media.lawtek.ru
ВЫШЛИ В СВЕТ
КОНТАКТЫ

115054 Москва, ул. Зацепа, 23

Тел.:  +7 (495) 215-54-43,
Тел.:  +7 (499) 235-47-88,
Тел.:  +7 (499) 787-70-22,
Тел.:  +7 (499) 787-76-85.
Факс: +7 (499) 235-23-61.

e-mail: info@lawtek.ru

Внимание!!!

Временно единый телефон ПравоТЭК +7 (495) 215-54-43

"Высший Арбитражный Суд РФ. Перспективы развития на современном этапе"

11 ноября 2004 г. в РИА "РосБизнесКонсалтинг" состоялась Интернет-конференция Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ Вениамина Яковлева

Вступительное слово ведущего:

Здравствуйте уважаемые коллеги! Пресс-центр РБК начинает интернет-конференцию председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, доктора юридических наук, профессора, члена-корреспондента Российской академии наук, заслуженного юриста России, Вениамина Федоровича Яковлева. Тема сегодняшней конференции: Высший Арбитражный Суд. Перспективы развития на современном этапе. Передаю слово нашему гостю.

Вступительное слово В.Яковлева:

Я хотел бы сердечно приветствовать всех тех, кто нас слышит, видит и будет читать. Также, я хотел бы поблагодарить за проявленный интерес к теме пресс-конференции. Данная тема имеет значение для тех, кто, так или иначе, занимается предпринимательской деятельностью, да в общем и для всех граждан России. Думаю, со мной все согласятся, что в нашем обществе нет ничего важнее, чем состояние нашей экономики и экономической жизни, так как это означает наличие работы или ее отсутствие. Экономика является фундаментом общества, например, не хватает денег на образование, культуру, здравоохранение, на правоохранительную деятельность. Где эти деньги взять? Только в экономике. Экономика работает - процветает культура, все процветает. Экономика плохая - все рушится. Поэтому надо находить ключевые проблемы, над которыми общество должно работать, объединив все свои силы. Экономика будет работать хорошо только тогда, когда по настоящему будут реализовываться интересы, но не любые, а только те, которые приносят благо членам общества. Богатым должен быть тот, например, предприниматель, который создает благо и продает это благо другим. Создаются хорошие товары, получай хорошие деньги, будь богатым. Следовательно, надо отлаживать экономику ради людей, чтобы всем было хорошо. Для этого требуется экономическая свобода и определенный порядок в этих отношениях. Порядок, вносимый правом. Сегодня главный регулятор экономических отношений - это право, закон и договоры. Соблюдение законов и исполнение договоров это и есть нормальная экономика. А законы и договоры работают и исполняются только тогда, когда есть эффективное правосудие, настоящее, когда есть хорошо работающий суд, в том числе в области экономики. Я представляю Арбитражные суды, которые обслуживают экономику. И следовательно, работа всех судов - это не только необходимое условие, но и очень важный фактор состояния нашей экономики, ее распада или ее процветания. Этим и объясняется интерес к данной теме.

И.Крышкин (Москва): Судебная реформа в России практически состоялась, стоит ли останавливаться на достигнутом?

В.Яковлев: Благодарю Вас, за то, что Вы считаете, что судебная реформа состоялась. Я с Вами согласен, но останавливаться нельзя ни в коем случае, потому что и наш отечественный, и зарубежный опыт показывает, что правосудие - это настолько тонкое дело, которое находится в хорошем состоянии лишь тогда, когда оно совершенствуется постоянно и непрерывно. Если понимать под судебной реформой бесконечное переустройство судов, то не надо этого делать, потому что бесконечное переустройство означает дезорганизацию, дестабилизацию. Суды просто перестают работать по-настоящему. Суды трогать не надо. А вот совершенствовать и улучшать их работу - это совершенно необходимо, и в этом смысле судебная реформа должна продолжаться, да и по существу она является бесконечной, поскольку на сегодня в мире нет ни одной страны, которая бы считала, что ее правосудие настолько совершенно, что дальше его улучшать не надо, ну нет такой страны. Сейчас судебные реформы проводятся и в США, и в Великобритании, во Франции, в Германии, в Италии, и в России тоже, причем двигаемся-то мы в одном направлении и будем продолжать.

К.Семенов (Пермь): Чему, по Вашему мнению, следует отдать предпочтение: стабилизации или реформированию работы российских судов?

В.Яковлев: Я думаю, что то, что касается судоустройства, то стабилизации, а вот касается судопроизводства, то есть процедур, качества работы, укрепления кадрового состава, наращивания потенциала судов, улучшения и всестороннего обеспечения их деятельности и так далее, вот здесь, конечно, больше надо отдавать предпочтения не стабилизации, а реформированию, то есть улучшению всех этих составляющих. То есть надо очень много работать и над человеческим фактором, так сказать, над тем, кто отправляет правосудие, кто является судьями, и над процедурами, и над тем как добиться рассмотрения споров в короткие сроки, и как сделать наше правосудие более дешевым, для сторон, я имею в виду, прежде всего, и как добиться того, чтобы выносились исполнимые судебные решения, и как добиться того, чтобы судебные решения реально исполнялись, потому что только в этом случае происходит реальная защита нарушенного права.

М.Аверкин (Москва): Как Вы считаете, в каком направлении должно идти дальнейшее совершенствование работы Арбитражных судов? Какие Вы определяете задачи и приоритеты?

В.Яковлев: Во-первых, очень важно правильно поставить задачи, во-вторых, найти верные пути их решения. Так вот, задачи, которые мы сегодня ставим перед собой следующие: сохранить и обеспечить в будущем доступность правосудия, чтобы не было препятствий для граждан, предпринимателей обратиться в суд, чтобы исковое заявление было принято, дело было рассмотрено по возможности быстро. Этим обеспечивается доступность правосудия. Я говорю об этом потому, что существует реальная проблема сохранения доступности, когда Арбитражные суды начинали свою работу в 1992г., и за последние 10 лет. 10 лет назад Арбитражные суды РФ за год рассмотрели 200 тыс. дел. В 2004г. Арбитражные суды рассмотрят более 1 млн дел, то есть за 10 лет объем работы в Арбитражных судах увеличился в 5 раз. За это время численность судей увеличилась только в 2 раза. Нагрузка судей, то есть количество дел, увеличилось в 3 раза с лишним. Если 10 лет назад судья в месяц должен был рассмотреть 15 дел в среднем по России, то сегодня 50 дел с лишним. Конечно, это создает проблемы, как для судей, так и для сторон. Это создает препятствие к доступности правосудия. Именно поэтому необходимо решить задачу обеспечения доступности. Вторая задача, конечно, качество судебных решений, их законность и обоснованность - это наша постоянная задача и наш приоритет. Наконец, третья задача - это доверие общества. Потому что, когда общество судам и судьям не доверяет, правосудие не может полноценным образом осуществляться. Оно эффективно только в тех обществах, где доверие к судам и судьям высокое. Это зависит, прежде всего, от самих судей, от их работы, и от того, в какой атмосфере мы живем. Нашу работу знают, наших судей знают, но судят обывательски, например, говорят, что все судьи взяточники. При таком утверждении, кто же пойдет работать в судьи. Работа судьи колоссально тяжелая и ответственная, с большими затратами энергии, сил и здоровья. Зарплата ничего, но не такая уж, которую мог бы заработать хороший юрист, если бы он пошел работать в предпринимательскую структуру. Следовательно, это тяжелый труд, который требует самоотверженности. Поэтому меня обижает и глубоко оскорбляет, когда говорят, что все судьи взяточники. Но я точно знаю, что я не взяточник, я не взял ни копейки, и многие мои коллеги живут также. Если бы я хотел иметь больше денег, я вас уверяю, я бы их имел, потому что я бы ушел с судебной работы и получил бы приглашение работать в банке. Но я этого не делаю, у меня другие приоритеты. Я хочу прожить свою жизнь, чтобы была какая-то польза и удовлетворение моральное и человеческое достоинство. Именно такую атмосферу нужно формировать, потому что тогда будут лучше работать и суды, и судьи, и гражданам и предпринимателям будет тоже лучше.

В.Лаврухин (Москва): Уважаемый Вениамин Федорович, скажите, пожалуйста, какие факторы, на ваш взгляд, в первую очередь должны повлиять на качество судебных решений?

В.Яковлев: Да, тоже хороший вопрос, потому что качество - вопрос вопросов. Но я уже говорил о то, что качество зависит от степени загрузки. Должна быть оптимальная загрузка судов. Мы даже в свое время вырабатывали нормативы, вот каковы нормативы, какая нагрузки для судьи, чтобы он выносил качественные решения, является оптимальной? И мы выходили где-то, по нашим расчетам, а это была очень сложная работа с участием специалистов, мы выходили, скажем так, где-то на 9-12 дел в месяц на судью, но сегодня-то у нас 50. Значит, таким образом, регулируемые нагрузки, это первое. Второе - это, конечно, уровень профессиональной подготовки судьи. Это тоже очень важная задача, то есть кадровая составляющая, кто идет в судьи. Это должны быть лучшие юристы, наиболее подготовленные и в теоретическом, и в практическом плане. И конечно, люди, которые постоянно работают над собой. А мы им помогаем, у нас есть система повышения квалификации судей. Мы в системе Арбитражных судов, мы вот существуем 12 лет, мы постоянно работаем и учимся, работаем и учимся, потому что без учебы работать невозможно, у нас очень сложная материя. Вот, собственно, на мой взгляд, это как раз и обеспечивает качество. Но и еще, ведь качество судебного решения зависит не только от судьи, в огромной степени зависит от сторон - и следовательно, уровень юридического обслуживания, профессиональный уровень и добросовестность представителей сторон в суде. Я должен Вам сказать, что за последние 12 лет я видел юристов, которые работали с нами 12 лет назад и юристов, которые работают сегодня, ведь каждую неделю мы рассматриваем дело на президиуме Высшего Арбитражного суда как высшей судебной инстанции, рассматриваем с участием сторон, их представителей, выступают адвокаты. Адвокаты 12 лет назад и адвокаты сегодня - это небо и земля. То есть уровень резко вырос, резко вырос, это во многих случаях профессионалы очень высокого класса. Но кроме юридических знаний и опыта требуется еще добросовестность, ответственность, потому что здесь ведь человек работаем в сфере правосудия, он находится на территории правосудия. Перед судом он должен быть добросовестным, он не должен вводить суд в заблуждение, это уже, вообще говоря, некоторое посягательство на правосудие. Значит, вот такие профессионалы, которые выигрывают дела за счет знаний и добросовестности, вот это наши союзники, вот с такими союзниками приятно работать, и работа с такими союзниками дает хороший результат в виде законных и обоснованных решений. Юрист плохой - а иногда мы встречаемся и с такими, беспомощными. Я то вижу, я был бы на его месте, я бы привел более сильные аргументы, в пользу защищаемой сторон, а он их не видит. А уж тем более недобросовестные, это просто наши противники, я бы сказал, которые пытаются обмануть нас, ввести в заблуждение, потому что они действуют против интересов правосудия, они мешают. Следовательно, и от представителей сторон зависит качество судебных решений.

К.Дольщиков (Курск): Насколько, на Ваш взгляд, процедура правосудия должна быть доступной?

В.Яковлев: Основное - определить, как обеспечивать доступность. Легко сказать: "Давайте обеспечим доступность правосудия". А как это сделать? В принципе, можно представить два способа. Первый - это резко увеличивать количество судей и специалистов, которые помогают судьям, потому что без помощников судья работать не может. Но это приведет к довольно большим затратам из бюджета. Я сильно сомневаюсь, что сегодня в бюджете есть деньги на эти цели, потому что на нашу текущую деятельность, на обеспечение того, что у нас есть, мы с трудом получаем деньги из бюджета. А резкое увеличение - это не очень реалистично, хотя надо увеличивать количество и судей, и специалистов, но надо знать меру. Кроме того, увеличение количества судей повлечет за собой увеличения количества рабочих мест, а для этого нужны кабинеты, нужны залы судебных заседаний, а это здания, и их надо строить, и это уже, помимо прочего, - широкомасштабное строительство, дело тоже не очень дешевое. И зарубежный, и наш собственный, отечественный опыт свидетельствуют о том, что сегодня наиболее эффективным способом обеспечения доступности является не экстенсивный способ развития судов, не просто механическое увеличение численности, а рационализация самого судопроизводства. Необходимо сделать его более современным, более гибким, более рациональным, более продуманным, более умным, иначе говоря. Именно по этому пути двигаются другие страны, о которых я уже сказал. Так по существу, суть-то реформы как раз и состоит в рационализации правосудия. Как это достигается? Достигается это различными способами, но для применения их нужны законные формы, основания. Наш последний Арбитражно-процессуальный кодекс, который был принят в 2002г., он эти предпосылки для применения современных гибких форм судопроизводства содержит. Здесь имеются в виду и досудебное урегулирование конфликтов, и так называемые альтернативные способы разрешения споров третейскими судами, коммерческим арбитражем, рационализация самого судопроизводства в государственных судах. У нас так сложилось, что главное - это провести судебное заседание и вынести решение. Это - не главное, а главное в том, чтобы погасить конфликт, разрешить спор. И, оказывается, что спор можно разрешить не только путем вынесения решения, а спор можно разрешить путем улаживания конфликта, более гибкими, современными, цивилизованными способами. Поэтому наш кодекс позволяет, и мы ориентируем наших судей на то, чтобы они не торопились провести заседание и огласить наше решение, а попробовать на подготовительной стадии, работая активно со сторонами, попытаться выяснить точки соприкосновения интересов, наладить между ними переговоры, помочь им найти компромисс. Может быть, истец отзовет свое заявление, может быть, ответчик исполнит добровольно свои обязательства, может быть, они найдут среднюю точку и сделают несколько шагов навстречу друг другу и заключат мировое соглашение, может быть, они для этого используют посредника. Наш кодекс позволяет суду, как бы приостановить рассмотрение дела, позволяя сторонам прибегнуть к услугам посредника, может быть, они с участием такого профессионала-посредника найдут возможность заключить мировое соглашение и принесут его в суд на утверждение. Суд его рассмотрит, убедится, что это мировое соглашение, во-первых, не противоречит закону, и, во-вторых, не нарушает прав интересов третьих лиц, и, значит, суд его может утвердить, и далее это мировое соглашение приобретает силу судебного решения. Вот таким образом, на 80% заканчиваются дела в Высоком коммерческом суде Англии, где рассматриваются наиболее сложные споры, и только по 20% дел, попадающих в этот суд, выносится судебное решение, а по 80% происходит урегулирование на ранней стадии судопроизводства. Это быстрее, это в интересах сторон, и это дешевле, потому что судопроизводство - штука дорогая, и без хорошего адвоката невозможно вообще вести процесс, а хороший адвокат стоит дорого. Использование вот таких способов позволяет достичь цели с минимальными затратами времени, сил, энергии, денег и сторон, и суда, и государства. И вот такие гибкие, современные, цивилизованные формы и обеспечат в конечном счете доступность правосудия.

М.Былинкин (Томск): Необходимо ли убыстрять процедуру разрешения судебных споров?

В.Яковлев: Да необходимо, потому что это затраты времени, денег. Кроме того, сама по себе предпринимательская деятельность очень динамична. Если мы будем долго рассматривать спор, за это время одна из сторон, как коммерческая структура, может отдать богу душу, так сказать. Может она и права в этом споре, но она не дожила до того времени, когда суд признал ее правоту, она не выдержала этого напряжения. Иногда говорят, зачем нам две судебных системы (суды общей юрисдикции и арбитражные суды) давайте мы их объединим. Ну давайте, только нужно подумать, а что произойдет. Мы наблюдали подобное явление в некоторых республиках, ставших независимыми после распада СССР, и что произошло? Они потеряли судей. Как только эти две судебные системы были объединены, судьи ушли, а это профессионалы. Все дела попали в руки непрофессионалов. Судьи судов общей юрисдикции, которые никогда не рассматривали коммерческие споры со всеми их сложностями. Они имели смутное представление о том, что такое акционерное общество, что такое ценные бумаги, вексель и т.д. То есть для разрешения данных споров требуется специализация. Существование коммерческих судов обеспечивает такую специализацию и конечно позволяет не просто разрешать спросы, но еще и быстро это делать.

А.Петелькин (Санкт-Петербург): Скажите, каково Ваше отношение к взаимодействию с Европейским судом по правам человека?

В.Яковлев: Отношение позитивное. Во-первых, потому, что оно должно быть позитивным официально, ведь Россия является членом Совета Европы, она ратифицировала европейскую конвенцию об основных правах и свободах человека, она признала Европейский суд над собой, следовательно, она должна уважать этот суд и его решения. А уж мы, судьи, должны подавать пример уважения к судебным решениям. Затем, Европейский суд наделен определенной компетенцией, которой нет у другого суда. По существу, только этот суд имеет право в процессе рассмотрения дел давать толкования положений конвенции. Конвенция для нас обязательна, и вот эти толкования единственного для нас толкователя, то есть Евросуда, для нас тоже обязательны. Следовательно, мы должны внимательно изучать практику прецедента, создаваемую этим судом при толковании Конвенции, и руководствоваться ей. А, кроме того, мы просто заинтересованы в контактах с этим судом и у нас прекрасные профессиональные контакты, мы там часто бываем, обсуждаем вместе какие-то проблемы, потому что это и есть наша общая работа. Ведь Европейский суд не является вышестоящей судебной инстанцией по отношению к Высшим национальным судам, по отношению к нам, он не является вышестоящей судебной инстанцией. Он не может отменять наши решения, но своими решениями он показывает, что данное государство, например, Россия, обеспечивает настоящее правосудие или нет. Так, следовательно, крен делается в сторону национального правосудия. Но национальное правосудие должно работать хорошо, тогда и у Евросуда будет немного работы. И, следовательно, мы, ориентируясь на стандарты Европейского суда, улучшаем деятельность национальной судебной системы, в том числе и Высшего Арбитражного суда, что мы и делаем, благодаря нашему взаимодействию.

О.Потоцкая (Ярославль): Каких дел сейчас больше: гражданско-правовых или административных?

В.Яковлев: Больше административных. Для нас это некоторая неожиданность, потому что когда мы начинали свою деятельность, гражданских дел было 8,5%, а административных - 1,5%. Так было в 1992г. А в 2004г. административных дел будет больше половины, может быть, даже порядка 60%. С одной стороны это нормально, потому что это означает, что предприниматель судится с государством, а по гражданским предприниматели судятся между собой. То есть то, что с государством они начинают судиться больше, чем между собой - это нормально, но это и ненормально. Дело в том, что наши суды загружены множеством дел, именно в сфере публичных отношений (отношений между предпринимателем и государством), где по существу нет спора, а суд тем не менее эти дела рассматривает. Например, предприниматель не уплатил взносов Пенсионный фонд, он должен заплатить, о чем тут спорить. Взыскание происходит в судебном порядке. Пенсионный фонд идет в суд независимо от того, признает другая сторона или не признает свою обязанность по уплате, его тащат в суд. Что здесь делать суду. Если предприниматель хочет оспорить это, то тут есть спор, а так спора нет. В этом смысле наше правосудие построено не рационально, то есть суды забиты бесспорными делами. Поэтому у судов не остается времени для разрешения крупных, серьезных дел, таких как дела о банкротстве. Именно поэтому необходимо ввести досудебное регулирование этих конфликтов, которых по существу и нет. Мы внесли соответствующее законодательное предложение по данной проблеме.

А.Козленков (Екатеринбург): Как Вы относитесь к качеству работы региональных Арбитражных судов?

В.Яковлев: Это мой земляк, потому что я в прошлом свердловчанин. Так что я с удовольствием отвечу на его вопрос, хотя я не очень понимаю, то он имеет в виду под региональными судами. Дело в том, что у нас есть суды субъектов Российской Федерации и есть окружные суды в 10 судебных округах, у нас сейчас в судах субъектов РФ сидит как бы две инстанции - первая инстанция и апелляционная. А окружные суды, в том числе и в Екатеринбурге, есть окружной суд, как суд Уральского региона, может быть он имеет в виду этот региональный суд по Уральскому региону. Это кассационная инстанция, то есть третья инстанция. Сейчас мы, реализуя соответствующий закон, улучшаем структуру нашей судебной системы, выделяя апелляционную инстанцию из судов субъектов РФ и оставляя там только первую инстанцию. Что касается апелляционной инстанции, то она перейдет в самостоятельные апелляционные суды. Сейчас уже два таких суда работают, апелляционных суда, окружных тоже, это в Москве и Московской области. Я думаю, что с 1 декабря, наверное, начнет работать еще один суд в Санкт-Петербурге, а в последующем, я думаю, в течение следующего года начнут работать еще 17, итого - 20 апелляционных судов. И вот эти суды - и 20 апелляционных и 10 кассационных - обладают особым свойством, чрезвычайно ценным для сторон, на мой взгляд, они не связаны с административно-территориальным делением, это судебные округа, апелляционные и кассационные судебные и там нет других ветвей власти в этих округах, ни законодательной, ни исполнительной, что повышает самостоятельность судебной власти, независимость, а, следовательно, качество правосудия. Надо сказать, что во многих странах мира судебная система построена по такому принципу, то есть отделена от административно-территориального деления и от других ветвей власти - от законодательной и исполнительной, организационно отделена. В России дореволюционной было то же самое, между прочим, по результатам реформы 1864г. судебная система была выстроена так: первой инстанцией были окружные суды, которые обслуживали несколько уездов, не один, а несколько уездов, вторая инстанция - это судебные палаты, которые обслуживали не одну губернию, а несколько губерний, а наверху был сенат. Вот сейчас у нас будут, когда мы закончим сформирование апелляционных судов, будут первая инстанция, она единственная, которая будет связана с административно-территориальным делением субъектов РФ, дальше 20 апелляционных, 10 кассационных и наконец Высшей Арбитражный суд, который будет выполнять только одну задачу - главную - это обеспечение единства судебной практики. Вот собственно, так мы эту судебную систему выстраиваем, поэтому, я думаю, региональные суды - это чрезвычайно современное и эффективное образование.

О.Бирюков (Смоленск): Что Вы думаете о взаимоотношении суда и налоговых органов?

В.Яковлев: Ну, тут бы надо спросить налоговые органы, что они думают о взаимоотношении с судами. Мы-то себе четко представляем: они выносят решение, а мы осуществляем надзор за законностью этих решений, когда эти решения обжалуются. То есть, мы как бы надзирающий орган, и мы отвечаем на вопрос о том: законны ли действия налогового органа или нет. Вот в этом и состоит наше взаимодействие. Так что это взаимоотношение налогового органа с судебной властью. И, надо сказать, что введение такого судебного надзора, то есть возможность обжалования решения налоговых органов в суде резко изменило ситуацию. Когда мы только начинали разрешать налоговые споры, то мы убеждались в том, что налоговые органы очень часто нарушали законы и, вообще, мало считались с законами, да и работники налоговых служб не очень были подготовлены с точки зрения знания законов. Но с тех пор, как мы стали осуществлять судебный надзор и стали признавать их решения незаконными, а зачастую, когда налогоплательщик обжалует решение налогового органа, то налоговые органы проигрывали и проигрывают эти споры в 60-70% случаев, налоговые органы вынуждены обращаться к закону постоянно и повседневно. То есть, по существу, они у нас прошли школу права за это время через наши дела и решения. И я должен сказать, что за эти годы налоговая службы была оснащена юридическими службами, там появились неплохие юристы, они хорошо знают законодательство. И иногда, на заседании президиума я слушаю представителя налогового органа и думаю: вот бы получился неплохой судья по этой категории дел, потому что они прекрасно знают законодательство и практику. Я думаю, что деятельность судов утверждает начало права и законности в деятельности налоговых органов.

А.Золотова (Санкт-Петербург): Как Вы относитесь к апелляциям?

В.Яковлев: Мне приятно, что так много вопросов из Санкт-Петербурга, юридическая мысль там была всегда на высоком уровне, потому что там прекрасный университет, юридический факультет. Университет может гордиться своими выпускниками, например, президентом РФ Владимиром Путиным. Если подразумевать под апелляцией сам способ обжалования и пересмотра судебного решения в полном объеме, то есть и по доказательной базе, и по вопросам права, так вот это важнейшая гарантия для стороны. Сторона, которая не согласна с решением, может в апелляционном порядке, без всяких ограничений обжаловать решение в полном объеме, и по вопросам доказательственного характера, и по вопросам оценки доказательств, и по вопросам полноты доказательств, и по вопросам толкования и применения права. Апелляция - это свидетельство степени цивилизованности судебной системы. И если есть полная апелляция, значит это современная, цивилизованная, хорошая судебная система.

Е.Зарецкая (Санкт-Петербург): Надо ли уменьшать сроки рассмотрения дел?

В.Яковлев: Смотря, что здесь имеется в виду. У нас сроки устанавливаются законом, нашим процессуальным кодексом, и есть просто какие-то средние сроки разрешения дел судами. Вот если иметь в виду сроки разрешения дел судами, то чем они короче, тем лучше. И в этом смысле надо их сокращать. Но дело в том, что их нельзя сократить до одной минуты, потому что такой срок никогда не будет соблюден, он будет нарушен. Следовательно, должны быть установлены оптимальные сроки. Между прочим, во многих странах мира законодательство вообще сроков рассмотрения дел не устанавливает, и когда мы говорим зарубежным коллегам, что у нас есть сроки рассмотрения дел, они очень удивляются. Так что лучше: вообще не иметь сроков или иметь? Я думаю, наша практика лучше - лучше иметь. Почему? Да потому, что наличие сроков организует работу и наши суды рассматривают споры быстрее вопреки распространенному неверному представлению, наши суды рассматривают споры намного быстрее, чем суды западных стран, мы рассматриваем споры быстрее, чем германские суды, французские суды, американские суды и так далее. То есть в Совете Европы знают, что Арбитражные суды России являются одним из самых быстродействующих судов, но все в меру, потому что это может сказываться на качестве. Они и без того у нас, сроки, небольшие, те, что установлены законом. На мой взгляд, сокращать их не следует. Например, по административным делам у нас есть срок 10 дней, 15 дней, ну куда еще-то сокращать? Нет, их надо, может быть, даже где-то немножко удлинить в некоторых случаях.

Ю.Бакаева (Москва): Что нужно сделать, чтобы судьи эффективнее выполняли свою работу?

В.Яковлев: Я уже говорил об этом, но повторю, что для этого нужны и кадры хорошие, и хорошая подготовка, и статус высокий требуется. Но есть еще один фактор, который нужен - это создание необходимых условий для работы судей. Ведь для того, чтобы судья работал быстро, эффективно и качественно он должен быть обеспечен всем необходимым. Должны быть здания, оборудование, помощники, специалисты, должны быть залы судебных заседаний, в общем, много чего должно быть. И вот когда все эти условия есть, тогда и суды работают хорошо. Вот, скажем, реформа 1864г., великая судебная реформа, она была как раз характерна именно таким комплексным подходом. Помимо прочего, была, например, установлена высокая зарплата для судей. Юристы и без того были воодушевлены идеями судебной реформы, а когда эти идеи подкреплены хорошим материальным фактором, высокой зарплатой, то лучшие юристы страны пошли в судьи, и правосудие в России на глазах у изумленной публике поднялось на очень большую высоту. Население России в то время гордилось правосудием и своей судебной системой, поскольку эта была одна из лучших судебных систем Европы. А потом, к сожалению, в течение многих лет зарплата судей не пересматривалась, а инфляция всегда была, и постепенно эта зарплата судей в дореволюционной России уменьшалась и, наконец, скукожилась до того, что хорошие юристы перестали идти в суды. Так вот, у нас произошло то же самое. В 1992г. в России была установлена весьма приличная зарплата для судей, но с тех пор она не увеличивалась, но зато уменьшалась в несколько раз.

А.Кротов (Москва): Что такое упрощенные формы судопроизводства?

В.Яковлев: Они появились только в нашем последнем Арбитражно-процессуальном кодексе, до этого их не было. Мы, конечно, использовали при их разработке и собственный отечественный опыт, были упрощенные формы в дореволюционной России и зарубежный опыт. Упрощенная форма. Кодекс устанавливает в каких случаях она возможна. Она возможна при наличии ряда условий, во-первых, если спор на небольшую сумму или по существу и спора то нет, то есть когда дело оказывается бесспорным. Например, когда коммерческая структура или гражданин потребили электроэнергию. По счетчикам видно, сколько ее использовано, и соответственно известна цена. Что тут спор есть? Нет. Можно конечно говорить, что я платить не буду, но это не спор. Следовательно, в подобных случаях возможна упрощенная форма. Судопроизводство это громоздкая система и достаточно дорого, поэтому можно использовать более простые формы. Еще одним условием упрощенного судопроизводства является согласие сторон. Если они не согласны, тогда оно будет рассмотрено по полной процедуре. Если упрощенная форма, то достаточно того, что стороны знают позиции друг друга и они в письменной форме излагают свое согласие или возражение, а суд на основании этих данных принимает решение. Это и есть ускоренное судопроизводство.

А.Смирнитский (Москва): Как Вы считаете, что нужно сделать, чтобы ускорить процедуру защиты нарушаемых прав?

В.Яковлев: Ну, если уж говорить действительно о защите, а я уже говорил, что защита, это когда судебное решение исполнено, тогда происходит реальная защита. Видите, как много факторов требуется, требуется быстрое разрешение спора судом. Для этого требуется использование тех форм, о которых я говорил, упрощенных форм, ускоренных форм, переговоры и так далее. И, конечно, требуется хорошо отлаженная система исполнения судебных решений, без проволочек, без затяжек, ответственная работа судебных приставов. Надо сказать, что многие институты в нашем обществе появились по нашей инициативе, очень многие. Например, Службы судебных приставов России не было, откуда она, эта служба взялась? Да по нашей инициативе. Мы заглянули в отечественную историю и увидели, что до революции в России очень эффективно работал этот институт - Служба судебных приставов. И мы инициировали подготовку закона о создании Службы судебных приставов. Несколько лет этот закон мы пробивали через правительство. Наконец, пробили, службу создали, она работает, ситуация резко улучшилась с исполнением судебных решений. Но это молодая служба, ее надо совершенствовать, у нее много недостатков, она тоже находится под контролем суда, акты судебного пристава могут быть обжалованы в судебном порядке, и мы эти жалобы рассматриваем, проверяем их законность. Иногда и довольно часто удовлетворяем заявления о признании не вполне законными действия судебных приставов. Значит надо эту службу совершенствовать, улучшать.

И.Фриман (Москва): Что Вы думаете по поводу досудебных методов урегулирования споров?

В.Яковлев: Досудебное урегулирование споров - это урегулирование путем переговоров. Стороны могут вести переговоры напрямую сами, они могут привлекать специалистов-консультантов, найти посредника, который поможет выработать совместную взаимовыгодную позицию. Это все досудебное урегулирование. Весь мир активно использует досудебные методы, и в суды попадает ничтожная часть споров. Большая часть споров разрешается на досудебной стадии. Это разумный и цивилизованный, свойственный деловым отношениям метод, поскольку он позволяет найти компромисс, позволяет им не терять деловые связи и контакты, продолжать бизнес, сохранять договорные отношения и доверие друг с другом. И чем больше будет использоваться этот способ в нашей предпринимательской среде, тем лучше. Одно только требуется - порядочность и добросовестность. Чем более высок уровень культуры бизнеса, тем меньше необходимости обращаться в суд, тем больше возможностей через переговоры урегулировать конфликты и недоразумения между собой.

К.Мальков (Петербург): С сентября 2003г., после введения в действие нового Арбитражно-процессуального кодекса, в судах появилась система предварительных слушаний по искам. Прокомментируйте, пожалуйста.

В.Яковлев: Предварительные слушания по искам есть не что иное, как подготовительная стадия. Я уже говорил о том, что главное - не поторопиться провести основное судебное заседание, где будет вынесено решение, главное, как следует подготовить дело к вынесению решения, подготовительная стадия - это сбор доказательств, это юридические аргументы, это попытка между сторонами самим разобраться и, может быть, урегулировать спор. Вот это все как раз на первой стадии, на стадии подготовки, сегодня она становится главной стадией. Чем лучше судья и его помощник ведут подготовку (у нас есть сейчас у судей помощники), тем лучше дело подготовлено и тем лучше это для сторон. И стороны вовлекаются в эту работу. Разумеется, это все происходит с их участием. Чем и хороша подготовительная стадия - это совместная работа суда и сторон. И вот эта подготовительная стадия, она завершается проведением подготовительного заседания, на котором судья и стороны выясняют, все ли доказательства представлены, все ли аргументы приведены, не надо ли еще чего-то, можно считать, что подготовительная стадия закончилась - тогда переходим к главному судебному заседанию. То есть, на сегодняшний день это, может быть, важнейший фактор использования и ускоренных форм, и разрешения споров на ранней стадии, и самое главное, вынесение в конечном счете законных и обоснованных решений в основном заседании.

Ю.Строганов (Москва): Что Вы думаете по поводу коммерческого Арбитража?

В.Яковлев: Коммерческий Арбитраж - это третейский суд. Но третейский суд может разрешать и не только коммерческие споры, а коммерческий Арбитраж - это третейский суд для разрешения коммерческих споров. Чаще всего у нас третейских суд применяется именно для решения коммерческих споров, то есть в форме коммерческого Арбитража. Коммерческий Арбитраж - это суд между двумя джентльменами с помощью третьего джентльмена. Коммерческий Арбитраж требует высокого доверия спорящих сторон друг к другу, а также доверия к тому лицу, которого они избрали в качестве судьи. Это взаимное доверие создает благоприятную почву для деятельности коммерческого Арбитража. Стало быть, коммерческий Арбитраж нельзя навязать или насадить насильно. Он должен возникать в силу имеющегося между ними доверия. Решения коммерческого Арбитража должны исполняться добровольно. Слово джентльмена - я говорю, что я выполню решение третейского судьи добровольно. Я думаю, что эта система будет у нас развиваться.

С.Плотников (Ставрополь): Какой должна быть кадровая политика судебных органов?

В.Яковлев: Кадровая политика - это важнейшая составляющая нашей работы. Я уверен, что состояние правосудия всецело зависит от того, "а судьи кто?". Необходим тщательный отбор и высокая профессиональная подготовка, а также должны присутствовать человеческая честность, надежность, принципиальность. Способность быть всегда беспристрастным, объективным и справедливым. Это особые качества, и, может быть, не каждому они даны, но для судьи они обязательны. И для того, чтобы именно такие судьи были. Не случайно ведь наше законодательство устанавливает, что президент может человека назначить судьей только в том случае, если он рекомендован на должность судьи квалификационной коллегией судей, то есть судьи проводят собеседование с кандидатом и пытаются определить, годится ли он для судейской должности, готов ли он профессионально (он должен еще экзамен сдать на должность судьи), годится ли он по своим морально-нравственным качествам. И когда вот сейчас предлагают сделать так, чтобы в квалификационных коллегиях судей было меньше, чем не судей, то я не думаю, что это приведет к укреплению состава судей. А уж тем более, что квалификационная коллегия решает не только вопросы рекомендаций для назначения на должность, назначает-то все равно президент или Совет Федерации судей высших судов, но она ведь еще и прекращает полномочия. Если полномочия судьи прекращают лица, не относящиеся к судейскому корпусу, и они составляют в коллегии большинство, то можно считать, что с правосудием покончено. Потому что общеизвестно всему миру давно, что если полномочия судьи могут быть прекращены лицами, находящимися за пределами судейского корпуса, то это означает полную потерю независимости и самостоятельности. Неужели мы этого не знаем? Мы это все уже проходили. Поэтому я думаю, что это не будет способствовать продвижению правосудия.

М.Лихачев (Новосибирск): Чем полезен Всероссийский съезд судей?

В.Яковлев: 30 ноября этого года начнет свою работу очередной съезд. Съезды проводятся раз в четыре года. Он не только полезен, он прежде всего, необходим по закону, потому что он формирует органы судейского сообщества на 4 года. Вот он изберет состав судей высшей квалификационной коллегии, которая потом будет решать важнейшие вопросы дачи рекомендаций, прекращения полномочий судей и так далее. Значит, он просто необходим юридически. Но, кроме того, на съезде судьи проведут анализ, я надеюсь, честный, открытый, беспристрастный анализ собственной деятельности и постараются наметить пути дальнейшего усиления правосудия.

В.Колосков (Москва): Сейчас значительно увеличилось количество споров об интеллектуальной собственности. Необходимо ли создание специализированного суда по рассмотрению такого рода дел?

В.Яковлев: Все зависит от того, какие споры. Если речь идет, например, о спорах, касающихся того, является ли данное решение изобретением, на мой взгляд, - да. Всю Германию обслуживает единый патентный суд. Работает он чрезвычайно эффективно. Германия самая патентная страна в Европе, там больше всего патентов. Если бы у нас был создан патентный суд, я думаю, что это было бы полезно. А вот споры, например, касающиеся товарных знаков, могут решать и другие суды, в том числе и наши Арбитражные суды.

Ф.Клочков (Москва): Какие шаги необходимо предпринять для укрепления статуса судьи?

В.Яковлев: Спасибо Вам большое за этот вопросы, потому что он ставится об укреплении статуса судьи, и я с Вами согласен. К сожалению, в последнее время мы наблюдаем, скорее, попытки снижения статуса судьи. И это губительным образом может сказаться на судебной реформе в России. А вот укрепление статуса судьи - это вечная задача. Я думаю, что, с одной стороны, надо повышать статус судьи, в том числе и уровень материального обеспечения, а с другой стороны - повышать ответственность судей.

К.Серпухов (Подольск): Квалификация юристов, представляющих государственные органы (министерства и ведомства), зачастую ниже уровня адвокатов, представляющих интересы крупных компаний. Какие шаги надо предпринять для укрепления юридических кадров государственных органов?

В.Яковлев: Действительно, иногда коммерческие структуры обладают значительно более сильными юристами. Причина, думаю, всем понятна. Дело в том, что труд соответствующим образом вознаграждается. Если в государственных органах будет также сделано достойное вознаграждение, то придут хорошие юристы.

Н.Барков (Саратов): Арбитражные заседатели появились еще до вступления в силу АПК 2002г., но позже этот институт был закреплен в новом кодексе. Означает ли это, то такая форма рассмотрения экономических споров себя оправдала?

В.Яковлев: Да, мы раньше-то арбитражных заседателей привлекали в порядке так называемого эксперимента, а сейчас это ставило общим правилом. По желанию сторон в рассмотрении спора наряду с профессиональным судьей могут участвовать два сидящих рядом с ним арбитражных заседателя, которые являются по существу представителями корпуса предпринимателей. Это очень хороший способ разрешения споров это повышает доверие к суду, это способствует более глубокому изучению обстоятельств дела, возникающего из предпринимательской деятельности, потому что обычно это люди, которые хорошо знают эту предпринимательскую деятельность, там банковскую деятельность, строительную, транспортную и так далее. Этот институт, к сожалению, используется не так широко, как надо было бы. Почему? Да просто потому, что, к сожалению, стороны не очень доверяют, так сказать, себе подобным. Они больше доверяют государственным судьям, чем представителям предпринимательских кругов в обличие судьи. Но я думаю, что это пройдет со временем.

Заключительное слово В.Яковлева:

Спасибо большое. Мне вопросы показались очень интересными. Это не вопросы праздного любопытства, это вопросы (может, Вы заметили по моим ответам), затрагивающие какие-то существенные стороны и элементы деятельности судов. Я благодарен за заданные мне здесь вопросы, которые свидетельствуют, во-первых, о живом интересе, а, во-вторых, наверное, и о большой заботе о том, чтобы наши суды работали как следует, и я благодарю за этот интерес, и надеюсь, что в нем заключен и элемент доверия к нам, к судьям.

в начало

ПРАВОВЫЕ НОВОСТИ
СУДЫ И СПОРЫ
ОТРАСЛЕВЫЕ НОВОСТИ
ОТСТАВКИ И НАЗНАЧЕНИЯ
МОНИТОРИНГ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА