media.lawtek.ru
ВЫШЛИ В СВЕТ
КОНТАКТЫ

115054 Москва, ул. Зацепа, 23

Тел.:  +7 (495) 215-54-43,
Тел.:  +7 (499) 235-47-88,
Тел.:  +7 (499) 787-70-22,
Тел.:  +7 (499) 787-76-85.
Факс: +7 (499) 235-23-61.

e-mail: info@lawtek.ru

Внимание!!!

Временно единый телефон ПравоТЭК +7 (495) 215-54-43

Правовые аспекты продажи акций компании "Юганскнефтегаз"
В РИА "Новости" прошел брифинг Директора института государства и права Российской Академии наук, доктора юридических наук (степень LLM Колумбийского университета США) Андрея Лисицына-Светланова.

- Как известно, 6 января в Хьюстонском суде пройдет основное слушание по делу ходатайства ЮКОСа о признании его банкротом. В качестве обеспечительной меры удовлетворено ходатайство ЮКОСа о запрете на проведение аукциона по продаже акций компании Юганскнефтегаз. Между тем, российским судом в июле 2004 года был произведен арест имущества компании ЮКОС и, в соответствии с российским законодательством, арестованное имущество, в частности, активы Юганскнефтегаза, должно быть выставлено на торги. Они и были выставлены, несмотря на то, что американский суд наложил запрет на их проведение. Комментирует ситуацию наш гость Андрей Лисицын-Светланов, директор института государства и права РАН, доктор юридических наук.

- Во-первых, я хотел бы обратить внимание на то обстоятельство, что в настоящее время мы располагаем достаточно ограниченным материалом для того, чтобы делать исчерпывающие выводы. Поэтому свои соображения я выскажу именно на основе той информации, которой располагаю на сегодняшний день.
1. Промежуточное решение, которое выносилось судом в Хьюстоне, носит специальный характер. Это меры временного характера. Однако сфера их действия не ограничивается территорией США.
2. При рассмотрении данного дела выносились не только решения, но судом анализировалась и сама ситуация применительно к ряду юридических лиц, а также к РФ. То есть применительно к суверенному государству России.
Вот эти два момента весьма важны и делают судебное дело отнюдь не ординарным.
Начнем с вопроса, касающегося РФ. Вынесенное судом решение имеет свои мотивы. Эти мотивы, как мне представляется (опять на основе тех материалов, которые были в моем распоряжении) очень внимательно разбирают ситуацию, была или нет РФ надлежащим образом уведомлена о данном слушании, которое уже состоялось. Но, с моей точки зрения, главный вопрос не о том, уведомлялась ли она или нет, а может ли она в принципе уведомляться в подобном деле. Суть проблемы состоит в том, что в настоящее время государство, если оно выступает не в роли носителя властных полномочий, а как торгующее государство, в ряде юрисдикции, и, в первую очередь, в США, рассматривается как обычный субъект права, к которому может быть предъявлен иск. Вместе с тем, если государство выступает как носитель властных полномочий, и не отказалось прямо от своего судебного иммунитета, то быть привлеченным в качестве ответчика или стороны в суде, в том числе и в суде США, государство не может. В имеющейся информации я не усмотрел чего-либо, что свидетельствовало бы о том, что РФ в рассматриваемом случае действовала в качестве торгового субъекта, а не носителя властных полномочий. Поэтому вопрос о том, уведомлялось оно или нет, является вторичным, если вообще может иметь место. Вопрос состоит в том, что в данном случае рассмотрение в качестве ответчика РФ, мне кажется, более чем странным. А попросту говоря, не обоснованным.
Второй вопрос, касающийся ряда юридических лиц, в отношении которых был вынесен судебный запрет.
Первый вопрос также возникает о юрисдикции судов США для рассмотрения подобного дела. Безусловно, признак присутствия ответчика на территории суда является основанием для суда признания его компетенции. Вместе с тем, следует иметь в виду, и, наверное, суду необходимо рассмотреть этот вопрос, а не является ли присутствие ответчика искусственно созданной ситуацией. Более того, искусственно созданной ситуацией в деле банкротства, которое, не исключено, может иметь продолжение и криминального характера. Если ЮКОС не имел представительств и не вел эффективный бизнес на территории США, и обращается с ходатайством, (я имею в виду уже следующие его шаги) о банкротстве, то возникает вопрос: почему для этого выбрана юрисдикция США, а не юрисдикция того государства, где находятся колоссальные активы данной организации. Это вопрос, который, наверное, должен исследоваться судом. И мне покажется странным, если он не исследуется. Теперь вопрос о самих запретах, которые выносятся. Да, безусловно, с формально-правовой точки зрения, если суд признает себя компетентным рассматривать дело, он может выносить и определенные решения, связанные с обеспечительными мерами. Причем такое решение принимается очень быстро. Если мы обратимся к праву РФ, то они буквально молниеносные. Сутки даются судье для того, чтобы принять решение, удовлетворять ходатайство об обеспечительных мерах или нет. Поэтому когда говорят о поспешности, с которой было принято решение в США - я не вижу оснований упрекать суд в этом. Но вопрос в другом: что может быть предметом обеспечительных мер. И в отношении чего они выносятся, а также, каковы последствия принимаемых обеспечительных мер. Если мы обратимся к ситуации, которая возникла вокруг Юганскнефтегаза, то следует отметить следующее. Состоялось судебное решение, российское судебное решение, в соответствии с которым активы ЮКОСа, в частности акции Юганскнефтегаза, подлежали продаже через аукцион. Здесь я бы хотел обратить внимание - состоялся судебный акт и судебный исполнитель обязан действовать в соответствии с вынесенным судебным актом. Цель аукциона - предоставить возможность всем заявить о своем участии. В этом суть аукциона. Насколько же разумно решение, которое ограничивает одного или нескольких потенциальных участников аукциона, участвовать в мероприятии или в действиях, определенных, предписанных судом в силу состоявшегося судебного решения? Каким образом решение иностранного суда может, по сути дела, срывать такой аукцион? Давайте на секундочку представим, может ли решение какого-либо иностранного суда повредить шерифу в США исполнить судебное решение. Даже представить, наверное, страшно. Но в данном случае, такое решение состоялось. Я не берусь в настоящее время давать более детальные оценки состоявшимся судебным решениям. Было бы странным, если бы российский юрист оппонировал судье в США. Я в настоящее время говорю об определенной категории дел, которые возникают в так называемой сфере международного гражданского процесса и затрагивают юрисдикции иностранных государств. Представить себе, что процессуальные действия, совершаемые в одном государстве в делах, где присутствует элемент, строится на абсолютно одинаковых принципах, как чисто внутренние дела, было бы неправильным. Здесь можно вспомнить и саму доктрину Коммети, то есть вежливости, которая, кстати, родилась в США. И с этих позиций игнорирование тех судебных действий, которые совершаются в другом государстве, судами США, мне представляется необоснованным, и я берусь утверждать это достаточно определенно. Постольку, поскольку это затрагивает судебную систему РФ.

- А если у ЮКОСа была недвижимость, предприятия на территории США, и решение суда было бы действительно? Можно было бы совершить отчуждение собственности ЮКОСа на территории США?

- Дело в том, что в мировой практике существует как бы два принципа для банкротных дел. Один принцип - он универсальный - когда дело о банкротстве возникает в одном государстве, и оно признается в качестве такового на территории вех государств, либо территориальный, где возникновение банкротного дела производится с точки зрения интересов данного государства, даже не государства, а кредиторов, находящихся на территории данного государства. Я не берусь судить. Если было бы имущество ЮКОСа, и если бы эта дочерняя фирма разорялась, и начался бы процесс в отношении этой фирмы, то кому она принадлежит, капиталу российскому либо французскому, либо какому другому, не имеет значения. И, ради Бога, это могло бы иметь место. И это надо давать отчет всем российским предпринимателям в данном случае. Но в нашем случае ситуация несколько другая. Речь шла о запрете совершать действия, которые были санкционированы российским судом. Вот в этом гвоздь проблемы. Вот это самое основное с моей точки зрения. А так, безусловно, факт того, что собственность, в том числе недвижимое, принадлежит иностранной фирме - вполне нормально.

- Когда вы говорите, что решение суда представляется необоснованным, Вы скорее склонны считать, что американский суд принял ошибочное решение? Или это решение было предвзятое или то, что американский суд вообще не мог браться за рассмотрение такого дела?

- Что я усмотрел в этом деле. Решение, которое выносит судья, достаточно мотивированное. Речь не идет о каком-то решении спонтанном либо где отсутствуют мотивы, ссылки на прецеденты, либо на статутные нормы. Нет, решение вынесено вполне нормальное. Я имею в виду нормальное по внешней форме. Оно, может быть, было бы вполне нормальным, если бы оно касалось конфликтов между, то есть межштатное, может быть. Я даже допускаю эту ситуацию. Но данное дело затрагивает конфликты международного характера. То есть не только те, которые возникают между штатами в США, но затрагивают другую юрисдикцию. Я не буду здесь утомлять всех приведением различий между регулированием, связанным с коллизионными проблемами, или проблемами конфликта юрисдикции между штатами и международными конфликтами. Это специальный и сложный вопрос. Но я в этом решении не усмотрел главного. То, что в городе Хьюстон судья принял во внимание тот факт, что дело имеет аспект, связанный не только с США. Кстати, эта болезнь достаточно характерная. Когда мы обсуждаем проблемы, связанные с международным гражданским процессом или международным частным правом у нас в стране, мы подчас также отмечаем, что судьи не готовы к рассмотрению конфликтов, включающих в себя так называемый иностранный элемент. Повторяю, я не могу и не имею право комментировать качество вынесенного решения с позиции собственно внутреннего права. Я не мог бы его опровергать, если бы дело касалось только штата Техаса или только штатов США. Я рассматриваю аспект, который среди юристов называется — международный гражданский процесс.

- Какие могут быть юридические последствия этой юридической коллизии? Как Вы полагаете, эта ситуация будет развиваться в юридическом русле и может ли иметь какие-то экономические для нас последствия?

- Сначала в отношении местоимения — нас. Наверное, в отношении нас никаких особенных. А вот что касается тех юридических лиц, в отношении которых выносилось это решение, и они , тем не менее, не последовали ему, то последствия могут быть достаточно суровые. То есть как нарушение судебного запрета со всеми вытекающими последствиями. Я хотел бы только в этом случае привести одну мысль. Вот представим себе такую ситуацию, что ЮКОС начал бы этот процесс, допустим, в Венесуэле, и если бы венесуэльский суд принял аналогичное решение. Очень бы это огорчило всех остальных участников этого процесса, в частности Дойчбанк? Наверное, но у меня такое впечатление, что не очень. А вот решение, вынесенное судом США, конечно, я думаю, будет иметь более серьезные последствия. Ну, уж как не мы, а они будут из того положения выходить. Думаю, об этом будут заботиться их юристы.

- Для нас — имеется в виду для РФ?

- Ну, да, для РФ, для граждан РФ.

- Вы вот сейчас перечислили субъекты, которые были перечислены в решении. То есть там банки были перечислены, Газпром и еще ряд компаний, которые собирались купить Юганскнефтегаз. А для РФ, для чиновников, которые выставили на аукцион и продали Юганскнефтегаз, например, конкретно РФФИ, будут ли какие-то последствия?

- Здесь просто надо посмотреть внимательней текст запрета. Если текст запрета адресован к какому-то лицу, и он подпадает под юрисдикцию США, физически я имею в виду, исключить этого нельзя.
Я могу дать комментарий по поводу того, что внимательно прочел и проанализировал. Я это не видел.

- Все-таки, что значит — Вам представляется решение американского суда недостаточно обоснованным?

- Я считаю, по крайней мере, вот этот момент, который я высказал - оно игнорирует существующее решение, состоявшееся решение российского суда, которое находится в процессе исполнения. Потому что исполнительное производство начато. Следовательно, фактически это была предпринята попытка, определенная приостановить продолжающееся исполнительное производство российского суда. Вот в Том плане, я считаю, что совершенно не допустимо.

- Есть какие-то аналогии у Вас с делом фирмы НОГА, которое много шумело, арестовывали наши суда?

- В отношении фирмы НОГА, ситуация несколько другая. Хотя среди ее эпизодов были случаи, когда взыскание обращалось на имущество государства. Эта история для меня, по крайней мере, возникла неожиданно. Потому что различия в ответственности государства и юридического лица, даже государственного юридического лица, эта проблема, которая возникала в 20 годы прошлого века, а в 30 годы прошлого века уже была решена и в судах западных стран. Поэтому эксцесс, который возник, несколько удивил. История достаточно старая и давно решенная. Ну, а то, что в данном случае, исполнение против РФ не исключено, основано на том, что ведь было вынесено и не оспорено решение по существу против РФ. Если РФ по данному делу давала какие-либо гарантии, то тогда, безусловно, если является стороной частноправового отношения и вынесено арбитражное решение, будет исполняться. Вопрос возникает другой, в отношении какого имущества? Потому что этот вопрос возникал. Была попытка наложить арест на активы посольства, и имущество посольства. Это не допустимо. Потому что это имущество в любом случае изымается из юрисдикции любого государства всегда и везде.

РИА "Новости"

в начало

ПРАВОВЫЕ НОВОСТИ
СУДЫ И СПОРЫ
ОТРАСЛЕВЫЕ НОВОСТИ
ОТСТАВКИ И НАЗНАЧЕНИЯ
МОНИТОРИНГ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА