media.lawtek.ru
ВЫШЛИ В СВЕТ
КОНТАКТЫ

115054 Москва, ул. Зацепа, 23

Тел.:  +7 (495) 215-54-43,
Тел.:  +7 (499) 235-47-88,
Тел.:  +7 (499) 787-70-22,
Тел.:  +7 (499) 787-76-85.
Факс: +7 (499) 235-23-61.

e-mail: info@lawtek.ru

Внимание!!!

Временно единый телефон ПравоТЭК +7 (495) 215-54-43

Опыт Норвегии в правовом регулировании нефтегазовой деятельности
Й.А. Стубберуд и Л.О. Аскхейм, адвокаты отдела ТЭК и природных ресурсов и отдела российско-норвежских проектов адвокатской фирмы Wikborg, Rein & Co, Осло, Норвегия;
В.Н. Кокин, к.ю.н., представитель норвежской компании Norsk Hydro ASA по связям с правительством и промышленностью, Москва, Россия

В статье рассказывается об основных видах государственных разрешений, необходимых для получения права на ведение нефтегазовой деятельности в Королевстве Норвегия. Кроме того анализируются особенности норвежской системы налогообложения данной производственной сферы, а также приводится перечень договоров, необходимых для начала работ на норвежском континентальном шельфе нефтегазовыми компаниями, в том числе и иностранными.
В связи с происходящей в России и Казахстане работой над совершенствованием законодательства о недрах, в начале статьи хотелось бы затронуть более широкие аспекты, в частности, правовой режим добычи углеводородов и других полезных ископаемых на суше.
В Норвегии существует специальный закон о разведке и добыче нефти и газа в недрах на суше[1]. Этот закон устанавливает, что право собственности на такие ресурсы принадлежит норвежскому государству. Разрешение на разведку и добычу уполномочено выдавать Министерство нефти и энергетики. Но упомянутый закон имеет минимальное значение на практике, так как исторически вся норвежская нефтегазовая деятельность сосредоточена в море, на континентальном шельфе. Это еще связано с тем, что на 99 % сухопутной территории Норвегии нет нефтегазовых месторождений. Поэтому норвежское законодательство о нефтегазовой деятельности на суше развито слабо и не может служить в качестве образца для подражания.
Что касается законодательства о других ресурсах недр, кроме углеводородов, например, в отношении железной руды, драгоценных металлов, других минералов, водных ресурсов, то в Норвегии существует ряд особых правовых режимов, сильно отличающихся от законодательства, которое применяется по отношению к нефтегазовой деятельности на континентальном шельфе. Речь, в частности, идет о режимах, в соответствии с которыми все права на добычу ресурсов недр принадлежат землевладельцу (частному или государственному), а в некоторых случаях действует режим, в соответствии с которым каждое физическое и юридическое лицо имеет право свободно заниматься разведкой и добычей ресурсов недр, даже на землях, принадлежащих другим лицам, и без особых на то разрешений со стороны владельца участка земли. Горная промышленность, геологоразведка, добыча золота, других минеральных ресурсов находится в компетенции Министерства промышленности и торговли, а разведка и добыча нефти и газа - Министерства нефти и энергетики. Из вышесказанного следует, что в Норвегии нет одной, целостной законодательной модели, которая могла бы служить образцом при совершенствовании российского законодательства о недрах в целом. Однако Норвегия имеет особый и интересный опыт в области нефтегазовой деятельности на континентальном шельфе, правовому режиму которой и будет посвящена данная статья.

Роль норвежского государства в организации нефтегазовой деятельности. Компетентные государственные органы

Норвежский Закон "О нефтяной деятельности"[2] в статье 1-1 устанавливает, что "Норвежское государство имеет право собственности на подводные нефтяные месторождения и исключительное право на управление полезными ресурсами". Стоит отметить, что в данном отношении норвежское законодательство может, по крайней мере в некоторой степени, находиться в противоречии с Конвенцией ООН по морскому праву[3], согласно статьи 77 которой "Прибрежное государство осуществляет над континентальным шельфом суверенные права в целях его разведки и разработки его природных ресурсов". Норвежское государство разрешает частным компаниям заниматься всеми видами нефтегазовой деятельности.
Основные вопросы, такие как, предоставление новых территорий для разведки нефти и газа, одобрение крупных производственных проектов, решаются норвежским парламентом, Стортингом.
Главный государственный орган исполнительной власти, отвечающий за выдачу разрешений и осуществление работ на нефть и газ в Норвегии - правительство в лице королевского Министерства нефти и энергетики.
В подчинении Министерства нефти и энергетики находится Нефтяной директорат, который непосредственно занимается управлением углеводородными ресурсами. Нефтяной директорат представляет рекомендации министерству, ему также переданы ограниченные полномочия по изданию нормативных правовых актов (постановлений), обязательных для нефтегазовой отрасли.
Нормативные правовые акты (постановления) в сфере безопасности труда и здоровья, охраны окружающей среды, предотвращения чрезвычайных происшествий издает Нефтяной надзор, он же ведет надзор за выполнением постановлений предприятиями нефтегазовой отрасли.
Министерство финансов отвечает за систему налогов и сборов в нефтегазовой промышленности Норвегии.

