media.lawtek.ru
ВЫШЛИ В СВЕТ
КОНТАКТЫ

115054 Москва, ул. Зацепа, 23

Тел.:  +7 (495) 215-54-43,
Тел.:  +7 (499) 235-47-88,
Тел.:  +7 (499) 787-70-22,
Тел.:  +7 (499) 787-76-85.
Факс: +7 (499) 235-23-61.

e-mail: info@lawtek.ru

Внимание!!!

Временно единый телефон ПравоТЭК +7 (495) 215-54-43

"Все против банкротства"
Глава "ЮКОСа" Стивен Тиди: Еще есть возможность найти выход

"ЮКОС" по-прежнему считает все предъявленные ему налоговые претензии незаконными. И если государство все-таки продаст главный актив компании - "Юганскнефтегаз", то эта сделка будет оспорена всеми возможными способами, в том числе и в суде. Председатель правления "ЮКОСа" Стивен Тиди рассказал обозревателю "Известий" Андрею Реуту о том, как именно его компания будет пытаться избежать банкротства. И как оценить ущерб, нанесенный "ЮКОСу" действиями властей. В своем первом интервью российским печатным СМИ г-н Тиди поделился своим мнением о причинах атаки на "ЮКОС" и о том, что ждет российскую экономику в будущем.

- Михаил Ходорковский уже год находится в тюрьме. Работая в России, вы не боитесь повторить его судьбу?

- Я продолжаю работать потому, что меня не пугает возможность оказаться в ситуации, в которой оказался Михаил Ходорковский. Я намерен работать до тех пор, пока буду считать, что могу вносить какой-то вклад в развитие компании, и пока у меня будет возможность принимать решения.

- Как вы оцениваете позицию российского крупного бизнеса в момент ареста Ходорковского: должны ли они были вступиться за коллегу?

- Не знаю, насколько мне уместно отвечать на этот вопрос. Но, как мне представляется, тогда было достаточно много сильных высказываний. По крайней мере на международном уровне. Пожалуй, больше именно на международном уровне. Но боюсь, что не мне судить о том, как повел себя российский бизнес.

- Почему именно "ЮКОС" стал жертвой налоговой атаки властей?

- Большинство людей, следящих за ситуацией с "ЮКОСом", признают, что она имеет политическую подоплеку. Мы играем важную роль в экономике, поскольку "ЮКОС" - одна из ведущих российских компаний. "ЮКОС" стал примером в области прозрачности и корпоративного управления для всех российских компаний. Для нас очень важно сделать все возможное, чтобы "ЮКОС" и впредь оставался выдающейся компанией.

- Какова цель атаки власти на "ЮКОС"?

- Мне трудно сказать, в чем заключается эта цель. Публично о ней не заявлялось. Более того, по моему мнению, никакого определенного выхода из сложившейся ситуации все еще не наметилось. Но, с другой стороны, еще не произошло и ничего такого, что сделало бы ситуацию с "ЮКОСом" необратимой. Я считаю, что пока есть возможность найти такой выход из ситуации, который позволил бы сохранить компанию.

- Насколько дело "ЮКОСа" ударило по инвестиционному имиджу России?

- Оно вызвало серьезную озабоченность. Из-за "дела ЮКОСа" возникла неопределенность, которой до этого просто не было.

- Можно ли измерить эти потери в деньгах?

- Сегодня это затруднительно. Возможно, со временем...

- В администрации президента говорят, что они против банкротства "ЮКОСа". А финансовый директор компании Брюс Мизамор считает банкротство наилучшим вариантом...

- Я считаю, что все против банкротства. Но та ситуация, в которой находится "ЮКОС", не может продолжаться бесконечно. Финансовое положение компании неустойчиво. И если мы окажемся в ситуации банкротства, то мы будем вынуждены начать его процедуру. В конце концов, от нас этого требует закон.

- Насколько компания близка к банкротству?

- Мы приближаемся к этому с каждым днем. Но я все равно отказываюсь делать какие-либо прогнозы в отношении банкротства. Это не в интересах компании, и этого надо избежать.

- В декабре внеочередное собрание акционеров "ЮКОСа" рассмотрит вопрос о банкротстве компании. Какова вероятность, что акционеры проголосуют положительно по этому вопросу?

- Решение будет принимать собрание акционеров, это их решение. Но, на взгляд менеджмента, пути выхода из кризиса еще сохраняются.

- Какие же пути выхода из кризиса вы можете предложить?

- Мы предложили правительству несколько альтернативных сценариев, которые позволяют возместить приписываемую нам налоговую задолженность. Среди них - рассрочка платежей, продажа части непрофильных активов компании и даже использование ее акций для погашения долга. Основные акционеры компании готовы предоставить свои акции для урегулирования налоговых претензий. Иными словами, компания в состоянии расплатиться по вмененным ей налоговым долгам. Но ответа от правительства мы пока не получили.

- Вы по-прежнему не согласны с предъявленными государством претензиями?

- Конечно, мы не согласны. Мы считаем, что компания полностью выполняла все требования законов по уплате налогов в те периоды, за которые нам выставлены претензии. Наши налоговые декларации проверялись и местными, и федеральными правительственными органами. Тогда никаких возражений у них не возникало.

- Могут ли другие компании попасть в ту же налоговую ловушку, в которую попал "ЮКОС"?

- Я не могу этого предсказать. Есть единственная вещь, в которой я уверен, - сейчас мир как никогда нуждается в надежных и стабильных поставках нефти. Если учитывать, сколько нефти Россия экспортирует, она является очень важным игроком на этом рынке.

- Счета и активы "ЮКОСа" арестованы. Компания может работать в таких условиях?

- Работать очень трудно. Мы живем одним днем. Нам пришлось ввести очень суровые меры экономии наличных средств.

- Долго компания сможет работать в такой ситуации?

- Счета заблокированы. Заморожены активы. Мы не можем привлекать кредиты. Бесконечно так продолжаться не может. Самое важное для нас сейчас - добиться разрешения ситуации, окончательно ее урегулировать.

- Но власть, похоже, не торопится с решением. Что будет с добычей "ЮКОСа"?

- Мы практически остановили наши капитальные вложения. В результате этого мы не прогнозируем продолжение роста добычи. Наша задача - хотя бы сохранить производство на нынешнем уровне. Если нам это удастся, то в этом году мы сможем добыть 86-87 млн. тонн нефти. В таком случае мы добьемся 6-процентного прироста добычи по сравнению с прошлым годом. Но если мы не получим доступа к средствам для возобновления инвестиций, то в будущем году мы столкнемся с сокращением производства.

- Грозит ли это увольнениями?

- Мы делаем все возможное, чтобы не увольнять людей и вовремя выплачивать зарплату.

- Сколько стоил "ЮКОС" до ареста Ходорковского?

- Тогда акция стоила 16 долларов, если помножить на 2.2 млрд. акций, то получается примерно 35 миллиардов.

- Сколько стоит компания сейчас?

- Примерно 10 миллиардов.

- Получается разница в 25 млрд. долларов. Готова ли компания подать в суд на российское правительство, чтобы компенсировать эти потери? Подобными исками уже пригрозили миноритарные акционеры "ЮКОСа".

- Конкретно в данный момент мы не можем точно определить размер ущерба, нанесенного компании. Весь вопрос в том, каким будет финальное решение по налоговым платежам. Именно это тревожит акционеров "ЮКОСа". Перспективы урегулирования туманны. Но в случае достижения логичного и законного решения данной проблемы, я думаю, цена акций была бы совсем другой.

- Если "Юганскнефтегаз", основная добывающая структура "ЮКОСа", будет изъят и продан, компания останется?

- Если подобное случится, то компания, конечно, останется, но будет совсем другой. Однако мы считаем, что продажа "Юганскнефтегаза" незаконна. Его изъятие противоречит законодательству Российской Федерации, исключающему первоочередную продажу ключевых производственных активов в ходе исполнительного производства. К тому же продажа "Юганскнефтегаза" была бы неэффективной и с производственной точки зрения. "ЮКОС" - один из наиболее эффективных нефтедобытчиков в мире. Сохранение "Юганскнефтегаза" в составе компании позволит нам продолжать эффективную работу. А это в наибольшей степени соответствует интересам России.

- Но, возможно, не соответствует интересам властей. Они говорят, что компания может быть продана с огромным дисконтом. Если это случится, готовы ли вы оспаривать законность этой сделки?

- Для защиты наших интересов и интересов наших акционеров мы, естественно, будем принимать все возможные меры.

- В том числе и подавать в суд?

- Совершенно верно.

- Но представим себе неприятную ситуацию, когда "Юганскнефтегаз" все-таки продается. Кто мог бы стать наиболее вероятным покупателем?

- Не хочу даже думать об этом. Наверное, это зависело бы от круга привлекаемых претендентов на покупку... Нет, я просто не хочу рассуждать на эту тему. Это был бы абсолютно неправильный шаг. Продажа "Юганскнефтегаза" является наихудшим из возможных способов разрешения ситуации вокруг "ЮКОСа".

- Власти России усиливают госкомпании. "Газпром" получает "Роснефть" и становится одной из крупнейших нефтяных компаний. Это эффективно - создавать таких гигантов?

- Исторический опыт свидетельствует о том, что частные нефтяные компании работают более эффективно. Но правительство имеет полное право делать все, что считает нужным. Самое главное в этом случае - это сохранить доверие международных инвесторов. Потому что если правительство считает необходимым усилить контроль над стратегическими предприятиями и отраслями, то необходимо делать это прозрачным и понятным способом.

- Российская экономика, по вашему мнению, конкурентоспособна на мировом инвестиционном рынке?

- Россия обладает огромными ресурсами. И не только природными. Некоторые из них - крупнейшие в мире. Что привлекает интерес международных компаний, которые ищут способы инвестировать в Россию. Но их волнует неопределенность инвестиционного климата, которая возникла в результате "дела "ЮКОСа". Возникают большие сомнения в эффективности правовой системы. Я считаю, что у России есть все условия для того, чтобы быть конкурентоспособной. Но для этого ей необходимо развиваться.

- В России многие чиновники и бизнесмены вешают в кабинете портреты Путина. У вас нет портретов...

- Портретам я предпочитаю виды природы и сцены охоты. Мне в своей жизни довелось встречаться со многими людьми, которых я очень уважал. Но не идеализировал. Поэтому портретов у меня нет.

Стивену Тиди не удалось избежать обыска и допросов Стивену Майклу Тиди 52 года. Уроженец Канзаса, он закончил госуниверситет этого штата по специальности инженер-механик. До прошлого года в течение 30 лет Тиди работал в различных подразделениях компании Conoco (позже переименованной в ConocoPhillips). Занимался маркетингом, производством и вырос до генерального директора и вице-президента в области добычи, переработки и сбыта. К моменту назначения в "ЮКОС" Тиди занимал пост президента по разведке и добыче ConocoPhillips и работал преимущественно над проектами в Европе, России и особенно на Каспийском море. Там он и познакомился с Михаилом Ходорковским, который, как говорят, сразу оценил руководящие способности и силу воли Тиди. "Если он не спит - значит, работает", - говорили про Стивена Тиди его подчиненные еще в ConocoPhillips. Ходорковский сделал его вице-президентом и третьим лицом в "ЮКОСе". Как отмечают эксперты, сделав топ-менеджером иностранца, Ходорковский рассчитывал, что его не так-то легко будет арестовать. Однако общения с российскими правоохранительными органами Тиди избежать все-таки не удалось. Еще в ноябре прошлого года сотрудники прокуратуры обыскали его кабинет и допросили его самого.

Андрей Реут

в начало

ПРАВОВЫЕ НОВОСТИ
СУДЫ И СПОРЫ
ОТРАСЛЕВЫЕ НОВОСТИ
ОТСТАВКИ И НАЗНАЧЕНИЯ
МОНИТОРИНГ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА