СПГ в мире. По данным IHS и Международного газового союза, в 2016 году Катар реализовал 77,2 млн т сжиженного газа, за счет этого доля компании на мировом рынке СПГ составила почти 30%.

За этот же период Россия экспортировала 10,8 млн т и заняла седьмое место в списке экспортеров СПГ в мире. Доля российских компаний на рынке СПГ составила всего 4%. В то же время, по данным Reuters, завершение проекта "Ямал СПГ" позволит России ежегодно отгружать на 16,5 млн т больше. В этом случае Россия сможет занять третье место в списке крупнейших экспортеров СПГ, чуть не догнав Австралию.

В 2017 году Михельсон стал богатейшим российским бизнесменом по версии журнала Forbes. Его состояние оценили в $18,4 млрд. Михельсон является крупнейшим акционером НОВАТЭКа — ему принадлежит 24,76%, еще 23,49% владеет Volga Group Геннадия Тимченко, 18,9% является собственностью французской Total, 9,99% — у "Газпрома". Оставшиеся акции торгуются на Лондонской и Московской биржах.

Ася Сотникова, Людмила Подобедова

<< Июнь, 2017 >>
Пн Вт С Ч П С В
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Если Вы хотите подписаться
на рассылку новостей
перейдите по ссылке

АНАЛИЗ И КОММЕНТАРИИ
МОНИТОРИНГ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
ПРАКТИКА МИНИСТЕРСТВ И ВЕДОМСТВ