Участие государства в нефтегазовой деятельности на континентальном норвежском шельфе. Компании Статойл, Норск Гидро, Петоро, прямое финансовое участие государства

Крупнейшая нефтегазовая компания Норвегии - Статойл (Statoil) основана в 1972 г. как государственное предприятие. Основными задачами компании Статойл являются геологоразведка, добыча, транспортировка, переработка, маркетинг нефти и газа, а также продуктов их переработки.
В последние годы компания Статойл подверглась значительной реорганизации. Она была частично приватизирована, с июня 2001 г. ее акции котируются на биржах в г.г. Осло и Нью- Йорке. С тех пор Статойл действует в соответствии с норвежским Законом "Об открытых акционерных обществах"[4]. Государство в настоящее время владеет контрольным пакетом акций Статойл в размере 76.3 %. Норвежское правительство управляет компанией как частный владелец и на коммерческой основе. Государству также принадлежит большой пакет акций второй крупной нефтегазовой компании Норвегии - Норск Гидро (Norsk Hydro). Гидро, так же как и Статойл, зарегистрирована на биржах в Осло и Нью-Йорке.
Помимо косвенного участия в норвежской нефтегазовой деятельности через владение акциями в компаниях Статойл и Гидро, государство выступает в качестве владельца долей в лицензиях на добычу нефти и газа через институт так называемого Государственного прямого финансового участия (State's Direct Financial Interest - SDFI). Раньше общее государственное участие составляло не менее 50 % по каждой лицензии, однако в течение последних лет доля государства уменьшалась.
Летом 2001 г. была основана компания Петоро (Petoro). Петоро не является нефтяной компанией. Она выступает доверительным управляющим долями Государственного прямого финансового участия в нефтегазовых лицензиях. Несмотря на то, что право собственности на доли Государственного прямого финансового участия полностью принадлежит государству, Петоро может свободно распоряжаться всеми правами, которые закреплены за этими долями. Петоро является акционерным обществом, все акции которого принадлежат государству. Государство по закону несет ответственность за все обязательства Петоро по заключенным договорам и по иным обязательствам. Цель Петоро - максимизация экономической стоимости долей Государственного прямого финансового участия. Владение государством долей прямого финансового участия, в частности, означает, что если в какой-то лицензии доля Государственного прямого финансового участия составляет, например, 30 %, то государство несет 30 % расходов в связи с работами по лицензии, но затем получает и продает для получения прибыли 30 % добываемых по лицензии углеводородов. Продажа доли нефти и газа государства фактически осуществляется компанией Статойл.

Лицензия на добычу

Лицензии на добычу, т.е. лицензии на разведочное бурение и добычу нефти и газа на континентальном шельфе, выдаются на конкурсной основе. Норвежское правительство объявляет о возможности подачи заявок на лицензию по определенному количеству лицензионных участков. Заявители могут подавать заявки отдельно или группами. Лицензии выдаются на основании известных, объективных, недискриминирующих критериев. Объявления о конкурсах содержат подробное описание условий и критериев, по которым выдаются лицензии. На основании полученных заявлений Министерство нефти и энергетики само формирует группу (консорциум) компаний-заявителей на каждую лицензию или соглашается (полностью или частично) с составом группы компаний, совместно подавших заявку на лицензию на добычу. Министерство назначает оператора консорциума, который ведет оперативную деятельность по лицензии. Вопрос о последующей замене оператора находится в компетенции Министерства нефти и энергетики.
В лицензии на добычу устанавливаются права и обязанности участвующих компаний по отношению к государству. Данный документ дополняет нормативную правовую базу, содержащуюся в Законе "О нефтяной деятельности", и конкретизирует ее для каждой лицензии. Лицензия на добычу дает исключительное право на разведку, геологоразведочное бурение и добычу нефти и газа на определенной в ней территории. Лицензия на добычу может включать в себя один или несколько лицензионных участков или часть лицензионного участка. Один лицензионный участок охватывает территорию размером в 15 минут широты на 20 минут долготы, что в норвежской части Северного моря в среднем соответствует 500 кв.км.
Лицензия на добычу сначала предоставляется на срок до 10 лет, что сотавляет период разведки. В течение данного периода владельцы лицензии выполняют определенные обязательства по проведению сейсморазведки и/или разведочного бурения. Если к концу периода геологоразведки эти обязательства и другие условия по лицензии выполнены, обладатели лицензии вправе требовать продления лицензионного периода. Продление обычно касается половины акватории, которую охватывает лицензия, и обычно допускается в период до 30 лет, а в особых случаях до 50 лет.
Если все обладатели лицензии согласны, то после выполнения обязательств по геологоразведке можно отказаться от лицензии на добычу.
На освоенных территориях Северного моря скоро будут выдаваться лицензии на все территории, на которые еще не выделены лицензии на добычу. Такие лицензии будут выдаваться на основе двух схем, которые объединяет то, что лицензии выдаются без определенных рабочих обязательств. По первой схеме обладатель может выбрать между тем, чтобы пробурить скважину или отказаться от лицензии ("drill or drop"). По второй схеме обладатель выбирает между тем, чтобы составить план разработки и эксплуатации месторождения (PDO - "plan for development and operations") и освоить его в соответствии с планом, или вернуть лицензию ("PDО or drop").

Отчуждение долей в лицензиях. Право на приобретение доли. Залог и регистрация прав на доли

Лицензии на добычу нефти и газа выдаются юридическим лицам, учрежденным в соответствии с норвежским законодательством и зарегистрированным в норвежском реестре преприятий. Владельцами данного юридического лица могут быть, как норвежские, так и иностранные физические и юридические лица. Таким образом, иностранной нефтегазовой компании, пожелавшей приобрести долю в лицензии на норвежском шельфе, необходимо учредить норвежскую дочернюю компанию. Если иное не следует из решения, принятого Министерством нефти и энергетики, обладатель лицензии должен иметь такую организационную структуру, которая позволяла бы ему самостоятельно управлять нефтегазовой деятельностью из Норвегии. Для достижения этого министерство может установить особые требования для структуры такой организации и ее капитала. Норвежские власти систематически требуют от зарубежных материнских компаний гарантии на обеспечение выполнения тех обязательств, которые дочерняя компания имеет в связи с работами на норвежском континентальном шельфе.
Речь, прежде всего, идет о возможной ответственности за загрязнение окружающей среды, ответственности в связи с возвратом месторождения и проведением ликвидационных работ на месторождении.
Для отчуждения лицензии или доли в лицезии на добычу требуется разрешение Министерства нефти и энергетики. То же самое относится к иной прямой или косвенной передаче интересов в отношении лицензии, в том числе к передаче акций или других документов, которые могут обеспечить контрольный пакет акций или долей в юридическом лице, владеющем долей в лицензии на добычу. Это же условие относится к передаче права собственности на стационарные добывающие установки. Для всех перечисленных видов передачи права нужно также разрешение от Министерства финансов, которое контролирует налоговые последствия сделки. Министерство финансов при одобрении сделки может освобождать от некоторых налоговых требований, которые иначе следовали бы из налогового законодательства.
Если обладателем лицензии является иностранная компания, она может заключить договор о передаче прав и обязательств материнской компании по лицензии норвежскому филиалу ("pass-through agreement"). Такой договор подлежит одобрению Министерством нефти и энергетики.
С согласия Министерства нефти и энергетики лицензиат может закладывать лицензию или свою долю участия в лицензии для организации финансирования работ по данной лицензии.
Юридическое лицо, которое покупает долю в уже существующей лицензии, должно присоединиться к тем договорам по данной лицензии, в которых участвует продавец доли.
С целью обеспечения возможности осуществления залога, а также охраны прав физических и юридических лиц, владеющих лицензиями и долями, норвежским законодательством учрежден Реестр нефти и газа[5]. В нем регистрируются документы по сделкам, касающимся изменений, передачи прав и обязанностей, обременения, признания или отмены прав на лицензию или на долю в лицензии, как на добычу нефти и газа, так и на строительство и ввод в эксплуатацию морского технического оборудования, предназначенного для добычи или транспортировки углеводородов. Реестр нефти и газа должен содержать сведения о регистрационном номере лицензий, дате их выдачи, сроке их действия, процентных долях лицензиатов, а также об операторе. Регистрация в Реестре нефти и газа защищает правоприобретателя от возможных претензий со стороны правопредшественников лица, уступающего право в лицензии, например, со стороны тех, от которых продавец сам приобрел данное право, и от его кредиторов. Регистрация является в отношении третьих лиц - но не между сторонами - подтверждением законности сделки в отношении права на лицензию или на долю в лицензии. Регистрация также защищает от притязаний правопреемников лица, уступающего право в лицензии. Кто раньше зарегистрирует документ, обосновывающий его право, тот и имеет законное и действительное право, даже по сравнению с более старыми (претендуемыми) правами. Исключения допустимы в случаях, если возможно доказать, что лицо, зарегистрировавшее свой документ, знало о праве другого претендента, когда он заключал договор со своим правопредшественником. Реестродержателем Реестра нефти и газа является Нефтяной директорат. Доступ в Реестр свободен, и каждый имеет право получить выписки по зарегистрированной в нем информации.

