media.lawtek.ru
ВЫШЛИ В СВЕТ
КОНТАКТЫ

115054 Москва, ул. Зацепа, 23

Тел.:  +7 (495) 215-54-43,
Тел.:  +7 (499) 235-47-88,
Тел.:  +7 (499) 787-70-22,
Тел.:  +7 (499) 787-76-85.
Факс: +7 (499) 235-23-61.

e-mail: info@lawtek.ru

Внимание!!!

Временно единый телефон ПравоТЭК +7 (495) 215-54-43

31.10.2017

"Роснефть" напомнила правительству об указании президента Владимира Путина выделить деньги на инфраструктуру для Восточного нефтехимического комплекса. Его строительство начнется в 2018 г.

"Ведомости"

Правительство пока не предусмотрело в бюджете средства на строительство Восточного нефтехимического комплекса (ВНХК) "Роснефти" в Приморском крае, следует из письма главного исполнительного директора "Роснефти" Игоря Сечина премьеру Дмитрию Медведеву от 12 октября (с содержанием письма ознакомились "Ведомости", документ подтвердил чиновник). Сечин пишет, что, несмотря на прямые указания Путина, не сформированы предложения о финансировании из бюджета строительства большинства объектов внешней инфраструктуры, в том числе первоочередных.

Эти объекты важны для своевременного начала строительства ВНХК, а это уже в I квартале 2018 г., указывает Сечин, но сами объекты не называет. Нет проектов правовых актов о корректировках государственных и федеральных целевых программ, добавляет руководитель "Роснефти". Профильные госорганы ссылаются в том числе на отсутствие свободных средств, пишет Сечин. Он просит премьера поручить министерствам подготовить изменения в закон о бюджете на 2017 г. и плановый период 2018 и 2019 гг. и выделить дополнительные деньги ВНХК. Сумма в письме не указана. Инфраструктура — водоснабжение, электроснабжение, газоснабжение, железнодорожные и автомобильные переходы и проч. — на первых двух этапах строительства оценивалась в 129,3 млрд руб., следовало из мартовского протокола совещания в Минэнерго.

Представитель Минэкономразвития адресовал вопросы в Минфин, а его представитель — в Минэнерго. Их коллеги в Минтрансе, Минэнерго, "Роснефти" и представитель вице-премьера Аркадия Дворковича, курирующего ТЭК, не ответили на запросы.

ВНХК, который планируется построить в районе пади Елизарова Партизанского района Приморского края, — один из самых крупных проектов "Роснефти". Общая стоимость завода мощностью переработки 30 млн т оценивается примерно в 1,5 трлн руб. Инвестиции в первые две очереди (переработка 12 млн т нефти и производство 3,4 млн т нефтехимической продукции) составят 796 млрд руб. Это сравнимо с капвложениями "Роснефти" за целый год (709 млрд руб. в 2016 г.), говорит директор отдела корпораций Fitch Дмитрий Маринченко. Скорее всего компания рассчитывает на финансовое участие китайских партнеров, в том числе и в привлечении проектного финансирования. В прошлом году "Роснефть" договорилась с ChemChina о создании совместного предприятия для реализации ВНХК.

ВНХК ориентирован на экспорт. Но он обеспечит и дальневосточный спрос на бензин, рассказывал в августе Сечин. Рентабельность ВНХК под большим вопросом, считает аналитик Raiffeisenbank Андрей Полищук: "Роснефти" стоит остановиться на первой очереди и оценить перспективы". По расчетам Минэкономразвития, проект не окупится за 25 лет.

ВНХК для России в целом интересный и должен рассматриваться в контексте возможного снижения роли нефти как вида топлива, говорит Маринченко: "Многие нефтяные компании, от мейджоров до Saudi Aramco, рассматривают инвестиции в нефтехимию как страховку и способ снизить зависимость от цен на нефть, так как цены на продукцию нефтехимии менее волатильны, а спрос на нее будет расти". Пока Россия в числе отстающих и проект мог бы укрепить ее позиции, заключает он.

Галина Старинская

 

 

Инвестиции в "зеленую" генерацию достигли своего пика.

"Известия"

Этот год станет рекордным по вложениям в альтернативную энергетику. Как сообщили "Известиям" в Минэнерго, к октябрю инвесторы уже отобрали 79% "зеленых" контрактов, которые ведомство готово просубсидировать как объекты альтернативной генерации. До этого года такие контракты пользовались меньшей популярностью, по ним отбиралось менее 75% от целевого показателя за год, рассказали эксперты. Пиковое проявление интереса крупными российскими и зарубежными инвесторами объясняется тем, что они поверили в российскую альтернативную генерацию.

Альтернативная энергетика — ветряные, солнечные и водные электростанции — становится всё более популярной у инвесторов. Чтобы привлечь в нее средства, государство с 2013 года субсидирует такие проекты через договор поставки мощности (ДПМ). Такие договоры на ветровые, солнечные электростанции и малые ГЭС (до 25 МВт) ежегодно разыгрываются на специальных конкурсах, и в этом году инвесторы уже выбрали 79% от всей мощности, которую Минэнерго готово поддержать, рассказали "Известиям" в пресс-службе ведомства.

— Уже сегодня можно говорить, что программа ДПМ дала свои результаты, на рынок пришли не только российские, но и зарубежные инвесторы. На ежегодных конкурсных процедурах участниками уже отобрано 79% от целевого объема, — сообщил представитель ведомства. — Есть высокая вероятность достижения максимальных показателей в рамках последующих конкурсных отборов в 2018 и 2019 годах.

Этот год станет рекордным по вложениям в альтернативную энергетику. Как сообщили "Известиям" в Минэнерго, к октябрю инвесторы уже отобрали 79% "зеленых" контрактов, которые ведомство готово просубсидировать как объекты альтернативной генерации. До этого года такие контракты пользовались меньшей популярностью, по ним отбиралось менее 75% от целевого показателя за год, рассказали эксперты. Пиковое проявление интереса крупными российскими и зарубежными инвесторами объясняется тем, что они поверили в российскую альтернативную генерацию.

Альтернативная энергетика — ветряные, солнечные и водные электростанции — становится всё более популярной у инвесторов. Чтобы привлечь в нее средства, государство с 2013 года субсидирует такие проекты через договор поставки мощности (ДПМ). Такие договоры на ветровые, солнечные электростанции и малые ГЭС (до 25 МВт) ежегодно разыгрываются на специальных конкурсах, и в этом году инвесторы уже выбрали 79% от всей мощности, которую Минэнерго готово поддержать, рассказали "Известиям" в пресс-службе ведомства.

— Уже сегодня можно говорить, что программа ДПМ дала свои результаты, на рынок пришли не только российские, но и зарубежные инвесторы. На ежегодных конкурсных процедурах участниками уже отобрано 79% от целевого объема, — сообщил представитель ведомства. — Есть высокая вероятность достижения максимальных показателей в рамках последующих конкурсных отборов в 2018 и 2019 годах.

В 2016 году на рынок вышла "ВетроОГК" (структура "Росатома"), выбравшая тогда почти весь объем заявок. В этом году интерес к рынку ВЭУ появился и у остальных крупных инвесторов, в частности у финской Fortum и итальянской Enel, рассказал Сергей Пикин. Сегмент солнечных парков за счет наличия собственных технологий имел игроков еще в 2013 году, сейчас заметную роль на нем играют "Хевел" (СП "Реновы" и "Роснано"), "Грин Энерджи", "Т Плюс" и "Солар Системс" китайской Amur Sirius.

Единственным мало востребованным у инвесторов видом генерации остаются мини-ГЭС, отметил Сергей Пикин. По данным ЦФР, за прошедшие пять конкурсов инвесторы выбрали только семь объектов водной генерации (120 МВт) против 105 объектов солнечной (1704 МВт) и 78 объектов ветровой (2452 МВт).

Конкурс 2017 года показал, что "зеленая" энергетика имеет большие перспективы в России, считает представитель "ВетроОГК". По его словам, компания готовится перейти к производству комплектующих для ветроустановок, к примеру, накопителей. Перспективы на рынке видят и производители солнечных модулей. По словам представителя "Хевел", с учетом растущего внутреннего спроса и экспортного потенциала компания увеличит объем производства солнечных модулей со 160 МВт в 2017 году до 250 МВт в 2018 году. Enel также изучает потенциальные возможности развития в России, сообщили "Известиям" в компании.

Если новых квот объявлено не будет, в сегменте солнечной энергетики серьезной конкурентной борьбы за проекты уже не предвидится, борьба продолжится среди ветроэнергетиков, считает Алексей Жихарев.

По оценкам "Роснано", к 2024 году рынок "зеленого" машиностроения (ветровые установки, солнечные модули) составит порядка 1 трлн рублей.

Для альтернативной генерации программа субсидий через ДПМ ограничена 2024 годом. Сейчас ведомства активно обсуждают продление этого механизма поддержки инвестиций в возобновляемые источники энергии.

Арсений Погосян

 

 

Анкара может потребовать за "Турецкий поток" возобновления Транскаспийского газопровода.

"Независимая газета"

Российский газопровод "Турецкий поток" превращается в инструмент шантажа, которым умело пользуются турецкие власти. Теперь получает подтверждение версия, что Анкара может потребовать от Москвы снять запрет на строительство Транскаспийского газопровода, по которому туркменский газ пойдет через Турцию в Европу, — на радость туркам и на горе "Газпрому". Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган прямо заявил, что Турция стремится поставлять туркменский газ в Европу через свою территорию. Однако Россия уже много лет противится строительству транскаспийской трубы, поскольку дешевый туркменский газ подорвет доходность российских экспортных проектов как в Турции, так и в Европе.

Экономическое перемирие России с Турцией вряд ли можно назвать окончательным, и пока рано утверждать, что успешной реализации проекта "Турецкий поток" больше ничто не угрожает.

Турецкие власти продолжают интриговать, вступая в игру сразу с несколькими странами-экспортерами. Похоже, Анкара стремится выстроить отношения с поставщиками таким образом, чтобы все они находились в зависимом от Турции положении. И, судя по всему, излюбленным у Турции становится метод, условно говоря, кнута и пряника, когда красивые обещания чередуются с попытками шантажа.

В частности, Эрдоган рассказал о высокой заинтересованности в строительстве Трансанатолийского газопровода TANAP, который должен соединить Азербайджан, Грузию, Турцию и юг Европы.

"Турция среди стран Организации экономического сотрудничества и развития — вторая после Китая по темпам роста потребления природного газа", — приводит слова Эрдогана Интерфакс со ссылкой на азербайджанские СМИ. Так что, по его словам, TANAP имеет решающее значение для удовлетворения потребностей Турции в газе.

Но это не единственная причина заинтересованности Анкары. Также TANAP позволит через Турцию поставлять в Европу газ с азербайджанского месторождения "Шах-Дениз".

Эрдоган сделал сразу два реверанса — в сторону Азербайджана и Евросоюза. Он пояснил, что поставки азербайджанского газа на европейский рынок "внесут определенный вклад в дело энергетической безопасности Европы". Турция в данном случае выступила в роли незаменимого партнера и для тех, и для других.

Еще любопытнее уточнение Эрдогана, что в Турции прилагают "большие усилия для того, чтобы туркменский газ также стал частью этого проекта".

Эрдоган как бы через запятую упомянул и Россию. "Продолжаются соответствующие работы в рамках проекта "Турецкий поток" с Россией, — сказал он. — Мы также готовы рассмотреть новые проекты экспорта газа с Восточного Средиземноморья и Ирака".

По его словам, диверсификация источников газа с Восточного Средиземноморья — новая альтернатива. "Турция участвует во всех маршрутах экспорта газа в Европу, выгодных как с финансовой точки зрения, так и в плане наиболее короткого пути. Для превращения Турции в энергетический центр мы продолжим инвестиции в эту сферу", — пояснил Эрдоган.

После такого интервью остается куда больше вопросов, чем ответов. Главный вопрос — о судьбе "Турецкого потока". Назвать ее безоблачной до сих пор нельзя.

Напомним, в конце октября в Казани прошло заседание межправительственной российско-турецкой комиссии. По его итогам глава Минэнерго Александр Новак сообщил, что стороны обсуждали необходимость скорейшего согласования до конца этого года протокола, касающегося строительства сухопутной части второй нитки "Турецкого потока". "Наши турецкие партнеры обещали, что эта работа будет активно вестись, мы надеемся, что они согласуют это до конца года", — сказал тогда Новак.

Проект, как можно понять российского министра, еще не согласован, власти РФ лишь надеются получить от Турции окончательное разрешение. Турция пока подпитывает эти надежды, но у нее есть и другие, даже более приоритетные проекты.
Возникает и другой вопрос: как туркменский газ попадет в TANAP? Как  ранее сообщал портал AZE.az, некоторые иностранные эксперты считают перспективным вариантом доставку туркменского газа по морю в сжиженном виде. Но этот вариант все же может быть слишком затратным.

Значит, для такого транзита все же нужно построить по дну Каспия Транскаспийский газопровод, споры вокруг которого велись годами. Этот газопровод должен был соединить Туркмению и Азербайджан, а значит, обеспечить Туркмении выход к европейским рынкам в обход России.

Москва такой вариант поставок воспринимала крайне болезненно. Эксперты, в том числе близкие к дипломатическим кругам, опасались, что в случае односторонних попыток некоторых стран начать строительство газопровода по дну Каспия начнется вооруженный конфликт.

Как поясняли аналитики РИА Новости, по мнению Евросоюза, Баку и Ашхабада, для прокладки трубопровода по дну Каспия достаточно согласия стран, по территории которых он будет проходить, но против такого подхода возражали Россия и Иран, считающие, что до решения вопроса по правовому статусу Каспия такой проект может быть реализован только с согласия всех пяти прикаспийских государств.

Теперь новое слово в этом нерешенном споре может сказать Турция, сулящая Туркмении европейские рынки, а европейцам — диверсификацию поставок.

На этом фоне опрошенным экспертам вовсе не кажется фантастической версия, что Анкара может потребовать от Москвы снять свои возражения против Транскаспийского газопровода. Как это сделать? Через заигрывания с "Турецким потоком", строительство которого по воле Анкары будет то замораживаться, то оживать. Точно так же есть у Анкары своя приманка и для Ирана, которому тоже сулят выход к европейским рынкам.

Как уже писала "НГ", аналитики, освещающие ситуацию в Иране, утверждали, что Тегеран — "важная часть секретных переговоров" по "Турецкому потоку" и что "Турция категорически не хочет предоставить "Газпрому" монопольное право наполнения трубы".

Напрашивается вывод: Турция заинтересована наладить транзит газа из нескольких стран, чтобы они конкурировали между собой и были готовы на уступки и повышенные тарифы за транзит. Именно поэтому Турция прорабатывает не только Россию, но и Азербайджан, Иран и Туркмению.

"Турция давно вынашивает планы стать транзитной страной для поставки газа в Европу. Проект с участием Азербайджана легче всего реализовать, но его ресурсная база мала, — поясняет доцент Академии при президенте (РАНХиГС) Сергей Хестанов. — Иран перспективен в качестве поставщика, но эта страна имеет отрицательный имидж, что затрудняет сотрудничество с ним для европейских инвесторов". Туркмения же располагает большими и удобными для разработки месторождениями газа, но ее участие в проекте сдерживается неурегулированностью статуса Каспия, добавляет эксперт.

"Вся эта совокупность факторов указывает на высокую вероятность лоббирования Турцией постройки Транскаспийского газопровода. А "Турецкий поток" — удобный инструмент давления на Россию, — говорит Хестанов. — Особенности стиля турецкой внешней политики последних лет только подтверждают такой сценарий".

"Азербайджан как раз заинтересован в подмешивании иностранного газа к своему, чтобы обеспечить стабильные поставки в Европе и занять свое место на рынке", — замечает директор Института актуальной экономики Никита Исаев.

Хотя некоторые эксперты считают, что вовсе не такой конкуренции стоит опасаться России. "На данный момент Турция, думаю, не способна гарантировать Туркмении поставки газа в Европу, так как, даже несмотря на 80-процентную готовность газопровода, в ближайшее время (до 2020 года) он будет наполнен азербайджанским сырьем,  — считает доцент Российского экономического университета Александр Тимофеев. — Бояться скорее стоит Ирана, так как после снятия санкций Тегеран активно наращивает добычу углеводородов".

Как, в свою очередь, замечает директор экспертной группы VETA Дмитрий Жарский, туркменский газ уже создает проблемы России, но не на европейских рынках, а на азиатских.

Также часть экспертов отмечают, что в большом количестве поставщиков газа все же есть и минусы, в том числе для самой Турции.

"С учетом "Северного потока — 2", роста амбиций США и собственных проектов ЕС на рынке Европы может образоваться переизбыток природного газа, что неблагоприятно для экспортеров и транзитеров, — считает Жарский. — Чтобы такого не допустить, последним необходимо скорректировать собственные проекты в сторону снижения объемов прокачки, поскольку для поддержания комфортных цен на рынке сбыта необходимо соблюдать баланс спроса и предложения: чем меньше экспортеров имеют доступ к рынку, тем проще управлять объемами поставок и, как следствие, ценами".

Анастасия Башкатова

<< Октябрь, 2017 >>
Пн Вт С Ч П С В
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Если Вы хотите подписаться
на рассылку новостей
перейдите по ссылке

АНАЛИЗ И КОММЕНТАРИИ
МОНИТОРИНГ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
ПРАКТИКА МИНИСТЕРСТВ И ВЕДОМСТВ