media.lawtek.ru
ВЫШЛИ В СВЕТ
КОНТАКТЫ

115054 Москва, ул. Зацепа, 23

Тел.:  +7 (495) 215-54-43,
Тел.:  +7 (499) 235-47-88,
Тел.:  +7 (499) 787-70-22,
Тел.:  +7 (499) 787-76-85.
Факс: +7 (499) 235-23-61.

e-mail: info@lawtek.ru

Внимание!!!

Временно единый телефон ПравоТЭК +7 (495) 215-54-43

"Транснефть" полностью дистанцирована от политики
Интервью с вице-президентом ОАО "АК "Транснефть" Григорьевым С.В.

Этим принципом в ОАО "АК "Транснефть" руководствуются все: от Президента Компании С.М. Вайнштока до рядовых работников на местах в различных регионах России. Следует ему и вице-президент, главный редактор нашего журнала Сергей Викторович Григорьев. С присущей ему взвешенностью суждений и дипломатичностью он отвечает на вопросы корреспондента "ТТН".

- Сергей Викторович, в условиях повышенного внимания прессы к Компании взаимодействие со СМИ - один из наиболее ответственных участков Вашей работы. Каким образом Вы выстраиваете отношения с прессой?

- Хочу сразу отметить, что "Транснефть" - вне политики. Такова позиция Президента Компании С.М. Вайнштока. "Транснефть" полностью дистанцирована от политики, мы просто делаем свое дело, работаем. И естественно, тот объем работ, который проделан за пять лет, не может не вызывать интереса со стороны СМИ. Ведь столько, сколько делает "Транснефть", наверное, не делает никто. Исходя из этого выстраиваются взаимоотношения со СМИ. Если в других компаниях десятки людей работают в отделах по связям с общественностью и занимаются пиаром своих фирм, то в "Транснефти" ситуация иная. "Транснефть" себя не рекламирует. Фактически интерес к Компании проявляет пресса, а не наоборот.

- Как часто Вы выступаете с теми или иными заявлениями для прессы?

- Я ежедневно комментирую происходящие в Компании события для основных средств массовой информации. Это в основном периодические издания, освещающие нефтяную тематику, и агентства, включая международные. Из газет, конечно же, "Коммерсантъ", "Ведомости". Из журналов - "Нефть и капитал", "Нефтегазовая вертикаль", "Мировая энергетика" и др. Из агентств - Reuters, Bloomberg, Platts, "Интерфакс", РБК, ИТАР-ТАСС и др.
В "горячем" режиме, в течение дня, отвечаю на вопросы журналистов. Со многими руководителями агентств, издателями, редакторами и корреспондентами знаком лично.

- Бывают ли случаи недостоверного освещения деятельности Компании? Реагируете ли Вы на каждый такой случай?

- Я провожу ежедневный мониторинг СМИ, читаю все, что пишут о нас. К сожалению, бывают случаи, когда публикуются явно заказные статьи, где встречаются откровенная клевета и ложь. "Транснефть" никогда не инициирует судебных преследований этих изданий, поскольку мы не хотим делать им рекламу. Я беседую с автором или издателем, который использует в статьях недостоверные факты. Когда они ознакомятся с истинным положением дел в Компании, то понимают, что действительно были не правы, и печатают опровержения. Хотя многое изменилось к лучшему и представление информации стало гораздо объективнее.

- "Транснефтъ" имеет кредитные рейтинги авторитетных международных агентств, равные суверенным. Проводились ли мероприятия, непосредственно направленные на их получение, или этот факт - лишь следствие огромной работы по модернизации существующих и строительству новых нефтепроводов?

- И то, и другое. "Транснефть" входит в десять крупнейших компаний России. Впереди нас ОАО "Газпром", РАО "ЕЭС России", несколько других ведущих компаний страны. И все. "Транснефть" - это ключевая структура в экономике государства, а проекты, которые мы реализуем, самые масштабные и грандиозные в нашей стране. БТС - это второй выход России к морю, предназначенный для экспорта нефти, который имеет геополитическое значение. Точно так же и на финансовом рынке. Мы - одно из лидирующих предприятий. Самые дорогие акции на рынке - это акции "Транснефти". Сейчас их стоимость - около 26 тыс. руб. за акцию. Поэтому естественен интерес финансового рынка к "Транснефти". Представители международных рейтинговых агентств по бухгалтерским отчетам оценивают положение дел в Компании, для того чтобы присвоить ей тот или иной рейтинг. Недавно агентство Moody's присвоило нам кредитный рейтинг на уровне Ваа3. Это первый в России рейтинг инвестиционного качества, ни одно предприятие страны, кроме "Транснефти", не имеет такой высокой оценки. Помимо этого, "Транснефть" - единственная компания в стране, которая имеет рейтинг, равный суверенному Российской Федерации по оценке агентства Standard & Poor's. Такой же рейтинг имеет еще Сбербанк РФ, но это банк, а не предприятие.

- Как Вы оцениваете динамику основных показателей развития "Транснефти"?

- Выручка Компании постоянно растет. В 2003 году она составила порядка 114 млрд руб., в этом году она ожидается на уровне 130-140 млрд руб. Это происходит в связи с тем, что объемы добычи нефти в стране увеличиваются, увеличивается и грузооборот. Как закономерное следствие - рост прибыли.

- Рост грузооборота напрямую связан с расширением системы магистральных нефтепроводов. Что делается в Компании для наращивания их мощности?

- Помимо реализации новых проектов мы реконструируем старые нефтепроводы, выделяем огромные средства на поддержание их в нормативном техническом состоянии. Объемы ремонтных работ растут, мы тратим на реконструкцию более 1 млрд долл. в год. Приведу очень интересный, на мой взгляд, факт: средний "возраст" нефтепроводов в Компании уменьшается! В отличие от человека, который с возрастом стареет, система магистральных нефтепроводов с возрастом "молодеет". Мы заменяем старые участки трубопроводов, в год - до тысячи километров.

- Сергей Викторович, хотелось бы затронуть и другой круг вопросов, относящихся к Вашей компетенции. Расскажите о том, как в "Транснефти" решается проблема хищения нефти. Какова статистика?

- Статистика, как известно, - вещь упрямая. Она констатирует, что уменьшения нет. Есть увеличение. С чем это связано? Наверное, со многими причинами. Прежде всего, в какой стране мы живем - то и имеем. Пока будет выгодно воровать, воровать будут, тем более что нефть дорожает. "Транснефть" в последнее время очень укрепила службу безопасности. Мы стали больше отслеживать случаев несанкционированных врезок и не скрываем этих фактов. Отсюда и соответствующие данные. Статистика неблагоприятна только по определенным регионам - Самарская, Волгоградская, Саратовская области. "Транснефть" жестко пресекает преступную деятельность: фактов использования врезок в длительном режиме у нас становится все меньше и меньше. Основная нагрузка в борьбе с нарушителями ложится на мобильные группы, которые постоянно патрулируют и контролируют участки подведомственных нефтепроводов.

- Не секрет, что атаки хакеров на серверы различных предприятий становятся обычным явлением. Каким образом обеспечивается информационная безопасность Компании?

- В Компании есть специальный отдел по защите информации, где работают высококлассные специалисты. Действительно, были атаки и на нашу сеть, и мы их успешно пресекали. Ведется постоянный мониторинг информационной безопасности, мы стараемся предугадывать потенциальные угрозы, быть на шаг впереди хакеров. Сейчас в рамках подготовки единой информационной системы принимаются особые меры безопасности. В целом могу сказать, что уровень информационной защиты Компании высок, что подтверждается сертификатами известных специализированных фирм.

- В последнее время уровень добычи нефти в России растет. Не получится ли так, что в связи с проблемами, возникшими у одной из ведущих нефтяных компаний - "ЮКОСа", рост добычи в этом году будет меньше ожидаемого?

- Вы знаете, Семен Михайлович Вайншток достаточно давно сформулировал следующие вопросы: сколько нефти нужно России и до каких пределов необходимо наращивать объемы ее добычи? Понимаете, прежде всего страна должна ответить на эти вопросы. В целом, конечно, ответы уже обозначены в Энергетической стратегии России до 2020 года, так давайте содержащихся там прогнозов и придерживаться. Главная задача - вовсе не постоянное увеличение объемов добычи и экспорта углеводородного сырья. Определить, где тот предел, где тот уровень достаточности добычи, - вот что главное. Все государства мира регулируют добычу и экспорт нефти.

- Как Вы считаете, "Транснефтъ" обеспечивает транспортные потребности нефтяных компаний?

- "Транснефть" идет в ногу с нефтяниками. Увеличивает пропускную способность БТС, других экспортных направлений, планирует ввод новых мощностей: Восточный проект даст прирост пропускной способности системы магистральных нефтепроводов в 80 млн т в год, Северный - еще в 50-60 млн т.

- Но ведь часть объемов добытой нефти нефтяники по-прежнему возят по железной дороге.

- Эта ситуация сложилась, считаю, исторически. Сегодня взять разом и прекратить железнодорожные поставки, потому что появилась возможность использовать нефтепроводы, нефтяные компании не могут. Им это невыгодно - надо будет заплатить неустойки железной дороге. Часто услуги железнодорожников оплачиваются вперед. Кроме того, израсходованы деньги на покупку подвижного состава и т. д.
Россия - держава, имеющая выходы в Тихий и Северный Ледовитый океаны. Строительство океанских портов даст ей еще большую независимость от третьих стран в плане транспортировки нефти и позволит увеличить поставки на мировые рынки. Поэтому особую важность приобретает проект нефтепровода Тайшет - Находка (бухта Перевозная). Ваши прогнозы относительно времени принятия решения о начале его реализации. Проект Тайшет - Находка (бухта Перевозная) - геополитический. Понятно, что решения по нему всех интересуют, интересует это и нас. Время начала его реализации - в компетенции правительства. Насколько я знаю, этот вопрос должен решиться до конца года.
Все, что от нас зависит, мы сделали. В конце июля "Транснефть" передала проект Тайшет - Находка (бухта Перевозная) на госэкспертизу в Министерство природных ресурсов РФ. В нем учтены все замечания, сделанные по предыдущему варианту ТЭО.

- И вопрос расширения БТС до 62 млн т нефти в год тоже находится в компетенции правительства?

- Да. Судя по заявлениям членов правительства, осенью этот вопрос решится.

- Что даст нефтяникам реализация проекта Тайшет - Находка (бухта Перевозная)?

- Ситуация для нефтяников сложится благоприятная. Со строительством нефтепровода произойдет активизация их деятельности: будет куда сдавать добытую в Восточной Сибири нефть. Сейчас они не могут вкладывать деньги в разработку восточносибирских месторождений, потому что нет транспортных мощностей.
"Транснефть" решит главный вопрос - построит нефтепровод, что подтолкнет развитие региона в целом.

- Можно ли в ближайшее время ожидать ясности в отношении проекта нефтепровода из Западной Сибири к побережью Баренцева моря? Где будет его конечная точка -в Индиге или Мурманске?

- Проработка Северного варианта маршрута транспортировки западносибирской нефти находится на самой ранней стадии - подписания договора о намерениях. Необходимо выбрать конечную точку, куда должна поступать нефть: Индига, Святой Нос или Мурманск, либо другая. Индига, Святой Нос - небольшие населенные пункты на побережье Баренцева моря. Ледовая обстановка в тех районах позволяет транспортировать нефть морем семь месяцев в году без использования ледоколов, а остальные месяцы - с их использованием. По предварительным расчетам, гораздо выгоднее построить нефтепровод до Индиги или Святого Носа. Это дешевле, да и быстрее, чем до Мурманска. Но при этом на протяжении пяти месяцев в году придется сопровождать танкеры ледоколами. Мне кажется, что затратить, предположим, за 10 лет 1 млрд долл. на фрахт ледоколов более выгодно, чем израсходовать при реализации проекта на 5 млрд долл. больше в случае, если конечная точка - Мурманск.

- Когда произойдет интеграция нефтепроводов "Дружба" и "Адрия" и начнется поставка нефти по этому маршруту?

- Здесь все целиком и полностью зависит от хорватской стороны. В настоящее время наши хорватские коллеги решают проблемы обеспечения экологической безопасности транспортировки нефти. Когда они их решат - очень сложно сказать.

- Многие государственные чиновники в своих выступлениях говорят, что система магистральных нефтепроводов должна находиться в руках государства. Какова официальная позиция Компании в отношении прав собственности на существующие и новые магистральные нефтепроводы и чем она обоснована?

- Наша позиция совпадает с мнением тех чиновников, которые так высказываются. Государство должно сохранять контроль за трубопроводными системами. Представьте себе на минуту, что 48 тыс. км трубы поделены. Что тогда будет? Первое: каждый установит свой, выгодный для него, тариф. Например, в районе Усы ОАО "ЛУКОЙЛ" владеет участком нефтепровода, и нефтяные компании, для того чтобы их нефть попала в систему "Транснефти", вынуждены пользоваться этим участком. Тариф "ЛУКОЙЛа" для организаций-конкурентов - около 6 долл., в то время как удельный тариф "Транснефти" - 37 центов за 100 тЧкм. Выводы делайте сами. Второе: кто-то больше денег потратит на реконструкцию, экологическую безопасность, а кто-то - меньше. Отсюда разный уровень надежности системы.
Следовательно, причины, по которым контроль за нефтепроводной системой должен находиться в руках государства, следующие. Первая: "Транснефть" как государственная компания обеспечивает равнодоступность к нефтепроводной системе всех отечественных нефтяных компаний, что создает для них одинаковые конкурентные условия. Вторая: "Транснефть" соблюдает все нормативные требования, предъявляемые к системе магистральных нефтепроводов, а это вовсе не так просто, как кажется со стороны. Третья: тарифы на транспортировку нефти должны быть одинаковые для всех.

- Если Компания использует деньги частных инвесторов при строительстве новых нефтепроводов, то какие варианты возврата вложенных средств она им может предложить?

- Необходимо провести четкую грань между инвестициями и правами собственности. Инвестиции - это предоставление денежных средств под проценты. Они могут быть как государственными, так и частными. Это не принципиально. Система получения дохода по инвестициям очень проста - выплачивается процент по кредиту. Почему нефтяные компании обязательно хотят иметь право собственности на нефтепровод? А почему они не хотят получать дивиденды от хорошей работы нефтепроводного проекта? Что касается варианта резервирования будущих объемов транспортировки нефти для компаний-инвесторов, то могу сказать, что этот подход противоречит принципу равнодоступности к нефтепроводам, который неукоснительно соблюдается Компанией.

- Мировые цены на углеводородное сырье бьют все рекорды. Как Вы думаете, каковы причины этого роста? Здесь больше политики или экономики?

- Это совокупность целого ряда факторов, как политических, так и экономических. Какую цену считать высокой? Если вычленить из нынешних цен инфляционную составляющую, вы получите не столь значительное увеличение, как может казаться. Ведь доллар сегодня имеет совершенно другую покупательную способность, чем пять лет назад. Даже по отношению к евро он упал на 40 % за каких-то три года. Теперь возьмите цену нефти и 40 % вычтите. Какую цену вы получите? Что касается моего прогноза цены на нефть, то я не думаю, что будет сильное падение, поскольку инфляционные факторы продолжают действовать.

- Мировой рост цен на нефть сказывается и на ситуации на российском рынке. Хотя отечественные НПЗ полностью обеспечиваются нефтью и работают стабильно, нефтепродукты, в частности бензин, постоянно дорожают. Почему?

- Это следствие отсутствия должного контроля над процессами ценообразования на продукцию российских НПЗ со стороны государства.

- Сергей Викторович, и последний вопрос: какие задачи Вам предстоит решать в ближайшее время?

- Задачи Компании - надежная эксплуатация и развитие системы магистральных нефтепроводов России. И моя роль - обеспечить деловую обстановку и дистанцированность Компании от политических спекуляций.

Иван Цесельский, "ТТН", № 10, 2004

в начало

ПРАВОВЫЕ НОВОСТИ
СУДЫ И СПОРЫ
ОТРАСЛЕВЫЕ НОВОСТИ
ОТСТАВКИ И НАЗНАЧЕНИЯ
МОНИТОРИНГ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА