media.lawtek.ru
ВЫШЛИ В СВЕТ
КОНТАКТЫ

115054 Москва, ул. Зацепа, 23

Тел.:  +7 (495) 215-54-43,
Тел.:  +7 (499) 235-47-88,
Тел.:  +7 (499) 787-70-22,
Тел.:  +7 (499) 787-76-85.
Факс: +7 (499) 235-23-61.

e-mail: info@lawtek.ru

Внимание!!!

Временно единый телефон ПравоТЭК +7 (495) 215-54-43

"Новое законодательство может дать сигнал к стрельбе на поражение"
Михаил Клубничкин, партнер компании PricewaterhouseCoopers

- Как часто крупные российские компании прибегают к трансфертным ценам?

- Трансфертные - это не "плохие" цены, а просто цены, используемые при расчетах внутри финансовых и промышленных групп. Поэтому говорить о том, что они используются тогда, когда кто-то хочет уйти от налогов, совершенно неправильно. Мировая, да и российская практика демонстрирует, что современные методы управления бизнесом диктуют необходимость при использовании трансфертных (внутригрупповых) цен определять их уровень как максимально приближенный к рыночному. Чем они ближе друг другу, тем точнее собственники бизнеса могут оценить эффективность работы менеджмента разных подразделений группы, и это не имеет никакого отношения к налогам. Хорошо известно, что отсутствие точных ориентиров о рыночной стоимости движущихся внутри группы товаров или услуг может привести к принятию ошибочных решений. Кроме того, во многих случаях входящие в холдинг компании не являются его стопроцентными "дочками" - в этих компаниях есть миноритарные акционеры. А это значит, что при нарушении рыночных принципов при заключении сделок внутри группы миноритарии отдельных "дочек" могут пострадать. Соответственно, произойдет нарушение общепризнанных в мире принципов корпоративного управления, грозящее крупной компании снижением ее рыночной капитализации.

- Тем не менее законодательство описывает подходы к трансфертным ценам только с одной стороны - налоговой. Насколько, на ваш взгляд, успешно?

- Из-за несовершенства существующего налогового законодательства доказать факт занижения налогов при хорошем адвокате практически невозможно - даже при очевидных для экономиста признаках несоответствия примененных цен рыночным. С другой стороны, из-за этого же несовершенства ничего не нарушающие компании всегда рискуют нарваться на необоснованные претензии проверяющих органов. Разумеется, претензии эти поддержаны судом, скорее всего, не будут, но головной боли доставят немало. Другими словами, нынешняя ситуация плоха для всех.

- Как вы оцениваете планы Минфина по введению обязательной документации для подтверждения цен? Не является ли это перекладыванием бремени доказательства на налогоплательщиков?

- Думаю, все-таки нет. Подготовка обосновывающих документов налогоплательщиком - это реализация его прав на защиту собственных действий по ведению бизнеса. При наличии этих документов доказывать, что примененные цены неправильны, должны налоговые органы. Причем в суде и споря по существу с теми обоснованиями и расчетами, которые содержатся в таких документах. Бремя доказательства справедливости своих цен в суде ляжет на налогоплательщика только в случае, если он не запасется нужными обоснованиями. Надеюсь, в тексте готовящегося Минфином законопроекта будет зафиксирован именно такой подход. Отмечу, что обязательный перечень и требования к такой документации существуют в большинстве развитых стран. Тут важно соблюдение принципа разумной достаточности, чтобы из-за рублевой сделки не пришлось тратить 10 рублей на подготовку документов.

- Известно, что едва ли не наибольший интерес у российских налоговиков вызывает нефтяная отрасль. Но если цены экспортных поставок можно сопоставлять с данными мировых бирж, то по внутреннему рынку такой информации нет. Как в таком случае доказывать, что цены соответствуют рыночным?

- Да, внутреннего рынка сырой нефти нет и в обозримой перспективе не будет. Почти все сделки по ее продаже совершаются внутри вертикально интегрированных компаний. Но рыночный уровень цен на нефтепродукты известен - есть разные поставщики, разные условия поставок. Рынок в общем-то конкурентный. Поэтому достаточно надежные результаты можно получить, если взять рыночную цену "корзины" нефтепродуктов, получаемых из одной тонны нефти, вычесть из нее акцизы, затраты и прибыль при переработке, расходы на транспортировку до НПЗ и т. д. и получить расчетную рыночную цену нефти. Так поступают, например, в Канаде при определении в целях налогообложения цен на руды и концентраты в горно-металлургической отрасли; там ситуация та же, что и в России: рынок металла есть, а руды и концентраты обращаются в основном внутри промышленных холдингов.

- Минфин намерен отказаться от правила, когда подозрительными считаются цены сделок, на 20% отличающиеся от рыночных. Как вы думаете, почему?

- Даже по биржевым товарам рыночная цена не может быть зафиксирована в одной точке. Разброс есть всегда, и он может быть очень большим. При введении "правила 20%" была использована ошибочная идея существования неких точных цен. Она себя не оправдала. В большинстве стран рыночными считаются все цены внутри некоего диапазона. Я специально интересовался у своих западных коллег: в зависимости от категорий товаров и полноты информации границы этого коридора могут быть раздвинуты всего на 2% от средней цены, а могут - на 50% и более. Поэтому никаких точных цифр в законе, по моему убеждению, быть не должно, но обязательно должно быть указано, что цена, находящаяся в честно посчитанном диапазоне, признается рыночной.

- Следует ли сохранить в Налоговом кодексе право суда признавать лица взаимозависимыми по никак не определенным "иным основаниям"? Минфин настаивает на этом.

- Это очень опасно, особенно в нашей стране, где пока еще отсутствуют соответствующие требованиям развитой рыночной экономики налоговая культура и профессионализм и у чиновников, и, к сожалению, у судей. На мой взгляд, взаимозависимость должна определяться исключительно через аффилированность лиц. Сговор формально независимых лиц для уклонения от налогов - это уже совсем другие статьи совсем другого законодательства, и смешивать их с взаимозависимостью в рамках налогового законодательства, по-моему, не следует.

- Однако в целом предложения Минфина вы считаете приемлемыми. Это странно, ведь вы играете за другую команду - бизнеса, а не чиновников...

- Да, я на стороне бизнеса. Но нормальный бизнес объективно заинтересован в том, чтобы цены на продаваемые или покупаемые им товары и услуги, в том числе трансфертные цены во внутригрупповых сделках, максимально соответствовали рыночному уровню. Несоответствие же сигнализирует о возможном уклонении от уплаты налогов, так что государство вправе контролировать эту область при условии, что выполнение его требований не является несоразмерно обременительным. С другой стороны, нормальный налогоплательщик, заручившись необходимыми обосновывающими материалами и расчетами, подтверждающими, что он все сделал честно, должен быть уверен, что может спать спокойно. Если этот принцип не будет соблюден, новое законодательство, так же как и нынешнее, может быть использовано как формальное основание для дачи сигнала о "стрельбе на поражение" бизнеса в целом или отдельных компаний, выбранных в качестве жертвы, по причинам, которые, не исключено, будут иметь к налогам самое отдаленное отношение.

Вадим Вислогузов
Коммерсантъ

в начало

ПРАВОВЫЕ НОВОСТИ
СУДЫ И СПОРЫ
ОТРАСЛЕВЫЕ НОВОСТИ
ОТСТАВКИ И НАЗНАЧЕНИЯ
МОНИТОРИНГ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА