media.lawtek.ru
ВЫШЛИ В СВЕТ
КОНТАКТЫ

115054 Москва, ул. Зацепа, 23

Тел.:  +7 (495) 215-54-43,
Тел.:  +7 (499) 235-47-88,
Тел.:  +7 (499) 787-70-22,
Тел.:  +7 (499) 787-76-85.
Факс: +7 (499) 235-23-61.

e-mail: info@lawtek.ru

Внимание!!!

Временно единый телефон ПравоТЭК +7 (495) 215-54-43

29.09.2016

В стране обещают создать розничный рынок электроэнергии.

"Независимая газета"

В правительстве увидели необходимость создания розничного рынка электроэнергии, и такую модель там в целом считают перспективной. Соответствующий вопрос могут рассмотреть  в конце 2016 — начале 2017 года. Об этом сообщил премьер-министр Дмитрий Медведев на заседании президиума Совета при президенте по модернизации экономики.

Открывая вчера заседание, Дмитрий Медведев призвал создать в РФ перспективную модель розничного рынка электроэнергии с распределенной генерацией. "Нужно создавать перспективную модель розничного рынка электроэнергии с распределенной генерацией. Такие модели могут быть рассмотрены уже в конце этого — начале следующего года", — сказал премьер.

"Энергетика будущего — это комплексная система, это сервисы весьма интеллектуальные, и мы начнем работу над их компонентами в рамках "дорожной карты"… Стране нужна современная энергетическая система, в основе которой будут лежать инновационные разработки и достижения современной науки", — указал глава правительства. По мысли премьера, к этому подталкивают и текущие реалии. "Большинство технических регламентов разрабатывалось более 15 лет назад, сегодня эти регламенты и стандарты устарели", — сказал глава правительства. "Сетевой комплекс страны, как известно, также сильно устарел, износ фондов достигает 70%. Нужна современная энергетическая система, в основе которой инновационные разработки и передовые достижения науки, а также использование альтернативных источников энергии, в том числе и возобновляемых. Особенно в тех регионах, где на сегодняшний день существует энергодефицит", — продолжил Медведев.

В результате, как пояснил первый замминистра энергетики Алексей Текслер, умные технологии позволят на четверть снизить стоимость владения сетью, не менее чем на 50% уменьшить потери в ней и более чем на 70% снизить аварийность.

Стимулировать создание нового типа генерации будут финансовые льготы. "Уже принято решение о том, что государство компенсирует затраты владельцев на присоединение генерирующих объектов мощностью не более 25 МВт, которые работают на возобновляемых источниках. Постановление об этом уже вступило в силу", — указал вчера Дмитрий Медведев.

Предложения премьера укладываются в обозначенную президентом Владимиром Путиным в 2014 году концепцию о создании "Национальной технологической инициативы" (НТИ). НТИ представляет собой долгосрочную программу по созданию условий для обеспечения лидерства российских компаний на новых высокотехнологичных рынках, которые будут определять структуру мировой экономики в ближайшие 15-20 лет. Отметим, среди этих девяти направлений есть и совершенно фантастические — вплоть до телепортации (см. "НГ" от 28.05.15). В НТИ входит и обсуждаемое вчера у премьера направление EnergyNet, базирующееся на развитие в РФ распределенной энергетики, возобновляемой энергетики, микрогенерации и интеллектуальных сетей (Smart grid). В итоге EnergyNet ставит своей целью и более активное участие конечного потребителя на этом рынке, которой сам сможет выбирать поставщика услуг.

Отметим, под распределенной генерацией, о которой вчера говорил премьер, обычно понимается совокупность объектов малой (менее 25 МВт) и микроэнергетики (менее 1 МВт). "Они, как правило, не подключены к единой энергосистеме и решают задачи локального обеспечения электрической и тепловой энергией (дом, отдельное предприятие, отдаленный район). Кроме традиционных первичных источников энергии (уголь, мазут, газ и т.п.) сюда же относится и вся альтернативная энергетика, основанная на возобновляемых источниках энергии (ВИЭ)", — объясняет эксперт-аналитик компании "Финам" Алексей Калачев. Распределенная генерация обычно дополняет, а иногда и заменяет крупные энергосистемы там, где они недоступны, продолжает эксперт, уточняя, что пока распределенная генерация не стала массовым явлением в РФ. "Сейчас в России работает около 50 тыс. объектов малой распределенной генерации", — подчеркивает аналитик. "Многие нефтяные компании строят собственные малые электростанции, работающие на попутном газе, и строительство малых электростанций, работающих на попутном газе, является эффективной формой его утилизации", — замечает замдиректора департамента компании "Альпари" Наталья Мильчакова. То есть, считает эксперт, премьер Медведев фактически предлагает юридически легализовать то, что уже существует в бизнесе.

И каковы перспективы у обсуждаемой сегодня Energynet, пока не совсем понятно. Тем не менее, как сообщают кураторы направления, в следующем году в РФ могут появиться пилотные зоны "новой энергетики" Energynet в Севастополе и Калининграде. И если внедрение пилотных зон окажется успешным, то в течение ближайших двух-трех лет технологический пакет, который лежит в основе этих предложений, может стать основой массового экспорта аналогичных решений в другие страны, в первую очередь в страны Азии, Африки и Латинской Америки, подчеркивают кураторы направления.

По мнению же экспертов "НГ", обозначенные планы правительства в целом похвальны. "У потребителей есть интерес к малой генерации, что так или иначе приведет к переходу от монопольной жесткой традиционной системы к диверсификации электро-, теплоснабжения, разнообразию типов и форм взаимодействия энергообъектов большой и малой распределенной энергетики в различных регионах России. Появление розничного рынка электроэнергии от распределенной генерации создаст возможность для запуска различных программ стимулирования альтернативной и автономной энергетики, а также будет полезно для рядового потребителя", — полагает Калачев. Однако, будем честны, это все же довольно отдаленная перспектива, продолжает он. "В настоящее время нет не только федерального, но и регионального розничного рынка электроэнергии, малая генерация в полной мере не включена в энергосистему. Более того, даже понятия "производитель электрической энергии", относящегося к малой энергетике, в действующих нормативно-правовых актах не существует", — напоминает эксперт.

"Что касается тех же малых электростанций на попутном газе, то нефтегазовые корпорации строят такие мощности просто потому, что тарифы на электричество для единой энергосистемы слишком высоки, и, создав собственные мощности, корпорации экономят на затратах на электричество", — объясняет Мильчакова. Поэтому перед государством стоит такая дилемма: повышать тарифы и одновременно развивать распределенную генерацию как конкурента единой энергосистеме или отказаться от повышения тарифов на время, а для распределенной генерации пока только создать правовую базу. "Вероятно, что государство в долгосрочном аспекте выберет первый вариант. Но до президентских выборов, на мой взгляд, пока никто ничего радикально не будет менять, если не считать того, что в некоторые стандарты и техрегламенты могут быть внесены изменения, учитывающие такое новое для России явление, как распределенная генерация", — предполагает она.

"Ситуация назрела и даже перезрела. Это надо было сделать как минимум еще лет 5-10 назад. На полках пылятся десятки проработанных до мельчайших деталей подобных проектов. У нас, например, в работе есть ветросолнечный энергокомплекс. Он вырабатывает электроэнергию с себестоимостью полтора рубля за киловатт-час. Что мешает его внедрить?" — задается вопросом директор Центра энергосбережения, энергоэффективности, экологического и энергетического аудита Академии народного хозяйства и госслужбы Леонид Примак.

Тем не менее пока что сложно сказать, как предложение о модернизации сетей и создании розничного энергорынка скажется на конечном потребителе. Всем известно, чем закончилось последнее масштабное реформирование электросетей. Так, прошло уже почти 15 лет после реформирования РАО "ЕЭС России", целью которой было создать конкуренцию на электрорынке.

Напомним, в начале 2000-х монополия РАО "ЕЭС России" на рынке генерации и энерготранспортировки была разделена между генерирующими и электросетевыми компаниями. Тогда в числе основных причин реформирования назывались проблемы неплатежей, нехватка инвестиций в сектор, отсутствие надежности сетей, риски возникновения дефицита энергии, а также физический износ существующих мощностей. Целью дробления было повышение конкуренции на рынке, а идеолог реформы Анатолий Чубайс указывал, что по окончании преобразований цены на электроэнергии будут постепенно снижаться. Однако такие заявления оказались мифом. Спустя 15 лет после начала реформы тарифы на электроэнергию выросли в разы.

Не слишком повысилась и конкуренция в отрасли. "Последствия реформы электроэнергетики показывают, что в практической работе нельзя руководствоваться мифами о рыночных стимулах. Мифом, в частности, оказалось утверждение о том, что простым дроблением энергокомпаний можно создать между ними конкуренцию и тем самым оздоровить отрасль. В стране действуют тысячи мелких электросетевых компаний, у которых нет денег и производственных мощностей для ремонта сетевого хозяйства", — указывал еще три года назад тогдашний глава думского комитета по энергетике Иван Грачев. По его словам, эти мелкие компании повышают тарифы и собирают с потребителей деньги на псевдоинвестиционные программы, тогда как в действительности состояние сетевого хозяйства ухудшается.

Иллюстрацией таких проблем являются и последние громкие скандалы в отрасли. Напомним, ранее СМИ писали о возбуждении Следственным комитетом (СК) РФ уголовного дела в отношении действующих и бывших руководителей энергокомпании "Комплексные энергетические системы" (КЭС), которым инкриминировалась дача взятки в крупном размере "за установление максимально выгодных тарифов на тепло- и электроэнергию".

Ольга Соловьева

 

 

Бывшая структура нефтяной компании отозвала иск против России.

"Газета РБК"

Россия добилась победного исхода в гаагском арбитраже по одному из дел ЮКОСа так называемой второй волны. Свои требования к России отозвала голландская FPH, но остаются еще два иска на сумму более $10 млрд.

Как стало известно РБК, аффилированная с бывшим нефтяным гигантом ЮКОС голландская компания Financial Performance Holdings (FPH) отозвала свой иск против Российской Федерации в Постоянной палате третейского суда в Гааге, суд уже прекратил это дело.

FPH — одна из трех бывших структур группы ЮКОСа, в 2013-2014 годах инициировавших судебные процессы в гаагском арбитраже против России. Две другие — это люксембургская Yukos Capital и кипрская Luxtona. Суммарный объем требований к России по этим трем искам — $15 млрд, сообщил РБК в среду глава Международного центра правовой защиты (МЦПЗ, по поручению Минюста координирует международную защиту от притязаний бывших акционеров ЮКОСа) Андрей Кондаков. Ранее объем требований по этим искам не назывался, и вообще эти дела "второй волны", как говорит про них Минюст, практически не освещались. Стороны этих арбитражных процессов связаны обязательствами о конфиденциальности.

О том, что FPH (правопреемница офшора Glendale, которому принадлежали векселя ЮКОСа на десятки миллиардов рублей) решила прекратить разбирательство с Россией, РБК узнал из декларации Кондакова, поданной в американский суд 16 сентября. Там продолжается рассмотрение иска трех бывших акционеров ЮКОСа (Hulley Enterprises, Yukos Universal и Veteran Petroleum) к России по поводу признания решения гаагского арбитража, присудившего в 2014 году этим трем структурам, подконтрольным GML (бывшая Group Menatep Limited), компенсацию $50 млрд. "Арбитражный процесс, ранее инициированный по Договору к Энергетической хартии через агентов олигархов компанией под названием Financial Performance Holdings, остановлен. В понимании Российской Федерации дело будет прекращено", — написал Кондаков в декларации (получена РБК через базу материалов американских судов). Под "олигархами" российская сторона подразумевает Михаила Ходорковского, Платона Лебедева, Леонида Невзлина, Михаила Брудно, Владимира Дубова и Василия Шахновского.

После отзыва иска FPH в будущем не сможет повторно обратиться в арбитраж с аналогичными требованиями, компания также обязана возместить России судебные издержки в полном объеме, говорит РБК источник, знакомый с условиями отзыва. FPH принадлежит голландскому штихтингу (местная форма траста) Stichting Administratiekantoor Financial Performance Holding — одному из двух таких штихтингов, куда бывшие менеджеры ЮКОСа внесли зарубежные активы компании в ходе ее банкротства в России.

FPH изначально хотела взыскать с России $3,5 млрд плюс проценты, следует из конфиденциального протокола заседания совета директоров голландского штихтинга Stichting Administratiekantoor Financial Performance Holding от декабря 2008 года, с которым ознакомился РБК. Еще в 2007 году юристы составили черновик письма с финансовыми требованиями к России от имени FPH в связи с векселями, принадлежавшими Glendale; арбитраж хотели начать в сентябре 2008-го, но планы затянулись. В итоге FPH, Yukos Capital и Luxtona подали иски только к 2014 году, когда было вынесено решение о компенсации в пользу GML на $50 млрд. В марте 2015 года "Роснефть", купившая основные производственные активы ЮКОСа на аукционах по распродаже его имущества, заключила мировое соглашение с FPH, Yukos Capital, Luxtona и другими бывшими компаниями ЮКОСа, но представители Yukos Group тогда отмечали, что мировая с "Роснефтью" не затрагивает требования в гаагском арбитраже. На конец 2015 года у "Роснефти" на балансе уже не было обязательств по векселям, связанным с ЮКОСом, следует из ее годового отчета.

В апреле 2016 года гаагский окружной суд отменил решение арбитража о $50 млрд, после чего Минюст России выражал надежду, что это "сможет оказать позитивное влияние на перспективы рассмотрения других исков бывших акционеров ЮКОСа, поданных на основании Договора к Энергетической хартии".

FPH отозвала свой иск в одностороннем порядке. С чем связан отзыв, неизвестно, но после апрельского решения гаагского окружного суда перспективы арбитражных процессов против России по "делу ЮКОСа" существенно уменьшились. Окружной суд тогда признал, что у арбитража не было юрисдикции для рассмотрения спора в рамках Договора к Энергетической хартии (ДЭХ), который Россия подписала, но не ратифицировала. Иски FPH, Yukos Capital и Luxtona были поданы именно по ДЭХ.

Как рассказал РБК Андрей Кондаков, по искам Yukos Capital и Luxtona ранее уже состоялись слушания по вопросу юрисдикции, теперь ожидаются решения по этому вопросу. Решение о том, обладает ли арбитраж юрисдикцией для рассмотрения спора Yukos Capital с Россией, ожидалось в апреле, но было отложено (возможно, арбитры изучают решение гаагского окружного суда), аналогичное решение по спору Luxtona с РФ ожидается к концу 2016 года.

Иван Ткачёв

Минфин предложил компромиссный вариант пополнения бюджета за счет нефтяников.

"Газета РБК"

После споров с Минэнерго Минфин предложил компромиссный вариант по изъятию 232 млрд руб. у нефтяников в 2017 году — за счет роста НДПИ и акцизов на топливо. При цене на нефть $50 за баррель бензин в этом случае может подорожать на 4,1 руб. за литр.

Удобный вариант

В середине сентября вице-премьер Аркадий Дворкович, курирующий ТЭК, провел совещание по налогам в нефтяной отрасли и поручил Минэнерго, Минфину и бывшему замглавы ведомства Сергею Шаталову до среды, 21 сентября, прислать в правительство свои расчеты по изъятию денежных средств у нефтяных компаний в бюджет в 2017 году. Как стало известно РБК, Минфин направил свои предложения на следующий день, 22 сентября.

Замминистра финансов Илья Трунин подготовил сразу три варианта по повышению налоговой нагрузки на нефтяников на 232 млрд руб. (у РБК есть копия его письма). Представитель Минфина подтвердил, что такие расчеты направлены.

Один из вариантов, предложенных Труниным, — изъять все 232 млрд руб., подняв только НДПИ. Если по действующему налоговому маневру НДПИ в 2017 году предполагалось увеличить всего на 62 руб. — с нынешних 857 руб. до 919 руб. за тонну, то этот вариант предусматривает дополнительное повышение налога на 473 руб., до 1392 руб. за тонну. Но этот сценарий, который Минфин подготовил и раньше, категорически не устраивал нефтяные компании, указывалось в письме замминистра энергетики Кирилла Молодцова, которое он направил еще 20 сентября в правительство и Минфин (у РБК есть копия). Источники в нефтяных компаниях это подтверждали РБК.

По расчетам Минфина, самые крупные расходы в случае повышения нагрузки только за счет НДПИ в 2017 году понесет "Роснефть" — 94,7 млрд руб. Еще 40,5 млрд руб. пришлось бы дополнительно заплатить ЛУКОЙЛу, 29,1 млрд руб. — "Сургутнефтегазу". А с учетом "Газпром нефти", "Татнефти" и "Башнефти" финансовое ведомство планировало собрать с шести крупнейших компаний 213,3 млрд руб. дополнительных налогов. На остальные мелкие компании пришлось бы лишь 18,7 млрд руб. изъятий. К тому же такое сильное увеличение НДПИ приведет к снижению доходов нефтедобычи (без учета газового конденсата) на 7% — с 6,93 трлн до 6,46 трлн руб., говорится в презентации, приложенной к письму Трунина.

Минфину этот вариант удобен с точки зрения администрирования налогов, сказал РБК источник в ведомстве. Базовая ставка НДПИ фиксированная, и он собирается с каждой тонны добытой нефти, поэтому его размер легко подсчитать, поясняет собеседник. В отличие от него ставка экспортной пошлины меняется в зависимости от цены на нефть, а доходы от акцизов зависят от уровня поставок топлива на внутренний рынок. Однако, видя негативную реакцию нефтяных компаний, Минфин готов идти на компромисс, добавляет он. "Итоговый вариант налогообложения нефтяной отрасли будет обсуждаться на совещаниях у курирующего вице-премьера правительства [Аркадия Дворковича] с участием всех заинтересованных сторон, где может быть достигнут компромисс по этому вопросу", — подтвердил РБК представитель Минфина. Правительство планирует 13 октября рассмотреть предложения по основным направлениям в налоговой политике на 2017-2019 годы, сообщил в среду журналистам Трунин.

Компромисс от Минфина

Компромиссный вариант Минфина предусматривает, что 232 млрд руб. будут изъяты по принципу 50/50 за счет роста НДПИ и акциза — по 116 млрд руб. Это означает, что базовая ставка НДПИ вырастет лишь на 237 руб., до 1156 руб., с тонны нефти и рост акцизов на бензин до 9840 руб. с каждой тонны и на дизель, до 6040 руб. с тонны. Согласно действующему налоговому маневру, акциз на бензин должен был, наоборот, снизиться с 10130 руб. до 7430 руб., а на дизтопливо — с 5293 руб. до 5093 руб.

Если снизить акцизы в соответствии с изначальным планом при среднегодовой цене на нефть в $40 за баррель и курсе доллара в 65,5 руб., литр бензина подешевел бы на 0,8 руб., при $50 за баррель и 61,7 руб. за доллар — подорожал бы на 2 руб., говорится в презентации Минфина. Литр дизтоплива подорожал бы на 0,5 руб. и 3,4 руб. соответственно.

В случае изъятия 116 млрд руб. в виде дополнительных акцизов литр бензина, по прогнозу Минфина, подорожает на 1,3-4,1 руб. в зависимости от цен на нефть ($40-50 за баррель), а литр дизтоплива — на 3,4-4,3 руб.

А нефтяные компании вообще предлагали не снижать акцизы на топливо, оставив их на уровне 2016 года, чтобы переложить часть дополнительных изъятий на потребителей, увеличив розничные цены, говорилось в письме Молодцова из Минэнерго. Впрочем, по расчетам Минэнерго и нефтяников, рост цен на бензин не превысит 1,6 руб. на литр, а дизтоплива — 1,9 руб. на литр.

Но перераспределение части дополнительной нагрузки на потребителей зависит от того, как быстро производителям бензина и дизеля удастся повысить цены на свою продукцию после изменения акциза, предупреждает Минфин. Если компании смогут сделать это сразу, то все бремя роста акциза (137 млрд руб.) ляжет на потребителей, а нагрузка на нефтяников составит лишь 116 млрд руб. — в сумме получится 253 млрд руб. (с учетом 21 млрд руб. в виде НДС, который компании могут вернуть, если топливо идет на экспорт). Если же рост цен на топливо отложить хотя бы на полгода, НПЗ потеряют 58 млрд руб., а потребители заплатят 68 млрд руб. при сохранении уровня нагрузки на добычу нефти (116 млрд руб.). В этом случае доходы от добычи нефти снизятся лишь на 3%, до 6,7 трлн руб.

Действительно это компромисс, соглашается источник в Минэнерго (официальный представитель ведомства отказался от комментариев). И хотя расчеты Минфина и Минэнерго строились на разных макроэкономических параметрах, но при условии обсуждения можно скорректировать нагрузку и прийти к общему варианту, уверен он.

Но директор по развитию бизнеса Vygon Consulting Антон Рубцов считает рост акцизов и НДПИ рискованным с точки зрения нагрузки на НПЗ, которые уже сейчас работают на грани рентабельности. В условиях продолжающегося снижения спроса на бензин и дизельное топливо компании не смогут переложить рост акциза на потребителя через повышение цен на топливо, и нефтеперерабатывающая отрасль понесет убытки.

"Непроходной" вариант

Третий вариант Минфина предполагает увеличение экспортной пошлины на 756 руб. на тонну по сравнению с изначальным планом (должна была составить 4021 руб. на тонну). Это даст бюджету 168 млрд руб. за счет сборов от экспорта нефти и еще 64 млрд руб. за счет роста пошлин на нефтепродукты. Однако повышение экспортной пошлины противоречит направлению налогового маневра (предусматривает постепенную отмену экспортных пошлин, например, в 2017 году они должны снизиться с 42 до 30%) и увеличит субсидии НПЗ и потребителям на 163 млрд руб., предупреждает Трунин.

В случае реализации этого плана, как и при резком увеличении НДПИ, наибольшая нагрузка ляжет на крупнейшего экспортера российской нефти — "Роснефть", которой придется доплатить в бюджет 100,2 млрд руб. При этом ЛУКОЙЛ заплатит лишь 29,7 млрд руб., "Сургутнефтегаз" — 29,4 млрд руб. При этом доходы от нефтедобычи снизятся на 11%, до 6,18 трлн руб.

При повышении экспортных пошлин внутренние цены на нефть могут упасть, что приведет к снижению цен на бензин на внутреннем рынке или по крайней мере сдержит их рост, замечает советник по экономике Ассоциации независимых нефтегазодобывающих организаций "Ассонефть" Маргарита Козеняшева. К тому же нагрузка на небольшие нефтяные компании окажется ниже, чем при повышении НДПИ и акцизов, потому что они поставляют 80% своей нефти на внутренний рынок и практически не владеют мощностями по ее переработке, добавляет она.

Этот вариант лучший из всех трех, говорит и источник в "Газпром нефти". Но он "непроходной", предупреждает он и источник в "Башнефти": Минфину сложнее подсчитать пошлину, и она менее стабильна, чем НДПИ.

Наиболее приемлемый вариант для отрасли — сохранение акцизов на уровне 2016 года и увеличение пошлин лишь на 300 руб. на тонну, говорят собеседники РБК (такое предложение Молодцов направлял в правительство на прошлой неделе, у РБК есть копия). Это поможет сбалансировать нагрузку на добычу и переработку нефти.

А представитель "Роснефти" считает наиболее целесообразным не менять налоговую нагрузку на нефтяную отрасль хотя бы в течение нескольких лет для обеспечения привлекательности долгосрочных инвестиций в отрасли. Если бы правительство согласилось продать "Роснефти" 50,08% "Башнефти" за $5 млрд (около 319 млрд руб. по текущему курсу), то бюджет получил бы почти на 90 млрд руб. больше, чем хочет взыскать Минфин с нефтяников, добавляет источник, близкий к этой госкомпании. С таким предложением глава "Роснефти" Игорь Сечин обращался к правительству в конце августа, сообщало агентство Bloomberg.

В пресс-службах ЛУКОЙЛа и "Башнефти" отказались от комментариев, "Газпром нефть" не ответила на запрос.

Людмила Подобедова

 

 

В ближайшее время Минфин предложит изменения в налогообложение полиметаллов и железных руд.

"Известия"

Минфин в ближайшее время намерен представить предложения по реформированию налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) в части полиметаллов — многокомпонентных руд, содержащих в своем составе драгоценные металлы. Об этом "Известиям" сообщил осведомленный источник в правительстве и подтвердила пресс-служба ведомства. Представители металлургической отрасли уверяют, что Минфин пока с ними ничего не обсуждал. В прошлом году эта тема уже поднималась, однако решение так и не было принято.

Изменения в налоговом законодательстве сделают администрирование проще и эффективнее, уверен собеседник "Известий", а также увеличат поступление соответствующего налога в федеральный бюджет.

— В ближайшее время Минфин выйдет с инициативой по НДПИ на содержащие драгметаллы поликомпонентные руды. Дополнительные поступления для бюджета составят 10-15 млрд рублей в год, — рассказал источник.

Официальный представитель Минфина намерение ведомства изменить налогообложение отрасли подтвердил, пояснив, что ведется работа по запуску пилота по введению механизма налогообложения добычи многокомпонентных комплексных руд, содержащих цветные и драгоценные металлы, добыча которых осуществляется на территории Красноярского края. Для таких руд предлагается установить специфические (твердые) ставки НДПИ. Законопроект находится на этапе согласования с федеральными органами исполнительной власти.

— Предлагаемые специфические ставки позволяют упростить администрирование и увеличить поступления в российскую бюджетную систему по данному налогу. Увеличение поступлений оценивается в размере 12-14 млрд рублей в год, — сообщили в пресс-службе Минфина. — Возможность распространения данной системы на всю территорию России будет приниматься по итогам мониторинга пилота и обсуждения вопроса применения специфических ставок с представителями горнодобывающей отрасли.

В действующем законодательстве налогообложение твердых полезных ископаемых, в том числе товарных руд цветных металлов, а также многокомпонентных руд, производится по ставкам от 6 до 8% от цены реализации конкретного вида полезного ископаемого. При отсутствии реализации полезного ископаемого оценка стоимости добытых полезных ископаемых определяется исходя из расчетной стоимости добытых полезных ископаемых.

Минфин неоднократно пытался улучшить налоговое законодательство в этой сфере. Несколько лет этот вопрос прорабатывал экс-куратор налоговой системы Сергей Шаталов, который еще в прошлом году заявлял о скором решении вопроса. Тогда он отмечал, что сегодня налогоплательщик имеет право уплачивать этот налог с себестоимости, которую он заявляет самостоятельно. При этом возможности для контроля со стороны налоговых органов "не очень значительны".

Как пояснил "Известиям" руководитель налоговой практики юридической компании BMS law Firm Давид Капианидзе, в действующем режиме налогообложения поликомпонентных руд существует три основных пробела, которые активно используются бизнесом.

— Во-первых, законодатель не уточняет, на каком этапе технологического процесса руда или концентрат должны расцениваться как добытое полезное ископаемое (т.е. объект налогообложения). Во-вторых, действующая методика исчисления налоговой базы предполагает, что при оценке расходов на добычу не учитываются затраты, понесенные при получении концентрата. Благодаря этому общий размер взносов в бюджет значительно снижается. В-третьих, попутные компоненты, содержащиеся в руде, не рассматриваются в качестве объекта налогообложения, что также позволяет производителям заметно экономить на отчислениях в казну, — говорит эксперт.

По словам директора группы корпоративных рейтингов АКРА Максима Худалова, сегодня действительно есть некоторая сложность с определением размера налога.

— Предприятие может добывать руду, а может выпускать концентрат либо готовый металл. При этом стоимость реализации будет отличаться в разы, а значит, и база для уплаты налога тоже, — объяснил он. — Второй момент — это определение порядка уплаты налога с геологических запасов либо с технологически допускаемых уровней добычи. Например, при добыче золота важно учитывать проектный уровень извлечения металла. В случае многокомпонентных руд возникает естественное противоречие. Например, классическая схема осаждения золота на уголь приводит к росту потерь серебра. Получается, что при расчете налога придется учитывать проектную документацию.

Он ожидает, что Минфин, вероятнее всего, предложит учитывать фактическое содержание полезных компонентов в руде, умноженное на их стоимость на мировом рынке. По его словам, такой расчет позволит игнорировать технологические потери при обогащении, споры относительно степени переработки сырья (руда/концентрат/сырье) и увеличит налоговую базу.

Говоря о возможных негативных последствиях, эксперты не исключают ухудшения материального положения небольших компаний и роста стоимости продукции из полиметаллов.

— Введение таких мер сильно ударит по мелким производителям, что приведет к сокращению их добычи. С другой стороны, это стимулирует крупных игроков инвестировать в технологии повышения извлечения для минимизации потерь от увеличившейся налоговой базы, — предполагает Максим Худалов.

По словам ведущего эксперта УК "Финам Менеджмент" Дмитрия Баранова, добыча — это лишь начало производственной цепочки и ее фискальная нагрузка может частично лечь на другие компании при дальнейшей передаче добытого.

— Но и у производителей готовой продукции есть такая возможность — частично переложить свою фискальную нагрузку, и так далее, поэтому возможное влияние изменения данного налога может оказаться не столь значительным, — считает он.

Алина Евстигнеева, Виктор Жиров

 

 

<< Сентябрь, 2016 >>
Пн Вт С Ч П С В
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Если Вы хотите подписаться
на рассылку новостей
перейдите по ссылке

АНАЛИЗ И КОММЕНТАРИИ
МОНИТОРИНГ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
ПРАКТИКА МИНИСТЕРСТВ И ВЕДОМСТВ