media.lawtek.ru
ВЫШЛИ В СВЕТ
КОНТАКТЫ

115054 Москва, ул. Зацепа, 23

Тел.:  +7 (495) 215-54-43,
Тел.:  +7 (499) 235-47-88,
Тел.:  +7 (499) 787-70-22,
Тел.:  +7 (499) 787-76-85.
Факс: +7 (499) 235-23-61.

e-mail: info@lawtek.ru

Внимание!!!

Временно единый телефон ПравоТЭК +7 (495) 215-54-43

У президента решилось насчет налогов
О том, какие предложения по выходу из налогового кризиса были одобрены и поддержаны "наверху", рассказал Сергей Пепеляев, управляющий партнер компании "Пепеляев, Гольцблат и партнеры", президент Российской ассоциации налогового права.

Действия налоговых органов в последнее время затмили даже события международной важности. Налогоплательщика надо проверять, проверять и еще раз проверять. И так до бесконечности. Уголовные дела по ст. 199 УК РФ за уклонение от уплаты налогов следует возбуждать сразу после подачи декларации. Заявлен налог к вычету? Злостная неуплата. Особый цинизм. Недоплатил — значит, ворует из бюджета.
Отсутствие официальной информации порождает слухи. Слухи выливаются в сплетни, сплетни — в тревогу и неуверенность.
Пока инициативы чиновников в налоговой сфере обсуждаются в СМИ со ссылками на "достоверные источники", ни один предприниматель не чувствует себя спокойно. Это влияет на бизнес-климат самым пагубным образом. ЮКОС, башкирские дела, решения Конституционного суда о налоговых проверках, популярные доначисления налогов за энное количество прошлых лет, какие-то записочки — не то президент передал что-то, не то президенту передали. Кто-то должен поставить точку. Александр Жуков, зампремьера, попытался. Получилось невнятно. Главное, последствия неясны.
Обратимся к фактам.
С 1999 по 2003 год количество налоговых споров, рассмотренных арбитражными судами, выросло на 300%.
В 2004 году на долю налоговых пришлось 67,7% общего количества дел, возникающих из административных правонарушений. Из них 42,6% заняли чисто налоговые споры. Требования налоговых органов о взыскании санкций удовлетворены в 71,3% случаев — всего лишь потому, что налогоплательщик их и не оспаривает. Некоторые даже в суд не являются. Но вот если уж решают поспорить, то тут все ровным счетом наоборот. В 73,3% случаев в спорах о признании недействительными актов налоговых органов суды принимают сторону потерпевших.
То есть примерно три четверти решений фискальных органов суды признают незаконными.
Это налоговое администрирование? Это работа, на которую стоит тратить деньги? Риторический вопрос.
Прояснить ситуацию с налогами решил Сергей Пепеляев, управляющий партнер компании "Пепеляев, Гольцблат и партнеры". И вот какими сведениями поделился, вернувшись из администрации президента.
1. Перечень документов, представляемых с налоговой декларацией, а также при проведении камеральных проверок, должен быть закрыт. Повторное представление уже "изученных" документов исключается.
Статья 88 Налогового кодекса РФ устанавливает, что если в ходе камеральной проверки обнаружены ошибки или несоответствия, можно запросить у организации подтверждающие документы. По логике это могут быть лишь регистры бухгалтерского и налогового учета. На деле фискалы требуют "первичку". Представьте: у завода на 50 млн рублей льгота по капвложениям. И он в течение пяти дней должен представить первичные документы — договоры, платежки, акты о постановке на учет основных средств и прочее. Не успел? На шестой день налоговики объявят льготы необоснованными. И вопреки тому, что статья 88 НК РФ наказаний не предусматривает, доначислят налоги, вынесут решение о штрафах и пени.
Конечно, суд возразит. Но суд — это время, нервы и деньги. Не всякий на это пойдет. Вот и почва для взяток благодатная, ничего более.
2. Срок представления подтверждающих документов увеличивается с пяти до десяти рабочих дней.
Сейчас ст. 93 НК не разграничивает рабочие дни от календарных, от праздников. Последствия очевидны.
3. Продлить срок представления организацией возражений по акту выездной проверки налогового органа с 15 до 20 дней.
Налоговый орган пока вправе проверять организацию два месяца, да еще продлевать срок, если потребовались встречные проверки, информация о контрагентах и т. п. Если у предприятия есть филиалы и представительства, и того дольше. У крупнейших плательщиков проверки тянутся от шести до девяти месяцев. За это время фискал накопит чемоданы "компры". А налогоплательщик может возражать лишь в течение двух недель. Определенно, должна быть некая пропорция между сроком проверки и сроком возражения. И не такая, как сейчас, не один к четырем: два месяца проверка — две недели для возражений. Заняли полгода — дайте хоть месяц разобраться с решениями.
4. Создать в налоговых органах специальные отделы по рассмотрению жалоб плательщиков с тем, чтобы проверяльщики не могли бы рассматривать жалобы проверяемых.
В правовом смысле эта идея трудно реализуема. В каждой инспекции создадут апелляционную комиссию, хоть и являющуюся структурным подразделением инспекции, но формируемую вышестоящим налоговым органом. Критерием оценки ее деятельности будет показатель, основанный на рассмотрении исков и жалоб плательщиков вышестоящим органам, судам и арбитражным судам. Так уж сложилось, что надзорному (читай — налоговому) органу у нас спускается задание по наполнению бюджета. Вот он и занимается выполнением плана. Апелляционная комиссия же будет бороться за свои показатели.
Эксперты рассчитывают, что так сложится система сдержек и противовесов, тем более что для апелляционной комиссии высший орган — Министерство финансов.
И хотя трудно представить, что финансовое ведомство отдаст предпочтение защите интересов налогоплательщиков перед наполнением бюджета, ничего лучшего пока придумать не удалось.
Ну вот надо вписать в нашу систему пожелания президента, что делать┘
5. Возражения плательщика после налоговой проверки должны рассматриваться в его присутствии.
Смысл этой новации в том, чтобы организация могла представить свои контраргументы, даже если она на это не претендует. Наказание маячит, а ей по барабану. Но если есть закон, он должен работать, и не так, как сейчас, когда процедура рассмотрения возражений — не более чем пустая формальность.
6. Акт налоговой проверки о доначислении налогов должен быть одобрен вышестоящим налоговым органом.
Подобная новация призвана защитить фондовый рынок, наиболее подверженный влиянию разного рода слухов. Усилить персональную ответственность руководителя налоговой инспекции необходимо не в последнюю очередь из-за того, что на данном этапе начальнику ИМНС ничего не стоит свалить вину на какого-нибудь младшего инспектора. А вот если в акте сумма доначисленных налогов превысит лимит — например, $5 млн или $10 млн, решение будет принимать вышестоящий налоговый орган, да еще после предварительного анализа результатов проверки. Существуют предложения и о привязке суммы доначислений к финансовым показателям плательщика. Но здесь возможен поток актов малого и среднего секторов бизнеса, чья деятельность на фондовый рынок влияет мало┘
7. Ограничить максимальный календарный срок проверки, предусмотрев его продление лишь в исключительных случаях.
Тем, к кому приходили с налоговой проверкой, хорошо известно, что ее срок не может превышать двух месяцев (ст. 89 НК РФ). Однако при проверке учитывается лишь время нахождения инспекторов на предприятии. Спасибо КС РФ, поддержавшему 16 июля 2004 года такую позицию (определение 169-О) Получается, что предприятие постоянно находится под налоговым мечом, под перманентным налоговым контролем.
Все равно как если бы срок нахождения обвиняемого по уголовному делу исчислялся бы лишь часами его присутствия на допросе.
В президентском проекте предлагается установить твердый непрерывный срок налоговой проверки — 40 рабочих дней, следующих друг за другом. Исключения допускаются: для крупных плательщиков — дополнительно 20 дней по решению руководителя вышестоящей налоговой инспекции; приостановка проверка на случай проведения экспертизы, но не более чем на 20 дней за весь срок проверки. А основание для повторной проверки — не иначе как приговор уголовного суда, установившего факт преступного сговора организации и проверяльщика.
Почему бы и нет? Ведь налоговая инспекция — это профессиональный государственный орган. Так какие повторные проверки вообще могут быть? На то они и профессионалы.
8. Изменить порядок предоставления отсрочек по уплате налогов при угрозе банкротства.
Пока что налоговые органы дают отсрочки или рассрочки по уплате налогов по-своему, удобряя почву для развития коррупции. Если же критерии закрепить законом, фискалам не останется иного выхода, как закону следовать. Результат многообещающий: и бизнес можно сохранить, и мздоимство пресечь.
9. Ограничить количество проверок одного и того же налогоплательщика.
Весьма жизненная ситуация. Январь — пришли проверять НДС. Февраль — налог на прибыль. Апрель — ЕСН и НДФЛ — и так далее, до конца года, и в следующем году. Сплошной контроль.
Вся бухгалтерия работает на фискалов. Бизнесу не остается ничего.
Количество проверок не должно превышать трех в течение двух лет. И перерыв между проверками не должен быть менее шести месяцев — на реабилитацию.
10. Приостановить течение срока обжалования решения налоговых органов в суде на период рассмотрения спора в налоговом органе. Арбитражно-процессуальный кодекс РФ разрешает налогоплательщику обжаловать в суде решение фискального органа в течение трех месяцев со дня вынесения. Но пока предприятие оформит жалобу, пока ее подаст, пока суд рассмотрит — три месяца пролетят как один день.
Таким образом предприятия как бы подталкивают к обращению именно в арбитражные суды, по сути лишая их возможности урегулировать спор в административном порядке.
Все составляющие президентского законопроекта будут обсуждаться на всероссийской конференции 15 марта. Что ими займутся эксперты, юристы, адвокаты, судьи и чиновники. Что все они должны в том или ином виде воплотиться в изменения к Налоговому кодексу России.

Ирина Ордынская
Газета.Ru

в начало

ПРАВОВЫЕ НОВОСТИ
СУДЫ И СПОРЫ
ОТРАСЛЕВЫЕ НОВОСТИ
ОТСТАВКИ И НАЗНАЧЕНИЯ
МОНИТОРИНГ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА