media.lawtek.ru
ВЫШЛИ В СВЕТ
КОНТАКТЫ

115054 Москва, ул. Зацепа, 23

Тел.:  +7 (495) 215-54-43,
Тел.:  +7 (499) 235-47-88,
Тел.:  +7 (499) 787-70-22,
Тел.:  +7 (499) 787-76-85.
Факс: +7 (499) 235-23-61.

e-mail: info@lawtek.ru

Внимание!!!

Временно единый телефон ПравоТЭК +7 (495) 215-54-43

28.09.2017

Роли госкомпании и президентской кубышки не совмещаются в одной реальности.

"Ведомости"

Минфин зафиксировал свое поражение в споре с "Роснефтегазом" по вопросу о дивидендах от принадлежащих ему пакетов акций "Роснефти" и "Газпрома" за 2016 г. (пишет РБК). Как следует из поправок в бюджет на 2017 г., все, что получит государство от "Роснефтегаза", — 20,4 млрд руб. на финансирование авиастроительных проектов, а на планах получить изначально заложенные в бюджет 136 млрд руб. дивидендов, таким образом, поставлен крест. Правда, Минфин заложил эти деньги как допдоходы в проектировки бюджета следующего года — что следует понимать как перенос битвы за их выплату на несколько месяцев вперед, но не как гарантию их получения в будущем.

Поправки в бюджет, будучи документом официальным, на деле признают существование не одной, а двух реальностей, в которых существует "Роснефтегаз". Одна реальность — та, где существует и планирует бюджет Минфин, другая — та, где существуют деньги "Роснефтегаза". Сколько их, в Минфине доподлинно не знают (по экспертным оценкам, больше 500 млрд руб.), поскольку правительство разрешило "Роснефтегазу" не публиковать отчетность, если "Роснефтегаз" сам того не захочет (а он не хочет). Минфин может располагать только средствами из первой реальности — той, где "Роснефтегаз" показал убыток по итогам 2016 г. Убыток этот чисто технический и образовался из-за того, что вырученные от продажи части принадлежавшего ему пакета акций "Роснефти" деньги "Роснефтегаз" перечислил в бюджет в самом конце 2016 г., а сам получил эти деньги от покупателей только в 2017 г. Средствами из параллельного мира "Роснефтегаз" распоряжается самостоятельно — в статусе неофициальной кубышки на случай неотложных нужд страны.

Эту вторую реальность явил миру Владимир Путин, объяснив "Ведомостям" на большой пресс-конференции 2016 г., что деньги "Роснефтегаза" — те, что регулярно не достаются бюджету, — не лежат мертвым грузом, а идут на приоритетные проекты, о которых "забывает правительство".

То есть "Роснефтегаз" в первой реальности — посредник между государством и его собственностью, у которого застревают государственные деньги, а во второй — спонсор важных начинаний. Можно предположить, что в том, параллельном мире тоже есть свой Минфин, который, допустим, страдает сейчас из-за потери 20,4 млрд руб. на какие-то проекты этого мира.

Об удвоении системы управления страной за счет теневой части системы писал экономист Николай Кульбака ("Двойная бюрократия", "Ведомости" от 5.04.2016). Теневая часть требует больших издержек, но без нее официальной структуре уже сложно функционировать. Для первой реальности "Роснефтегаз" не нужен — в случае передачи его пакетов акций "Роснефти", "Газпрома" и "Интер РАО" непосредственно Росимуществу государству было бы гораздо проще получать дивиденды от госсобственности. Но что же тогда делать с "забытыми" приоритетными проектами?

Мария Железнова

 

 

Оператор "Сахалина-1" Exxon Neftegaz не отказался от идеи построить на Дальнем Востоке свой завод по сжижению газа несмотря на переговоры с Sakhalin Energy о поставках сырья на его предприятие. Но на два завода газа не хватит.

"Ведомости"

Оператор "Сахалина-1" Exxon Neftegaz (20% — у "Роснефти", контроль — у ExxonMobil) сообщил, что не собирается отказываться от строительства собственного завода по производству сжиженного природного газа (СПГ) рядом с пос. Де-Кастри. Компания высоко оценивает перспективы спроса на СПГ в Тихоокеанском регионе, а в строительстве собственных мощностей видит возможность эффективно монетизировать запасы газа, сказал президент компании Стивен Батт. Более того, на этапе подготовки предварительной проектной документации предполагаемую мощность "Дальневосточного СПГ" получилось увеличить почти на 25% до 6,2 млн т, следует из материалов Exxon Neftegaz. Еще год назад представители "Сахалина-1" говорили о возможности строительства завода на 5 млн т СПГ в год. Стоимость проекта оценивалась в сумму около $8 млрд, сообщал "Интерфакс".

Для производства 6,2 млн т СПГ в год на "Дальневосточный СПГ" необходимо будет поставить немногим менее 10 млрд куб. м газа (из них примерно 10% завод тратит на собственные нужды). В 2016 г. "Сахалин-1" поставил покупателям 2,37 млрд куб. м газа. Часть добытого газа "Сахалин-1" закачивает обратно в пласт — это техническая необходимость для поддержания давления и объемов добычи нефти. Но даже с учетом этого собственных ресурсов, чтобы обеспечить завод сырьем, "Сахалину-1" должно хватить: проектная мощность добычи — 10 млрд куб. м.

Альтернатива строительству собственного завода — поставки газа "Сахалину-2" (оператора проекта Sakhalin Energy контролирует "Газпром"). Sakhalin Energy и Exxon Neftegaz давно ведут переговоры о поставках газа "Сахалина-1" для расширения СПГ-завода "Сахалина-2". Sakhalin Energy собирается построить третью очередь завода (5,5 млн т в год), для этого нужно около 8 млрд куб. м газа, но собственных ресурсов компании не хватает. Все 16 млрд куб. м, которые добывает "Сахалин-2", уходят на две очереди СПГ-завода (произвел 10,9 млн т в 2016 г.). А мощность Киринского месторождения, которое "Газпром" может запустить на полную мощность уже в 2019 г. (об этом сказал член правления "Газпрома" Всеволод Черепанов), — 5,5 млрд куб. м. "Если бы был газ, мы бы уже давно [третью очередь] построили", — сказал заместитель председателя правления "Газпрома" Александр Медведев.

Этим летом решить вопрос о поставках газа компаниям поручил президент Владимир Путин. РБК писал, что Sakhalin Energy и Exxon Neftegaz могут обменяться газом: первый поставит около 2,3 млрд куб. м на Восточный нефтехимический комплекс "Роснефти", а второй — для третьей очереди "Сахалина-2". Но это означало бы, что "Сахалин-1" не будет строить свой завод СПГ, — для обоих проектов его ресурсов недостаточно. В марте Министерство энергетики попросило компании разобраться, чей проект будет реализован, а чей отложен. "Мы настоятельно рекомендуем, чтобы исходя из срока проектирования, срока принятия FEED, срока строительства <...> решение максимально было приближено", — говорил заместитель министра энергетики Кирилл Молодцов. В качестве ориентира Молодцов в марте обозначал необходимость начать производство в 2023-2025 гг.
Получить комментарии Exxon— Mobil о планах Exxon Neftegaz построить СПГ-завод не удалось.

ExxonMobil давно и вполне успешно сотрудничает с Россией, напоминает директор отдела корпораций Fitch Дмитрий Маринченко. "Показать, что компания готова участвовать в реализации стратегических задач на уровне страны, — это в некотором роде еще и политический шаг", — предполагает Маринченко. С другой стороны, не надо забывать, что любой из двух проектов потребует 4-5 лет только на строительство завода. "Желание выйти на рынок СПГ в 2023-2024 гг. вполне оправданно. Вторая волна перепроизводства СПГ, которую обещают в 2019-2020 гг., может уже отойти. Но классический подход к строительству такого завода требует сначала законтрактовать его будущие мощности", — говорит Маринченко. Сделать это накануне кризиса перепроизводства, равно как и привлечь внешнее финансирование в таких условиях, может оказаться нетривиальной задачей, считает Маринченко. Поэтому встречные заявления — увеличение мощности проекта со стороны Exxon Neftegaz и готовность досрочно наращивать добычу на Киринском — могут быть тактическим ходом с целью улучшить свою переговорную позицию, не исключает Маринченко.

Артур Топорков

<< Сентябрь, 2017 >>
Пн Вт С Ч П С В
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Если Вы хотите подписаться
на рассылку новостей
перейдите по ссылке

АНАЛИЗ И КОММЕНТАРИИ

МИНЕРАЛЬНЫЕ РЕСУРСЫ РОССИИ. ЭКОНОМИКА И УПРАВЛЕНИЕ