План разработки и эксплуатации месторождения. План строительства и ввода в эксплуатацию морского технического оборудования

Если обладатель лицензии решает начать освоение нефтегазового месторождения, он должен представить на одобрение в Министерство нефти и энергетики подробный план его разработки и эксплуатации. План, среди прочего, должен содержать описание ресурсной базы, экономических, технических аспектов, а также вопросов, связанных с безопасностью труда и охраны окружающей среды при разработке и эксплуатации месторождения.
Для строительства и ввода в действие новых нефте- и газопроводов и других видов морского технического оборудования на континентальном шельфе также требуется разрешение Министерства нефти и энергетики. Такие разрешения выдаются на основании разработанного компанией плана строительства и ввода в эксплуатацию морского технического оборудования.

Соглашения о совместной деятельности

Условием получения лицензии на добычу является также то, что обладатели лицензии (участники консорциума) заключают между собой соглашение о совместной деятельности ("Joint Operating Agreement") для работы на данном месторождении. По содержанию соглашение о совместной деятельности во многом похоже на обыкновенный гражданский договор. Соглашение регулирует отношения между сторонами, его содержание - стандартное. Оно разрабатывается Министерством нефти и энергетики. Соглашение о совместной деятельности регламентирует организацию и управление проектом и порядок раздела прибыли от нефтегазовой деятельности на данном месторождении.
Соглашение о совместной деятельности обязывает обладателей лицензии (участников консорциума) создать управляющий комитет ("management committee"), который является высшим органом управления консорциума. Все компании-участники консорциума имеют представителя в управляющем комитете. Соглашение о совместной деятельности также определяет задачи и обязанности оператора консорциума и содержит правила голосования на заседаниях управляющего комитета. Норвежские правила голосования с международной точки зрения имеют свои особенности, они сочетают принцип подсчета большинства голосов на процентной основе с большинством от общего числа участников консорциума.

Соглашения о совместной эксплуатации

Если месторождение располагается на территории нескольких лицензионных участков, то обладатели лицензии обязаны заключить соглашение о совместной эксплуатации месторождения ("unitization agreement"). Соглашение о совместной эксплуатации регулирует права обладателей лицензий на нефть и газ месторождения и преследует цель обеспечения наиболее рациональной эксплуатации ресурсов. Для такого рода месторождений соглашение о совместной эксплуатации заменяет соглашение о совместной деятельности. Соглашения о совместной эксплуатации также применяются для обеспечения согласованной эксплуатации двух или более месторождений, которые расположены недалеко друг от друга, в пределах соседних лицензионных участков. Соглашения о совместной эксплуатации подлежат утверждению Министерством нефти и энергетики.
Основанием для распределения долей в месторождении, регулируемом соглашением о совместной эксплуатации, обычно является распределение запасов объединенного месторождения пропорционально входящим в него лицензионным участкам. Доли участников консорциума в объединенном месторождении следовательно будут отличаться от их доли в лицензиях, относящихся к объединенному месторождению.

Договор о ведении бухгалтерского учета

Условием получения лицензии на добычу является также заключение обладателями лицензии договора о ведении бухгалтерского учета, который содержит подробные правила ведения бухгалтерского учета и регулирует другие экономические аспекты совместной деятельности.

Система налогов и сборов в нефтегазовой промышленности Норвегии

Норвежская система налогов и сборов в нефтегазовой промышленности основана на системе обычного подоходного налога с экономической деятельности предприятий. В связи с чрезвычайной рентабельностью нефтегазовой дятельности Закон "О налогообложении подводных нефтегазовых месторождений и пр."[6] в добавление к обычному подоходному налогу ввел особый налог, называющийся "специальным налогом". Ставка обычного подоходного налога - 28 % (как для работ на берегу), а ставка специального налога - 50 %.
Обычный подоходный налог и специальный налог определяются на основе доходов от нефтегазовой деятельности и вычетов расходов. Капитальные затраты амортизируются по ставке в 5 % за каждый год в прямолинейном порядке в течении шести лет, начиная с первого года понесения затрат. Вычету подлежат все относящиеся к освоению месторождения расходы, в том числе на геологоразведочные работы и чистые финансовые расходы. Разрешается консолидация расходов, связанных с работами на нескольких месторождениях.
В нефтегазовой деятельности присутствует высокая степень интеграции и аффилированности между лицами-покупателями и лицами-продавцами. Поэтому с целью определения уровня налогообложения норвежским законодательством создана система "нормативных цен" на нефть, добываемую на континентальном шельфе. Нормативные цены должны соответствовать ценам, за которые нефть могла бы быть продана неаффилированным сторонам на свободном рынке. Нормативные цены применяются на нефть, которая продается, как между неаффилированными лицами, так и между компаниями одной группы. Определение предварительных и конечных нормативных цен принадлежит государственному органу, получившему название Совет по нефтегазовым ценам. Совет уполномочен принимать решение о неприменении правила нормативных цен в определенных областях производства. Совет по нефтегазовым ценам утверждает нормативные цены задним числом за каждый квартал. В последние годы и из-за высоких котировок цены на нефть, Совет обычно определял нормативную цену сырой нефти ежемесячно. Нормативные цены, в принципе, рапространяются на все виды нефти и газа, которые добываются на норвежском континентальном шельфе, но в связи с особенностями налогообложения и уплаты роялти на сухой природный газ здесь берутся за основу цены, определенные в конкретных договорах на продажу газа. Причина в том, что рынок сухого природного газа значительно отличается от рынка сырой нефти. Совет по нефтегазовым ценам пока не определял нормативных цен на газоконденсат. В случаях, когда нормативные цены не определяются, применяются цены, определенные контрактами, если нет особого основания полагать, например, что цены указаны фиктивно низкие.
Вышеупомянутые налоги (обычный подоходный налог и специальный налог) являются главными источники доходов норвежского государства от нефтегазовой деятельности в Норвегии помимо доходов государства от его нефтегазовой деятельности через институт Государственного прямого финансового участия и от владения акциями в компаниях Статойл и Гидро. Государство получает доходы также и в виде других сборов, некоторые из них не имеют фискального характера. Самые важные - плата за добычу ("роялти"), плата за размер лицензионного участка и сбор за выброс углекислого газа.
Плата за добычу ("роялти") носит фискальный характер, но имеет небольшое практическое значение, так как начисление данной платы в настоящее время постепенно прекращается. На сегодняшний день роялти начисляется только на два месторождения - "Гульфакс" и "Усеберг", а после 2005 г. начисление роялти совсем прекратится.
Цель платы за размер лицензионного участка - эффективная эксплуатация площади. Плата за раз мер лицензионного участка обеспечивает возврат неиспользованных площадей обладателями лицензии на добычу. Таким образом, возвращенные площади могут стать предметом разведки и добычи нефти и газа другими компаниями, если они сочтут это целесообразным. Плата за размер лицензионного участка начисляется за все лицензии на добычу по окончании периода разведки. За большинство лицензий на добычу оплата увеличивается ежегодно от 7 000 до 70 000 норвежских крон за квадратный километр в год (т.е. по валютному курсу в сентябре 2004 г. приблизительно от 1 000 до 10 000 долларов США). За лицензии в Баренцевом море оплата составляет только 7 000 норвежских крон за квадратный километр в год, и она не увеличивается. Оператор консорциума несет ответственность за расчет и осуществление платежа платы за размер лицензионного участка.
Сбор за выброс углекислого газа начисляется в целях охраны окружающей среды и оплачивается за стандартный кубический метр газа, который сжигается или выбрасывается, а так же за сжигаемый литр нефти. На 2004 г. ставка была определена в 0.76 норвежских крон (приблизительно 0.11 долларов США) за сжигаемые литр нефти или стандартный кубический метр газа.
Норвегия, также как недавно и Россия, ратифицировала Киотский протокол, который, вероятно, вступит в силу в 2008 году и сделает возможным торговлю квотами на выброс углекислого газа.

Особенности газотранспортной системы с континентального норвежского шельфа

Газ с континентального норвежского шельфа транспортируется с помощью самой большой в мире газотранспортной системы, общая длина которой составляет более 6600 километров газопроводов от континентального шельфа до норвежского берега, а также до Великобритании и Европейского материка.
В начале периода нефтегазовой деятельности в Норвегии транспорт газа на континентальном норвежском шельфе был организован совместными предприятиями нефтяных компаний. Разные совместные предприятия владели разными газопроводами. С 1 января 2003 г. большинство систем газопроводов были соединены в одно, большое совместное предприятие, Газлед (Gassled), владельцами которого являются нефтегазовые компании, работающие на норвежском континентальном шельфе - Петоро, Статойл, Норск Гидро, Тоталь, Экссон-Мобил, Норси Газ, Коноко-Филипс, Эни. Петоро на сегодняшний день владеет 38 % системы, а к 2011 г. будет владеть 48 %. Норск Гидро и Статойл вместе владеют 30 %. Когда мощность системы Газлед увеличится в связи с пуском новых газопроводов, доли владения компаний будут установлены заново в зависимости от объемов капитала, который вложил в совместное преприятие каждый владелец. А любой новый владелец получит долю в Газлед пропорционально объему капитала, который он вложит в совместное преприятие.
Газлед - зарегистрированный владелец инфраструктуры для транспортировки продукции с норвежского континентального шельфа. Но Газлед не имеет штата сотрудников, его работа осуществляется в виде заседаний комитетов по различным направлениям.
За пользование услугами транспортной и обрабатывающей системы Газлед установлены тарифы. Система разделена на четыре тарифные секции. По каждой из этих секций установлены формулы, по которым определяются цены за пользование системой. В основу положен принцип, что прибыль должна получаться главным образом при добыче газа, а не при его транспортировке. По новым газотранспортным системам ивесторы могут расчитывать на чистую прибыль в 7 % до налогообложения. Данный принцип и нормы, с помощью которых он осуществляется, созданы с целью предотвращения получения сверхприбыли владельцами газотранспортной системы, функционирование которой подпадает под определение монопольной деятельности.
Оператором газотранспортной системы Газлед норвежские власти назначили компанию Газко (Gassco AS). Газко является акционерным обществом, все акции которого принадлежат норвежскому государству. Газко несет ответсветнность за транспорт газа с континентального норвежского шельфа в Европу. В 2003 году Газко транспортировала 71,13 миллиардов стандартных кубических метров газа на рынок, что соответсвует приблизительно 14 % всего объема газа, потребляемого в Европе.
Самая старая часть норвежской системы газопроводов была построена в 1970-x годах и новые части все подключаются к ней. Газко должна оценивать потребность в новых частях и координировать развитие системы. Вторая главная задача компании Газко - управление выдачей права на пользование свободными объемами в газотранспортной системе. Через свое членство в Европейском экономическом пространстве Норвегия подчиняется директиве ЕС о газовом рынке (директива ЕС 98/30)[7], которая устанавливает общие правила для стран-членов, что касается их законодательства в области транспорта, поставок, распределения и хранения природного газа, в том числе сжиженного природного газа. Директива устанавливает обязанность обеспечения доступа третьих сторон к газотранспортной системе. Положения данной директивы скоро будут заменены нормами новой директивы в отношении газового рынка - ЕС 2003/55, которая регулирует те же вопросы, но направлена на дальнейшее улучшение функционирования газового рынка, в частности, путем гармонизации тарифов и введением дополнительных норм по обеспечению доступа третьих сторон к газотранспортной системе[8]. Кроме того, с 1 сентября 1995 года норвежская концессионная система должна соответствовать требованиям другой директивы - ЕС 94/22, регулирующей порядок выдачи разрешений на поиски, разведку и добычу углеводородов[9].
Газко обязуется предоставлять право пользования свободными объемами газотранспортной системы на основании объективных, недискриминирующих и прозрачных критериев всем пользователям и в целях наиболее эффективного использования ресурсов континентального шельфа. Существует довольно детальное положение о том, как Газко должна распределять свободные объемы газотранспортной системы между пользователями. Оно определяет правила распределения свободных объемов на первичном рынке. Владельцы системы, т.е. участники Газлед, имеют предпочтительное право на свободные объемы. Оператор, Газко, распределяет их по потребности, а в случае, когда спрос превышает мощности системы, по особым формулам распределения квот. Невладельцам выделяют объемы, если сумма спроса от владельцев не превышает свободные объемы мощностей. Пользователи должны оплатить забронированные ими объемы, будут ли они ими пользоваться или нет. Вторичный рынок организуется компанией Газко как отдельный рынок. Вторичный рынок возникает, когда пользователь, который забронировал на первичном рынке свободные объемы, не имеет потребности в данных объемах или в части данных объемов. Тогда он может продавать свободные объемы другому пользователю, у которого есть потребность в транспортировке. Цены сделок на вторичном рынке свободно определяются сторонами сделок, фиксированные тарифы не применяются. Вторичный рынок обеспечивает более полное использование свободных объемов и более эффективную инфраструктуру.

Отгрузка нефти и газа. Право пользования добытой нефтью и газом

Обладатели лицензии или доли в лицензии имеют право собственности на добытую нефть и добытый газ. Это означает, что каждый обладатель имеет право за свой счет и за свою прибыль продавать количество нефти или газа, пропорциональное его доли участия в лицензии. Лицензии на добычу нефти и газа, следовательно, можно охарактеризовать как совместный пул расходов, но не доходов.
Произведенная сырая нефть отгружается каждому обладателю доли в лицензии целыми судовыми грузами, либо на месторождении, либо после транспортировки по нефтепроводу от платформы к суше с наземного нефтяного терминала. Владелец свободно распоряжается полученными им грузами нефти.
Что касается газа, то каждый обладатель доли в лицензии с правовой точки зрения получает свою долю произведенного газа на самом месторождении и, следовательно, в принципе может отгружать свою часть газа там. Однако, из-за экономической и практической целезообразности транспорт газа от месторождения к системе Газлед обычно осуществляется всеми обладателями лицензии через общий газопровод. Таким образом, каждый обладатель владеет идеальной долей в потоке газа в газопроводе, который поступает в систему Газлед, а также в потоке газа, который идет дальше по транспортной системе Газлед и предназначен для поставки на терминалы в Великобритании и на Европейском материке (в городах Эмден, Зеебрюгге, Дункерк и т.д.). Раньше продажа всего газа с норвежского континентального шельфа осуществлялась так называемым Комитетом по продажам газа ("GFU"), но с 1 января 2002 г. каждый владелец продает свой газ самостоятельно.

[1] "lov av 4. mai 1973 nr. 21 om undersоkelser etter og utvinning av petroleum i grunnen under norsk landomrоde".

[2] "lov av 29. november 1996 nr. 72 om petroleumsvirksomhet".

[3] СЗ РФ, 1997, № 48, ст. 5493.

[4] "lov om allmennaksjeselskaper av 13. juni 1997 nr. 45".

[5] "lov av 29. november 1996 nr. 72 om petroleumsvirksomhet".

[6] "lov av 13. juni 1975 nr. 35 om skattlegging av undersjоiske petroleumsforekomster m.v.".

[7] "Directive 98/30/EC of the European Parliament and of the Council of 22 June 1998 concerning common rules for the internal market in natural gas" // Official Journal L 204, 21/07/1998 P. 0001-0012.

[8] "Directive 2003/55/EC of the European Parliament and of the Council of 26 June 2003 concerning common rules for the internal market in natural gas and repealing Directive 98/30/EC" // Official Journal L 176 , 15/07/2003 P. 0057 - 0078.

[9] "Directive 94/22/EC of the European Parliament and of the Council of 30 May 1994 on the conditions for granting and using authorizations for the prospection, exploration and production of hydrocarbons" // Official Journal L 164 , 30/06/1994 P. 0003 - 0008.

в начало

ПРАВОВЫЕ НОВОСТИ
СУДЫ И СПОРЫ
ОТРАСЛЕВЫЕ НОВОСТИ
ОТСТАВКИ И НАЗНАЧЕНИЯ
МОНИТОРИНГ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА